«Турция и Иран оказались не единственными, кто «дразнил» Россию базой…»

На минувшей неделе российские военно-космические силы покинули иранскую авиабазу Хамадан, с которой планировалось осуществлять полеты в Сирию для борьбы с террористами. Не пустили Россию и на обещанную ранее турецкую базу Инджирлик, которой до сих пор пользуется НАТО. Почему столь странно повели себя Тегеран и Анкара? Какие надежды на ближневосточные авиабазы возлагают в Москве? На эти и другие вопросы отвечает политолог и колумнист «Реального времени» Гумер Исаев.

Тренд на «сверхдержавность»

«Наша база в Иране» — едва ли не один из самых популярных сюжетов уходящей новостной недели. Действительно, возможность предоставления Ираном базы для действий российской авиации в Сирии казалась серьезным политическим успехом и признанием особой, практически «сверхдержавной» роли России на Ближнем Востоке.

Военное присутствие в других частях мира — удел немногих стран и показатель особой международной значимости. Закрытие российских баз на Кубе и во Вьетнаме в начале 2000-х ознаменовало отказ от былых имперских амбиций, но сегодня, когда «сверхдержавность» снова в тренде, а внешнеполитические успехи позволяют забыть об экономических трудностях, возможность военного присутствия за пределами страны, да еще и в одном из наиболее горячих регионов планеты, символизировало бы возвращение России в мировую политику как сверхдержавы.

«Военное присутствие в других частях мира удел немногих стран и показатель особой международной значимости». Фото vistanews.ru (Радиоэлектронный центр в Лурдесе)

Известный своими эксцентричными заявлениями В.В. Жириновский заявил, что «имея базу в Иране, мы, в случае необходимости, сможем осуществлять военные операции по всему Ближнему Востоку». Ему вторили многие аналитики, рассуждавшие о радужных перспективах российского военного присутствия в зоне Персидского залива.

Казалось, в эпоху перемен, в которые погрузился Ближний Восток, вопрос военного присутствия сверхдержав стал снова актуален. О строительстве военно-морской базы в Бахрейне заявила Великобритания. Военное присутствие в регионе Ближнего Востока усиливают Франция и Германия. Казалось, и Россия хотела бы получить что-то большее, чем небезопасные объекты в объятой гражданской войной Сирии…

Ни Хамадана, ни Инджирлика

Но тех, кто очень спешил порадоваться возможности российского присутствия в Персидском заливе, ждало разочарование — вскоре российские самолеты покинули территорию Ирана. Внутри Тегерана разгорелась нешуточная дискуссия, показавшая, что некоторые влиятельные политические силы категорически против того, чтобы Иран предоставлял базу России. Можно пенять на восточное коварство или на наивность отечественных политиков и журналистов, которые слишком усердно радовались новой базе в Иране, но факт остается фактом — российская авиация не сможет на постоянной основе использовать иранские объекты. Министерство обороны РФ не нашло ничего лучше, чем сообщить, что российские самолеты покинули базу Хамадан в Иране, потому что выполнили свои задачи. Разговоры о «стратегическом присутствии» стихли.

Еще недавно российские СМИ писали о возможном использовании Россией турецкой базы Инжирлик. Фото n1.by

В контексте «иранского инцидента» следует обратить внимание на то, что дискуссия о «заморских базах» в контексте российского вовлечения в сирийские дела, поднимается в последнее время весьма часто. Еще недавно российские СМИ писали о возможном использовании Россией турецкой базы Инжирлик. Этот крупнейший военный объект на территории Турции используется войсками НАТО, а также Саудовской Аравией и Катаром.

О возможном использовании Россией базы в Турции еще в июле говорил турецкий министр иностранных дел. Делал он это в преддверии визита Эрдогана в Россию. Вообще, в контексте турецко-российского примирения подобные заявления звучали очень даже обнадеживающе и нашли свой отклик в России. После неудачного переворота в Турции и начала охлаждения отношений между Анкарой и Вашингтоном стало казаться, что Эрдоган поменяет вектор своей политики. Такие персонажи, как Дугин, рассуждали о выстраивании евразийской геополитической оси, куда войдут Россия, Иран и Турция. На полном серьезе звучали заявления о вероятном выходе Турции из НАТО…

Форма давления на Вашингтон

Но ситуация с Турцией разрешилась вполне ожидаемо — вице-премьер Турции Нумар Куртулмуш заявил, что Россия не может пользоваться Инжирликом, так как не является членом НАТО. Важно отметить, что заявление Куртулмуша сделано на фоне визита Джо Байдена в Анкару. И накануне вторжения турецкой армии в Сирию.

Вице-премьер Турции Нумар Куртулмуш заявил, что Россия не может пользоваться Инжирликом, так как не является членом НАТО. Фото turkishsquare.com

Но Турция и Иран оказались не единственными, кто «дразнил» Россию базой. Не так давно бывший президент Йемена Салех заявлял о возможности предоставления России объектов в Йемене. Был бы он еще действующим, а не бывшим президентом…

Как бы ни льстили России приглашения разместить военные ресурсы на территории других стран, нужно понимать, что они часто являются для ближневосточных государств не более чем одной из форм шантажа США.



1 комментариев


  1. (31.08.2016 20:46) #
    2

    все страны кружатся вокруг сша, как девки легкого поведения перед богатым клиентов, как там Джемаль недавно выдал перл, сказав что "Иран, Россия, Турция - это компания неудачников, компания лузеров", "почему они собираются вместе?", "зачем и кому это нужно?" и вправду зачем? ведь последнее слово и так за штатами.