Американский авангард мусульманской интеграции

Социологический срез

Мусульманская община США, несомненно, находится на переднем крае борьбы с негативным восприятием Ислама и мусульман, за более полное использование мусульманами своих прав и обязанностей в западном мире. Их опыт интеграции в принявшее их немусульманское общество уникален и невероятно интересен хотя бы потому, что они первыми рискнули начать разработку и применение многих новаторских предложений, которые затем распространялись по остальному исламскому мирух опыт интеграции в принявшее их немусульманское уникален и невероятно интересен хотя бы потому, что безопасности могла б .


3 модели мусульманской интеграции

Если говорить о крупнейших мусульманских общинах западного мира, то ключевыми из них являются три, которые условно можно разделить по ареалам проживания, истории происхождения, моделям интеграции в немусульманское общество и сегодняшней социально-политической активности. Речь идет о мусульманских общинах России, Западной Европы и Северной Америки.


История и судьбы мусульманских общин каждого из трех регионов различны. Если Россия изначально формировалась как государство на основе славяно-тюркского союза с огромной долей мусульманского населения, то мусульманские общины Европы и США формировались за счет иммиграции.

Появление мусульман в Европе имеет непосредственное отношение к колониальному периоду. Практически во все европейские страны мусульмане прибывали и прибывают из бывших колоний. В Великобританию – из Пакистана, Индии и Бангладеш, во Францию – из Марокко и Алжира, в Италию – из Ливии и т.д.

Мусульманская же иммиграция в Америку, не считая первых мусульман, завезенных на континент из Африки в качестве рабов, уходит корнями в борьбу времен «холодной войны» за лучшие умы со всего мира. Она также связана с политическими потрясениями во многих странах мусульманского мира, что вызвало увеличение исхода мусульман со своей родины в США.

Так, палестинская трагедия, революция в Иране, военный переворот в Афганистане, гражданская война в Ливане поочередно приводили к новым волнам мусульманской иммиграции в США. Однако при всем этом между мусульманскими общинами США, Европы и России существуют некоторые примечательные различия, которые определяют специфику трех названных моделей сосуществования мусульманских общин с западными обществами.

Российские мусульмане уже давно являются неотъемлемой частью остального российского общества, расселены по всей территории страны со значительной концентрацией в традиционно мусульманских республиках Кавказа и Поволжья. За долгую историю они уже успели достаточно глубоко интегрироваться в окружающее немусульманское общество, и сегодня представлены во всех, без исключения, сферах власти и общества, включая федеральный уровень власти, силовые структуры и даже секретные службы.

Особенностью же европейской мусульманской общины является то, что она, в основном, состоит из малообеспеченных групп и работников с низкой квалификацией. Многие из них рассматривают свое пребывание в Европе, как случайную, но вынужденную меру. Поскольку их родители в свое время были вынуждены переехать сюда в поисках лучшей доли из-за тяжелой экономической ситуации у себя на родине.

По причине того, что условия жизни на новой родине разительно отличаются от их ожиданий, в среде европейских мусульмане накапливается разочарование и чувство отчужденности. К тому же, многие европейские мусульмане живут замкнуто, в отдельных кварталах, превратившихся, по сути, в своеобразные гетто. Это, в свою очередь, еще больше усугубляет их чувство отчужденности от остального общества. Именно в таких кварталах и начались недавние беспорядки во Франции.

В Америке же мусульманская община в значительной мере состоит из среднего класса, врачей, инженеров и ученых. Это значительно укрепляет внутри мусульманской общины США чувство социального доверия, позитивные чувства востребованности и принадлежности окружающему обществу и своей новой родине.

В отличие от Европы, где наблюдается тенденция к концентрации мусульманского населения, в США мусульмане значительно более широко расселены по всей территории страны. Но при этом, как и в России, 70% из них проживают в десятке штатов – Калифорнии, Нью-Йорке, Иллинойсе, Нью-Джерси, Индиане, Мичигане, Вирджинии, Техасе, Огайо и Мэриленде.

И, наконец, еще одним значительным фактором, который отличает американскую модель интеграции мусульманского населения не только от европейской, но и даже российской, является то, что мусульмане США осознают, что они оказались в этой стране по собственному выбору. Америка, которая, в отличие от Европы и России, является страной иммигрантов, представлялась им желанной новой родиной и они осознанно выбрали стать американцами.


Коллективный портрет


Американская мусульманская община значительно выросла за сравнительно короткий период времени – от одного прихода в середине 1920-х гг. до, более чем, 2000 организаций всех типов и направлений деятельности в конце двадцатого века. Она является уникальной в своем многообразии. Лишь 35% американских мусульман родились в США, в то время как 65% родились в 80 различных странах мира.

Ни одна другая страна не обладает столь богатым разнообразием мусульман самого разного происхождения, народностей и рас. Американская мусульманская община является, таким образом, своего рода микрокосмом всего мусульманского мира. Она включает в себя все религиозные школы мысли, интеллектуальные тенденции, политические идеологии и исламские движения современности.

Точных данных о количестве мусульманской общины в США не существует, так как по американским законам Бюро по переписи населения не имеет права собирать информацию о религиозных воззрениях граждан. Однако по самым разным оценкам и статистическим исследованиям, численность мусульман в США колеблется от 2,5 до 9 млн. чел.

В своем исследовании «Muslim Americans: Middle Class and Mostly Mainstream» мая 2007 года Pew research Center приводит следующие цифры относительно мусульманской общины.Из 35% американских мусульман рожденных в США, 20% представляют афро-американскую общину, а оставшиеся 15% - все другие, включая и белых новообратившихся мусульман. Общий процент новообратившихся среди 35% мусульман, родившихся в США, как среди белых, так и среди темнокожих, составляет 21%.

Из рожденных за рубежом 65% американских мусульман 18% прибыли в страну между 2000-2007 гг., 21% - между 1990-1999 гг., 15% - между 1980-1989 гг., и 11% до 1980 г. По странам происхождения эти 65% мусульманских иммигрантов распределяются следующим образом:

Арабский мир 24%

Пакистан 8%

Другая Южная Азия 10%

Иран 8%

Европа (боснийцы, албанцы, татары) 5%

Африка 4%

Другие 6%

По итогам исследования Pew Center приходит к выводу о том, что американские мусульмане, хотя и являются весьма разнообразной общиной и в значительной степени состоят из иммигрантов, они, тем не менее, в своем мировоззрении, ценностях и взглядах уже в значительной степени являются американцами, нежели чужаками.

Это мнение авторы исследования выводят из того факта, что доходы и уровень образования американских мусульман, которые говорят о степени их интегрированности в общество, в целом, сопоставимы со средними показателями по остальным группам американского общества. Кроме того, по данным исследования американские мусульмане в большей степени довольны своей жизнью и исповедуют более умеренные взгляды, нежели их единоверцы в Европе и в исламском мире.

Основные выводы Pew Center включают следующие выводы:

  • В целом, американские мусульмане позитивно смотрят на остальное общество. Большинство мусульман считает, что мусульманская община США имеет доступ к хорошим и даже отличным условиям жизни;
  • Подавляющее большинство мусульман считают, что напряженная работа вознаграждается в американском обществе. 71% полностью согласны с тем, что большинство людей, которые хотят достичь успеха в США, могут это добиться, если они готовы упорно работать;
  • Американские мусульмане, в целом, убеждены, что прибывающие в США иммигранты должны попытаться принять американские обычаи, а не пытаться сохранять свои отличия от окружающего общества. Большая часть американских мусульман не видят никакого противоречия в том, чтобы быть практикующим и убежденным мусульманином и одновременно полноценно участвовать в жизни современного общества.

Выводы Pew Center о большей по сравнению с европейской общиной интеграции американских мусульман в окружающее общество подтверждаются и другими исследователями. Опрос американских мусульман American Muslim Poll, проведенный проектом MAPS (Project MAPS), показывает, что американская мусульманская община моложе, лучше образована и отличается лучшим финансовым положением, чем в среднем остальные американцы.

Три четверти (74%) взрослых американских мусульман моложе 50 лет. Доля мусульман-выпускников колледжей более чем в два раза выше процента выпускников в целом по стране (58% против 25%). Половина американских мусульман (50%) имеет годовой семейный доход более 50 000 долл., а 44% описывает свое занятие, как профессиональное, техническое, медицинское и управленческое.

Мухаммад Наймер в своем «The North American Muslim Resource Guide» пишет, что американские мусульмане сегодня все больше становятся частью глобализирующейся системы. Все признаки указывают на то, среди американских мусульман усиливаются ориентации на интеграцию в американскую гражданскую и политическую жизнь.


Одна из крупнейших североамериканских мусульманских организаций общественной поддержки категории public advocacy Совет по американо-исламским отношениям (CAIR) утверждает, что основная масса американских мусульман убеждены в том, что основные американские ценности соответствуют нормам и ценностям Ислама.

Главными среди них они называют ценность упорной работы и трудолюбия, предприимчивости и свободы; гражданского контроля над военными; четкой институционализации политической власти; прозрачность процесса принятия государственных решений и функционирование гражданского общества.

Трудности понимания

Однако, несмотря на такую внешне благостную картину нарастающей интеграции мусульманских общин в американскую жизнь, различные исследования вскрывают и более болезненные точки соприкосновения двух культур. Pew Center в уже цитировавшемся исследовании от утверждений о неприятии американскими мусульманами идей экстремизма постепенно переходит к проблемам неприятия самих мусульман американским обществом:

  • Американские мусульмане в большей степени, нежели их европейские собратья отвергают и не приемлют крайние трактовки мусульманских текстов и крайние подходы к защите собственных интересов. Менее всего к экстремистским взглядам склонны мусульмане – урожденные американцы, а также старшее поколение;
  • Относительно небольшое число американских мусульман считают, что за развязанной администрацией США войной с терроризмом действительно стоят искренние намерения покончить с терроризмом. Подавляющее большинство высказывает сомнения в том, что арабские мусульмане ответственны за террористические атаки 11 сентября;
  • Большинство американских мусульман (53%) отмечают, что жизнь в США стала для мусульман более трудной после событий 11 сентября. Большинство также считает, что правительство слишком придирчиво и пристрастно ведет необоснованный контроль за жизнью мусульман.

Опрос, проведенный Pew Forum по вопросам религии и общественной жизни в США, показал, что:

§ Почти 4 из10 американцев воспринимают Ислам положительно. Но при этом, примерно такое же число американцев воспринимают его негативно;

§ Около половины американцев (46%) считает, что Ислам больше, чем другие религии поощряет среди верующих насилие.

Опрос ABC News, проведенный в марте 2005 г. показал, что:

  • Если раньше только 14% считали, что в Ислам поощряет насилие, то к 2005 году этот процент вырос до 34%;
  • Процент считающих, что Ислам не учит уважению убеждений последователей других религий подскочил до 43% с прежних 22%;
  • Но при этом в исследовании отмечается и то, что люди, которые считают, что они понимают Ислам, гораздо чаще воспринимают Ислам положительно. Среди американцев, которые считают, что они понимают эту религию, 59% называет его мирным, 46% думают, что он учит уважению убеждений других.

Доклад Совета по американо-исламским отношениям, посвященный гражданским правам, показал, что:

  • Количество заявлений мусульман об их преследовании, насилия над ними и дискриминации в американском обществе выросло почти на 70% по сравнению с 2002 годом (следующим годом после терактов 11 сентября). Эта цифра в три раза больше той, которая была отмечена в год, предшествовавший террористическим атакам.
  • Более одной четвертой опрошенных респондентов согласились с утверждениями, что «мусульмане учат своих детей ненавидеть» и «мусульмане ценят жизнь меньше, чем другие люди»;
  • Когда респондентам задавался вопрос о том, что им приходит на ум, когда они слышат слово «мусульманин», 32% привели негативные ассоциации. Лишь 2% привели положительные.

Результаты опроса американских мусульман American Muslim Poll, проведенного проектом MAPS (Project MAPS) свидетельствуют, что большинство американских мусульман (58%) считает, что отдельные мусульмане, коммерческие и религиозные организации мусульманского сообщества сталкиваются с дискриминацией после 11 сентября.

Исследование Cornell University приводит следующие результаты:

  • Около 44% американцев заявили, что они считают необходимым ввести некоторые ограничения гражданских свобод в отношении мусульман, граждан США;
  • 26% заявили, что правоохранительным органам США следует тщательнее контролировать мечети;
  • 29% согласились с тем, что секретные сотрудники правоохранительных органов
    должны проникать в мусульманские общественные и добровольческие организации, с тем, чтобы отслеживать их деятельность и финансовые потоки;
  • 65% тех, кто назвал себя религиозным, сомневались заявить, что Ислам поощряет насилие больше, чем это делают другие религии. Напротив, 42% респондентов, которые сказали, что они не очень религиозные, представляют Ислам поощряющим насилие.

Эти и другие факторы приводят к тому, что неуклонно растущая численно и наращивающая степень своей интеграции мусульманская община, все еще слабо представлена во многих сферах общественной жизни Америки. Как утверждалось, мусульмане в Америке хорошо интегрированы экономически.

Но эта интеграция не привела к признанию властями и обществом мусульман в качестве важных партнеров в формировании государственной политики. Мусульманское представительство во власти продолжает оставаться ничтожно малым, несмотря на то, что в последние годы внутренняя и внешняя политика американской администрации непосредственно затрагивает интересы мусульман.

Мусульманская инициатива


Идентичность большинства американцев и, следовательно, большинства американских мусульман, формируется путем наложения друг на друга, в чем-то противоречащих, в чем-то совпадающих трех идентичностей – этнической, религиозной и гражданской. Противоречия, синтез, взаимовлияние этих трех «кругов влияния» зачастую приводит к весьма интересным культурно-идеологическим результатам.

Еще более усложняет картину невероятное этническое и культурное разнообразие американской мусульманской общины. Однако, на взгляд Совета по американо-исламским отношениям, это разнообразие мусульманской общины можно и нужно рассматривать в качестве ее самого большого капитала. В условиях, когда расовая и национальная напряженность и взаимное отчуждение все еще остаются довольно высокими во многих странах, именно мусульманской опыт мирного сосуществования различных народов и интеграции может оказаться бесценным для остального мира.

Политолог из Университета Калифорнии Дэвид Истон исходит из того, что степень интеграции тех или иных социальных групп должна определяться их вкладом в социальную и политическую жизнь общества. А также теми результатами, которые приносит их общественная активность. Он предлагает рассматривать и определять значимость этих вкладов и результатов с точки зрения политической деятельности и ответственности, социальной активности, гражданских прав и культурного признания.

По всему перечисленному Истоном спектру направлений мусульмане в Америке, как и их собратья за рубежом, сегодня сталкиваются с проблемой попытаться примирить их понимание Ислама с ценностями демократии, нарастающего движения за расширение прав женщин, защиты прав меньшинств, религиозной терпимости, свободной мысли и социальной справедливости.


Ранее мусульманские общества прошлого завязли в оторванной от реальности догматике и неспособности выводить из Корана и Сунны ответы на вызовы стремительно модернизирующегося мира. Американские мусульмане же одними из первых осознали, что Ислам не только объемлет все эти ценности, получившие особо актуальное звучание в современном мире, не только предлагает свои решения по каждой обозначенной проблеме, но и предлагает остальному миру равняться на эти исламские идеалы.


Именно поэтому, сегодня американские мусульмане все больше возрождают практику иджтихада – критического исследования Корана и Сунны. Новые мусульманские мыслители инициируют дискуссии и борьбу аргументов, что часто приводит к новому пониманию Ислама в контексте стоящих перед западными мусульманами проблем. Все больше мусульман в Америке, таким образом, становится способными гибко сочетать требованиями своей веры с задачами современности.

Их ответ на вызовы, исходящие из окружающего их общества, заключается не в культурной изоляции, но в том, чтобы научиться управлять окружающими их факторами, социальным разнообразием и новыми социально-политическими возможностями. Европейский мусульманский ученый Тарик Рамадан в своей книге «Западные мусульмане: изоляция или интеграция?» отмечает, что западные мусульмане могут сыграть решающую роль в эволюции Ислама во всем мире.

Совет по американо-мусульманским отношениям особо подчеркивает утверждение Рамадана о том, если мусульмане считают послание Ислама подлинно универсальным, то они должны найти исламские ответы на вызовы и проблемы современности, соответствующие каждому времени и обществу. Именно мусульмане, на его взгляд, должны взять на себя ответственность выдвинуть и предложить обществу альтернативные возможности для интеграции и успешного взаимодействия.

Американский авангард

Мусульмане США, как никто другой, понимают значение обозначенных Рамаданом факторов и, со слов доктора Альтафа Хусайна из Школы социальной работы Университета Говарда, решительно встают в авангарде исламской социально-политической активности в западном мире.

Американский опыт в данном направлении достаточно уникален и интересен. Цитировавшийся выше опрос американских мусульман American Muslim Poll, проведенныйProject MAPS приводит на этот счет интересные цифры. Более трех четвертей (77%) мусульман сообщили, что они принимали участие в организации помощи бедным, больным, бездомным или престарелым.

71% был вовлечен в деятельность религиозной организации или мечети, более двух третей (69%) были вовлечены в школьные и молодежные программы. Немногим более половины опрошенных (51%), также заявили, что они подписывали петиции по тем или иным актуальным вопросам, обращались с вопросами или писали средствам массовой информации или политикам по волнующим их проблемам.

Подавляющее большинство опрошенных (93%) положительно смотрят на участие мусульман в американском политическом процессе. Почти такое же количество поддерживает финансовыми взносами немусульманских кандидатов и социальные программы. Примечателен также тот факт, что одна из первых фатв, позволяющих мусульманам участвовать в западной политической жизни впервые была издана в США независимым мусульманским правоведом иракского происхождения аль-Альвани.

Усилия на этом направлении позволили мусульманам сблизить свои позиции и даже создать коалиции с различными немусульманскими социально-политическими группами для совместной разработки и реализации различного комплекса мероприятий от кормления бездомных до регистрации избирателей.

О других формах мусульманской интеграции свидетельствует увеличение числа дней «открытых дверей», организуемых исламскими центрами. Совет по американо-исламским отношениям даже издал методички, посвященные тому, как лучше проводить такие мероприятия и акции.

Доктор Альтаф Хусайн из Школы социальной работы Университета Говарда, утверждает, что по этой методике «открытых дверей» последователей других верований все чаще приглашают посетить мечети, выслушать небольшую беседу об Исламе, совершить экскурсию по территории мечети. Гости, таким образом, получают возможность задать интересующие их вопросы, а также самим удостовериться в миролюбивом характере исламских общин и их мечетей.

Именно таким образом, на взгляд Альтафа Хусайна, и нужно бороться со страхами и непониманием относительно мусульман, их религии, а также того, что именно происходит за стенами мечетей. Особенно важным применение этого метода мусульманской общиной представляется в связи с острой необходимостью переломить негативный имидж мусульман, который был создан после террористических атак 11 сентября.

Кроме того, после событий 11 сентября усилия американских мусульман были сконцентрированы на более глубоком и детальном изучении истории американского общества и государства, принципов, на которых они были выстроены, особенностей их функционирования, а также своих прав и обязанностей внутри американской общественно-политической системы. Пожалуй, наиболее впечатляющий прогресс был достигнут мусульманами именно в области увеличения осведомленности о своих гражданских правах и обязанностях.

Стремительный рост количества заявлений и жалоб со стороны мусульман на анти-мусульманскую дискриминацию отчасти может быть объяснен и этой повысившейся гражданской грамотностью американской общины. А также фактом все большего обращения мусульман и поиска помощи со стороны групп общественной поддержки (publicadvocacy groups).

Среди других способов конструктивного диалога следует назвать многочисленные встречи (как государственные, так и частные), проводимые организациями и группами общественной поддержки мусульманской общины. Особенно стоит отметить деятельность таких организаций, как Совет по американо-исламским отношениям (CAIR) и Мусульманский Совет по общественным делам (MPAC) по взаимодействию с американской правоохранительной системой.

MPAC представил план из 10 пунктов, предлагающий укрепить отношения и взаимодействие между правоохранительными органами и мусульманской общиной. Смысл этого плана состоял в том, чтобы мусульманская община своей открытостью и готовностью сотрудничества с властями в области обеспечения общественной безопасности могла бы опровергнуть тезис о том, что мусульмане представляют угрозу для Америки.


Таким образом, мусульмане США вместо того, чтобы быть смириться с ролью гонимой жертвы анти-мусульманской истерии после 11 сентября, предприняли беспрецедентные шаги по перелому этой негативной тенденции. Основной целью их усилий на этом направлении было перестать быть объектом подозрений и разработки спецслужб и превратиться в радушно принимаемую и приветствуемую остальным обществом общину.

Не все шаги и инициативы в этом направлении приводили к желаемому результату. Но несомненным успехом американской общины следует считать их осознание того факта, свободы и возможности, которыми пользуются мусульмане на Западе, должны быть надлежащим образом использованы, в первую очередь, для достижения более широкого признания и принятия мусульман остальным обществом.

Руслан Курбанов, научный сотрудник Института востоковедения РАН



3 комментариев


  1. (04.03.2012 18:19) #
    0

    "Россия изначально формировалась как государство на основе славяно-тюркского союза с огромной долей мусульманского населения", наверное это про взятие Казани.
    "Появление мусульман в Европе имеет непосредственное отношение к колониальному периоду. Практически во все европейские страны мусульмане прибывали и прибывают из бывших колоний." И у нас вроде бы, всё началось после покорения Средней Азии, Кавказа и Закавказья. В чем принципиальная разница?
    Существование "трех названных моделей сосуществования мусульманских общин с западными обществами" считаю недоказанным.
    "Российские мусульмане уже давно являются неотъемлемой частью остального российского общества"
    "За долгую историю они уже успели достаточно глубоко интегрироваться в окружающее немусульманское общество, и сегодня представлены во всех, без исключения, сферах власти и общества, включая федеральный уровень власти, силовые структуры и даже секретные службы." Также очень спорные утверждения.Формат не тот, чтобы опровергать.Уж слишком благостная картина у автора.

  2. (04.03.2012 18:24) #
    0

    "Особенностью же европейской мусульманской общины является то, что она, в основном, состоит из малообеспеченных групп и работников с низкой квалификацией. Многие из них рассматривают свое пребывание в Европе, как случайную, но вынужденную меру." Я знаю одного мусульманина из Англии, он работает на Даунинг-стрит, в резиденции Премьер-министра. У них там молельная комната, джамаатом читают намаз. У них есть свои начальные школы, медресе. И он представил мне своего друга, сказав, что он алим из Англии. Когда он увидел, что мы шутку не оценили, то объяснил, что алимам он стал в Англии. Т.е. то, чем мы грозим-подготовка кадров внутри страны, у них уже пройденный этап. Я при случае расскажу им, что в Европе мусульмане" из малообеспеченных групп и работников с низкой квалификацией".

  3. (04.03.2012 18:35) #
    0

    Про США много фактов, но объяснение этих фактов недосточное. В США всё самое, самое. Трава зеленее, деревья выше:) К примеру принято рассказывать, про развитие халяль индустрии в США. Ну правильно, когда крупнейшие в своих отраслях в мире корпорации, с их бюджетами на рекламу и продвижение выходят на рынок халяль-продуктов, то США сразу один из крупнейших игроков на этом рынке. Китай кстати тоже. Один из важнейших факторов наличия разницы в регионах иммиграции мусульман, это откуда они едут. А не куда. Куда приехали жители Северной Африки-там одна ситуация. Там где арабы, там другая, где турки, там третья. И лучше всего интегрированы, без потери исламского образа жизни, выходцы Индопака. Разное понимание ислама, разные акценты, цели и соответственно разные результаты. Короче не выиграл, а проиграл, не спортлото,а в карты и не волгу, а 10 рублей! Но без обид:)