Соблазны и мы

Раб страстей, я в унынье глубоком - увы!

Жизнь прожив, сожалею о многом - увы!

Даже если простит меня Бог милосердный,

Стыдно будет стоять перед Богом - увы!

(Омар Хайям)

Будем ссылаться на дьявола?

Сегодня очень часто можно столкнуться с такой мыслью, что некая доступность всего и вся вокруг нас как бы "сокращает" возможность соблюдения верующими предписанного вероуставом. Но только ли внешний фон является причиной ослабления веры (в ракурсе наших деяний)?

Безусловно, в определенной степени повсеместно ощущаемый климат допустимости недопустимого воздействует на человека. На кого-то визуально, на второго - через призму «дотрагивания» до него, на третьего - посредством желания попробовать вкус «запретного плода» и т. д. Наверняка, многие из верующих сталкивались с такой ситуацией. Пусть мы не афишируем внезапно (а иногда и постепенно) вторгающееся в нас отрицательные (с точки зрения веры) позывы, но внутри себя-то собственные слабости мы знаем. Вопрос, однако, чуть в ином. Насколько усматривается, данного рода ситуация характерна практически для любого социума, вне зависимости от общественно-экономической формации и времени года, так сказать. Этот нюанс подтверждается коранической констатацией

приукрашенности "для людей" любви "к удовольствиям, доставляемым женщинами, сыновьями, накопленными кантарами золота и серебра, прекрасными конями, скотиной и нивами. Таково преходящее удовольствие мирской жизни" ("Семейство Имрана": 14).

Так что в аспекте нашей тяги к запрещенному дело далеко не в сегодняшнем беспределе вседозволенности. Во всяком случае, не в такой степени, как, возможно, нам самим хотелось бы оценивать. Не случайно, в комментариях к вышеприведенному аяту известный мусульманский правовед ХХ века, шейх Абд Ар-Рахман Ас-Саади, писал, что "людям нравятся мирские удовольствия", привлекающие взоры и привязывающие к себе их сердца. Каждый человек "испытывает влечение к одному из перечисленных видов мирских благ", становящихся "самым заветным желанием и наивысшей целью", хотя по сути они - преходящи и быстро исчезающи(1).

Тонкость тут, однако, в том, что в некоторых случаях эта самая "преходящесть" оказывается довольно длительной, могущей исчезнуть на время, но вскоре возвращающейся. Причем не вследствие собственной инициативы, а непосредственно под нашим, внешне неафишируемым, воздействием (настроем, желанием). Т.е. речь - о нашем привыкании к тем или иным соблазнам (проявляющихся как в материализованном, так и чувственном вариациях), от которых нам сложно отказаться.

Конечно, в аспекте происходящего мы можем ссылаться на происки Дьявола, и не безосновательно, т.к. он действительно пытается всеми доступными формами сбить верующих с пути Истины. Но зададимся откровенным вопросом в свой адрес, не прикрываемся ли мы частенько ссылкой на происки Сатаны, понимая, что сами тянемся к реализации недопустимого (не намереваясь отказаться от собственных слабостей)? Авторитетный богослов IV в., почитаемый Православной церковью в лике святителей и Римской католической церковью, Григорий Нисский использовал такую фразу: "Естество наше, соделавшись страстным". Наверное, ее можно рассматривать с такого угла, что никто иной, как мы сами, являемся источником собственных поступков. В качестве подтверждения этой мысли, Г. Нисский раскрывает: "Неестественно было Богу создать что-либо подобное", и "пока в человечестве не произошло стремления ко злу, естество человеческое было Божиим неким достоянием"(2).

Т.е. первично, все же, как бы мы и не отнекивались от этого, наше внутреннее. Пусть Сатана вертится вокруг нас с удвоенной энергией, но, в конце концов, осознавая собственный лидирующий почерк в нарушении тех или иных постулатов, мы ведь сами продолжаем и продолжаем ступать по дороге, ведущей к непослушанию Всевышнего. Не случайно епископ Православной российской церкви (XIX в.), проповедник Игнатий (Брянчанинов) фиксировал намерения дьявола «обольстить и обмануть нас» путем опоры «на наше состояние самообольщения». В результате в движение приводятся наши страсти, "болезненныя влечения", а, облачая «пагубные требования» в благовидность, Сатана «склоняет нас к удовлетворению страстей»(3). Тем самым, нас подстерегает опасность, описанная шейхом Мухаммадом ибн Усеймином. Как отмечается им, будучи несвободными в ослушании Господа, в случае, если не исполним предписанное Им, мы не сможем "больше называться рабом Аллаха", т. к. оказываемся "рабом шайтана, страстей и желаний"(4)

Удастся ли вылечиться?

В свете излагаемого, самое сложное, наверное, осознавать собственную слабость. Т.е. верующий, искренне поклоняющийся Всевышнему и чувственно-разумно стремящийся исполнять коранические постулаты, вряд ли оправдывает себя. Согласимся, мы ведь прекрасно осознаем, что даже ощущая игру дьявола, не можем воспользоваться данным нюансом в качестве некой защитной индульгенции от нарушения Слов Господа. Да, пусть мы не из тех, «кто обожествил свою прихоть» ("Различение": 43) и мучаемся из-за совершаемого (периодически или основательно) в повседневной жизни, но это же не освобождает нас от попадания завтра в когорту лиц, характеризующихся Книгой беспечными «к Последней жизни» ("Римляне": 7) и потакающими "своим страстям"("Женщины": 27).

Поэтому целесообразно своего рода самокопание - в плане определения реальных причин, ведущих нас к греху. Только таким образом возможно осознание, что же, все-таки, толкает нас на скользкую дорогу, постепенно превращающуюся в обыденный маршрут? Этот подход может подвести к определенным выводам, положительным для грешащих (в аспекте нахождения хотя бы отдельных деталей внутренних минусов). И если мы серьезно настроены на недопущение рецидива сползания к нарушениям, то, разобравшись в себе, окажемся в числе лиц, искренне пытающихся отказаться от пути к греху. Благо, Откровением констатируется, что Всевышний "не меняет положения людей, пока они не изменят самих себя" ("Гром": 11), а "тому, кто боится Аллаха, Он создает выход из положения" ("Развод": 2).

Так что никто не решит наши проблемы за нас. Мы сами должны позаботиться о Следующей жизни, чтобы не опоздать стать на рельсы соответствия образу достойного верующего. Ведь тем, "кто боялся предстать перед своим Господом и удерживал себя от страстей, пристанищем будет Рай" ("Исторгающие": 40-41). В противном случае нельзя исключить возникновения ситуации, описанной в поэтическом жанре поэтом-декабристом Кондратом Рылеевым:

Ужасно быть рабом страстей!

Кто раз их предался стремленью,

Тот с каждым днем летит быстрей

От преступленья к преступленью.

Без сомнений, здесь подразумеваются преступления не юридического толка, а нарушения слов Всевышнего (т. е. духовная, морально-нравственная сфера).

Повторимся, наверняка, все мы, трезво взвешивая за и против своих поступков, поведения, досконально знаем собственные прегрешения. Но далеко не всегда готовы однозначно попрощаться с ними. Так попытаемся не задерживаться в изменении отношения к ним и предпринятии шагов, позволяющих с честью выйти из собственной клетки "затемнения". Не будем забывать, что, улучшая себя, мы улучшаем свою жизнь и перспективы. Причем не только наши, но и наследников. ИншаАллах!

1.Толкование Священного Корана шейха ‘Абд ар-Рахмана ас-Са‘ди

http://qurani-kerim.narod.ru/sady/003.htm

2.Григорий Нисский. О душе и воскресении. Диалог с сестрой Макриной

http://simvol-veri.ru/xp/grigoriie-nisskiie.-o-dushe-i-voskresenii.-dialog-s-sestroie-makrinoie.html

3.Епископ Игнатий (Брянчанинов). О прелести...

http://www.librarium.orthodoxy.ru/ignatiy/i_01.htm

4.Вопрос: "Я могу делать что хочу"

http://fatwaonline.net/?view=question&id=41638



0 комментариев