Вдохновлённые Кораном

«Собрание знамений от Аллаха. Избранное». Так я бы назвала книгу, советуйся со мной её составитель – поэт Адалло. Завораживающая с первых же страниц живая полифония цитат, биографий, историй прихода в ислам ярчайших личностей, каждая из которых – знамение от Аллаха.

Созданная по замыслу автора, а это, несомненно, даваат, призыв к исламу, – книга не могла бы выдержать строгой рубрикации по разделам, как задумывалась поначалу: высказывания мыслителей об исламе; рассказы о людях, принявших ислам; ислам и мировая классическая литература; критика секуляризма и неверия, распространившиеся в западном и прозападном мире, и т. п. Чудеса распространения ислама и пути его ренессанса нельзя классифицировать, привести к заданному алгоритму: в этом пути Господни неисповедимы, а автор, задавшийся целью их обобщить, обречён быть ведомым собирателем и описателем знамений от Аллаха. Что и произошло. Книги с подобными структурой и содержанием – с множеством цитат, изречений, упоминанием известных и популярных личностей – на коммерциализированном языке современной литературы зовутся бестселлерами. Да, по форме это бестселлер, но пусть не вводит читателя в заблуждение лёгкость и занимательность этого чтива. По своему внутреннему, неявному содержанию я бы обозначила существо этого труда как объективное социальное измерение общества и индивидов посредством универсальной шкалы ислама.

Не буду и далее томить читателей обобщающим вступлением, а обращусь прямо к описанным в книге отдельным эпизодам, потрясающим до глубины души человека «разумеющего».

История коммуниста

История одного из основателей коммунистического движения во Франции, всемирно известного публициста и общественного деятеля Роже Гароди, 37 лет состоявшего в Коммунистической партии Франции, входившего в её политэлиту, а в 65 лет принявшего ислам, звучит как звонкая оплеухаатеистам и скептикам всех мастей.

Первое «знакомство» с исламом у него состоялось в концлагере в Северной Сахаре. Его в числе организаторов общелагерного восстания приговорили к расстрелу. Но приговор не был приведён в исполнение. Никто из приговорённых не мог объяснить такой счастливый исход. Впоследствии Гароди в одном из своих интервью скажет: «Нас пощадили, так как те, кто нас охранял, были мусульманами с юга. У них не было никаких причин нас любить, но для них это был вопрос чести, они понимали, что человек с оружием не стреляет в безоружного». В апреле 1970 года его исключают из рядов Коммунистической партии. Его разрыв с Компартией стал полной неожиданностью, ведь Гароди достиг высот в своей политической карьере, обрёл известность не только в своей стране, но и во всём мире.

Глава СССР Леонид Брежнев тогда посвятил целый доклад «ренегату Гароди». Известие о принятии ислама Роже Гароди в 1982 году стало ещё одной сенсацией в глазах мировой общественности. Мыслитель так объяснял своё решение: «Да, сегодня я мусульманин! Вы спрашиваете: почему я принял ислам? Своим выбором я опередил эпоху».

СубханАллах! Свидетельство веры (шахада) некогда ярого представителя одной из двух господствовавших во второй половине ХХ в. идеологий – коммунистической (вторая – капитализм) – это знамение от Аллаха для людей «разумеющих».

И дай Аллах нам всем не опережать эпоху, а жить в ней!

В книге множество подобных, цепляющих за душу и разум примеров.

Поэзия о Коране

(…) Ещё одна глава книги посвящена отражению Корана и коранических заповедей в поэзии и прозе зарубежных и русских классиков: Гёте, Пушкина, Льва Толстого, Достоевского, Бунина, Леонида Андреева и др .

Харис Исхаков в книге «Пушкин и религия» проводит параллели между аятами Корана и смысловым содержанием отдельных произведений Пушкина, особенно поэтического эссе «Подражание Корану». Как дуа, например, звучат следующие строки:

Да притечём и мы ко свету,

И да падёт с очей туман.


Строки из «Бориса Годунова» вторят кораническому принципу – что словам и деяниям предшествуют намерения человека:

Твои слова, деяния судят люди,
Намеренья Единый видит Бог.

«В рукописи «Евгения Онегина» также были слова:

В Коране много мыслей здравых,
Вот, например: «Пред каждым сном
Молись; беги путей лукавых,
Чти Бога и не спорь с глупцом.


В конце стихотворения «Памятник» звучит: «И не оспаривай глупца». Вспомним строки «Пророка»:

И он мне грудь рассёк мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнём,
Во грудь отверстную водвинул.

Эта идея явно навеяна Кораном («Разве не расширили Мы тебе грудь и не избавили тебя от ноши твоей»),хадисом о пророке Мухаммаде (мир ему и благословение), кому ангелы раскрыли грудь и вынули сердце и очистили снегом, а затем, вложив его в грудь, удалились.

Завершающие слова исповеди автора и призыва Бога – «Восстань, Пророк…» – повторяют слова, обращённые к Мухаммаду (мир ему и благословение), в начале седьмой части поэмы – «Восстань, боязливый».

Пушкин называл себя «угадчиком», ибо пророк Мухаммад (мир ему и благословение), был последним Посланником Всевышнего Творца. Может быть, он первым из пророков муз назвал ислам мировой религией».

(…) В сборнике также собраны статьи, свидетельствующие о моральном разложении традиционных церквей и их служителей, об идейном кризисе наций, положивших в основание своей консолидирующей государственности догматические постулаты «святых апостолов» – основателей церкви.

Коварство (в юзерском, полезном смысле слова) автора сборника о знамениях Аллаха – в том, что всё его творчество ограничилось идейным начальничеством и рутинным собирательством фраз, цитат, биографий – не более. Но и не менее. Свою благую цель – даваат – автор, безусловно сам мусульманин, реализует невероятно искусно, уходя от самопроявления и предоставляя восторженно говорить об исламе самым неожиданным героям – Биллу Клинтону, Тони Блэру, Наполеону, Карлу Марксу, Самюэлю Хантингтону, Чаадаеву, Бисмарку и многим-­многим другим.

Формула естества

Читая всё это трёхсотстраничное собрание знамений, в который раз «открываешь» для себя истинность единобожия. «Нет божества, кроме Аллаха, и Мухаммад (с.а.с.) – Его посланник». Казалось бы, что может быть яснее и проще этой формулы? Простая, ёмкая, полная естества и свободы формула жизни как акта поклонения Всевышнему и никому, кроме Него. Но вместо этого философы со времён Сократа и до наших дней задаются «вечными» вопросами: что есть «бытие»? для чего дана человеку жизнь? что первично: сознание или материя? что есть истина? истина абсолютна или относительна?Ответы на них соответствующе «безответственны» для касты «избранных», претендующих на истину. Истина у философов абсолютна и относительна одновременно. УПлатона первична идея (сознание), у Аристотеля – материя. Жизнь человеку дана чтобы… наслаждаться (согласно гедонистам и эпикурейцам), страдать (согласно киникам), служить государю (по Платону). Вот на такой-то вопрос Кант отвечает так, а по Гегелю это так… Плодовитая «пранаука» всё открывает и открывает новые философские измерения жизни (не ответив при этом ни на один из поставленных ею же «риторических» вопросов): экзистенциализм, рационализм, позитивизм, платонизм и неоплатонизм, ренессанс, декаданс, просвещение, марксизм, религиозные философские школы… Истина та, которую я (Кант, Гегель, Маркс,Энгельс…) считаю таковой?

Проходят тысячелетия, уходят в «небытие» миллионы и миллиарды людей, с карты земли исчезают целые народы, а эти любители мудрости заводят человечество в нескончаемые ловушки разума. Монахи, римские папы, муфтии, шейхи-наставники, «святые» отцы церкви, «политологи» и «эксперты» с не меньшим остервенением предлагают человечеству стать рабами их ограниченного человеческим измерением разума.

Немецкий дипломат, принявший ислам, – Мурад Хоффман – в своей лекции «Ислам и будущее» в её резолютивной части констатирует: «Как бы то ни было, на начало третьего тысячелетия остались лишь две модели мировоззрения, способные завоевать сердца и умы людей на Западе: постмодернистский секуляризм и ислам»… Его рецепт ускорения исламизации мира: «Надо быть самоуверенными и занимать активную позицию, а не становиться в позу несправедливо обвиняемого и постоянно искать оправдания. Надо быть не тем, кто о чём-то просит, а тем, кто сам может что-нибудь предложить другим людям».

И, правда, жизнь верующего мусульманина прекрасна: она целенаправленна, полна духовного осмысления. Ведь Всевышний Создатель через Своего Пророка (с.а.с.) довёл до людей: «Я создал джиннов и людей только для того, чтобы они поклонялись мне».

Эта религия – ислам – совершенна. Нет в ней изъяна, нет «риторических» вопросов, бесплодных исканий, игр разума, довления страстей и похоти. Нет в ней места невеждам, сокрывающим своей ложью истину. Зато есть бесконечная свобода для рабов Аллаха. Но степень её достижения зависит от самого человека: от его знания и понимания божественной сути бытия, от его готовности быть свободным. От того эта религия во все времена привлекает сильных, умных, благородных, свободных духом адептов. Умар, Али, Абу Бакр, Усман, Салахуддин,имамы Газимагомед и Шамиль… и вплоть до наших дней.

Я хочу поблагодарить автора задуманной книги за удовольствие, полученное от её прочтения, выразить надежду, что она максимально послужит цели её создания, и в завершение попросить Аллаха: «Господь наш! Не уклоняй наши сердца в сторону после того, как Ты наставил нас на прямой путь, и даруй нам милость от Себя, ведь Ты – Дарующий!»



0 комментариев