Светский апокалипсис

Нижняя палата парламента приняла в первом чтении поправки в Закон «О свободе совести и религиозных объединениях» вместе с правительственным законопроектом «Об образовании в РФ», в соответствии с которыми администрация школьного учреждения может принять решение о выделении верующим отдельного помещения, комнаты, здания. Для этого необходимо соответствующее ходатайство со стороны учащихся и их родителей.

В 2007 году Европейский суд по правам человека вынес решение по делу «Кузнецов и другие против России». Инициаторами этого дела выступили протестанты. Результатом был следующий вывод европейского суда: помещения муниципальных и образовательных учреждений могут быть использованы для проведения религиозных обрядов. Правда, при условии, что религиозные обряды проводятся во внеучебное время, не препятствуют образовательному процессу и не подразумевают вовлечения учащихся и педагогов в религиозные объединения, – сообщает РБКdaily.

Перспектива появления в общеобразовательной школе молитвенных домов на фоне недавней дискуссии в обществе относительно дозволенности ношения хиджаба ученицами одной из сельских школ Ставрополя вызвала бурную дискуссию в российском обществе.

С критикой подобной инициативы выступили представители Общественной палата России. «Подобное решение может стать зоной конфликтов между различным конфессиями», – считает член Общественной палаты, директор Центра образования №548 “Царицыно” Ефим Рачевский.

Рачевский напомнил, что в соответствии с Конституцией РФ церковь отделена от государства, «а школа – это общеобразовательное государственное учреждение».

В.Чаплин: «Дети и учителя имеют право на молитвенную жизнь».

Новую инициативу Русской православной церкви мы попросили прокомментировать Председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества, протоирея Всеволода Чаплина:

- Инициатива церкви о появлении в общеобразовательной школе молельных комнат, она вообще правильно понята обществом?

- Это давняя инициатива, и вообще во многих школах есть домовые храмы, молитвенные комнаты, есть и в вузах. Дети и учителя имеют право на молитвенную жизнь. Это касается учителей разных религиозных учений. Во всем мире в студенческих кампусах, во многих школах есть молитвенные помещения обычно разных религиозных традиций. Здесь нет ничего противоестественного. Во многих местах эта практика уже сложилась, только ее надо законодательно оформить, чтобы она не зависела от смены персоналий или смены настроений руководства школы или иного вуза. Потому что, освещенный домовый храм вряд ли стоит превращать в склад или что-то подобное.

- Скажите, а эта инициатива вернуть молельные помещения лишь в зданиях тех школ, которые раньше были культовыми христианскими сооружениями, или речь обо всей системе общего образования?

- Этих помещений уже достаточно много. Нужно просто закрепить их положение. Иногда это исторические домовые храмы и молитвенные комнаты, иногда они пристроены. Практика обширна и распространена.

- А с чем вы связываете такую болезненную реакцию некоторой части российского общества на инициативы церкви и, в частности, на последнюю инициативу?

- Есть люди, которые хотели бы, чтобы религия в принципе не присутствовал в жизни общества. Бог им судья. Будем стараться и их переубеждать. Их мнение очень громко озвучивают. Но оно не должно разрушать здравого смысла и препятствовать в реализации права верующих людей на свою молитвенную и духовную жизнь.

Разность во мнениях верующих

Между тем, с настороженностью к инициативе РПЦ отнеслись в Федерации еврейских общин России и Духовном управлении мусульман Европейской части России (ДУМЕР).

Руководитель аппарата Совета муфтиев России Рушан-хазрат Аббясов на вопрос «Кавказской политики» о критике предложения церкви секуляристами и при этом не совсем понятной позиции ДУМЕР с некоторой озабоченностью или опасением подобной инициативы сообщил, что пока позиция до конца не выработана. “И я, наверное, все-таки не смогу дать более подробный комментарий на эту тему. Мы эту инициативу услышали, вместе здесь соберемся, обсудим и будем уже давать какие-либо комментарии”, – заявил Аббясов.

Устремления некоторой части общества выдавить религию из общественного поля Аббясов объяснил элементарным незнанием традиций многоконфессиональной страны и отсутствием понимания светских законов государства.

«Сегодня, наверное, есть какое-то недопонимания, но это нужно преодолевать, общаясь с людьми, надо обсуждать с ними новые идеи, мысли. При этом нужно понимать, что Конституция нам гарантируют свободу совести, свободу вероисповедания, позволяет свободно совершать молитвы, и мы не видим в этом ограничений», – полагает Аббясов.

На вопрос о недавней кампании против хиджабов в российских школах, когда оценка и реакция на это опять же православной церкви показалась более убедительной по отношению к позиции мусульманского духовенства, Аббясов ответил: «Мы достаточно в четких формулировках обозначили свою позицию. Общество нас услышало. Инициативные группы направили обращения на имя президента страны».

«Сегодня различные псевдоэксперты пытаются произвести подмену понятий, что хиджаб – это не исламский элемент одежды, а арабский, надеясь, что в таком контексте это вызовет проблемы для мусульман. Если раньше устрашением были термины «джихад», «шахид», то сегодня пытаются подменить понятия, которые носят сугубо мирный характер и не наносят вред. У нас ведь нет уже проблем с тем, чтобы девушки фотографировались на паспорт с религиозными элементами. Разве это принесло какой-то вред российскому обществу?», – отметил Рушан-хазрат Аббясов.

Хотели, как лучше

«У нас государство никак не может определиться, то ли оно светское, то ли религиозное. Лично я за такие комнаты, почему бы и нет? Но тогда должен быть баланс, и комнаты должны быть и для мусульманских, и иудейских детишек, а не только для православных», – считает член Палаты адвокатов Москвы Муса Плиев.

«Если такое произойдет, я буду требовать, чтобы аналогичные условия создали для мусульманских детишек», – заявил Плиев.

При этом адвокат полагает, что некоторые конфессии могут столкнуться с препонами при реализации аналогичного права на создание молельных комнат.

«Если приведем в пример исправительные учреждения Москвы, то здесь имеются специальные помещения, куда приходит священник, который имеет право общаться с православными заключенными, а для мусульман таких условий нет», – отмечает адвокат.

«С другой стороны, о каких препонах в реализации конституционного права другими конфессиями можно говорить, если мы сегодня слышали и заявления представителей мусульман и иудеев, которые от подобного права добровольно отказались, не проявив солидарность с инициативой РПЦ?», – заключил в комментарии «Кавказской политике» Муса Плиев.

Антагонизм идеологий

Тема отношения к религии в российском обществе перешла черту мирной дискуссии. И теперь уже совершенно не имеет значения, «кто начал первым». Очевидно другое, что если непримиримые оппоненты не попытаются «сшить» воедино разрозненные лоскуты единой ткани нашего общества, то будет ли наша страна погребена под завалами светских обломков или религиозных глыб, уже не имеет значения.



1 комментариев


  1. (16.11.2012 21:58) #
    1

    Интересная ситуация, душу отделили от тела и пытаются нравственное поколение воспитать при этом школы должны быть светскими, без хиджабов, и молельных комнат, тогда почему правительство России удивляет, что на одного человека выпивается 18 литров водки, такими темпами, будет еще больше, хотите светское государство получите стадо дигроидов, которые не способны размышлять вот перспектива ваших стремлении секуляристы!