Западный проект терпит крах

То, что западный проект на наших глазах терпит крах, как когда-то - советский, уже видят самые проницательные. При этом кризис капитализма, порожденный в ядре этой системы (на Западе), на сей раз будет гораздо дольше и тяжелее, чем Великая депрессия-1 (1929-1939). Впервые на нашей исторической памяти социально-экономический кризис скрещивается с архаизацией и кретинизацией белого человечества.

И все больше меня мучают предчувствия: не кончится ли все это какой-то мировой хаотической мятежевойной? Да еще в сочетании с провалом в новые темные века, с новым пришествием тоталитаризма? Поделюсь с вами плодами своих размышлений. Тем более, что мир нынче очень отличается от мира 1930-х...

ФИНАЛ ЗАПАДА

Тем, кто прошел через агонию Красного проекта, происходящее нынче на Западе вызывает стойкое дежавю. Мы нечто подобное уже видели.

Перспектива лопания пузырей неоплатных и неподъемных государственных долгов стран Большой Семерки, равно как и приближение момента краха западных пенсионных систем - все это уже признают даже солидные бизнес-журналы. И что решения сих проблем, грозящих разрушением привычно-комфортного западного социума, в рамках монетаизма и либерализма просто не существует. В любом случае потребуется тоталитарная «постдемократия».

Западный проект, под влиянием СССР построивший капитализм с огромными социальными гарантиями, не смог решить ряда важнейших проблем. Перечислим их.

Первая. Либеральный капитализм совершенно убил рождаемость в богатых западных странах. Никаких рецептов преодоления демографического кризиса среди своего коренного (белого) населения он не имеет. Завоз на Запад азиатских и африканских иммигрантов проблему не только не решает, а лишь обостряет. Неминуемое старение белого Запада приведет и к экономико-демографической катастрофе, и к краху пенсионной системы, и к падению пассионарности, и к снижению научно-технических (а шире - инновационных) способностей. Прежде всего - Европы, а во вторую очередь - англосаксонского мира. То есть, США, Канады, Англии, Австралии и Новой Зеландии. Старческие социумы становятся консервативными, плохо изобретают.

В Европе старение населения выразилось в прогрессирующем маразме политики. Евросоюз придумал себе некий старческо-выдуманный мир иллюзий, и не хочет видеть реальности. Втемяшил себе в голову, что нет ничего выше неких «прав человека» - и не хочет замечать опасности инокультурной иммиграции. Тех, кто пытается сказать об опасности исчезновения коренного белого населения - подвергает остракизму и охаиванию (см. пример Гвидо Саррацина в Германии). Для нынешней Европы нет проблем больших, чем права сексуальных извращенцев и борьбы с курением в ресторанах. Европа ополоумела от феминизма (еще одного фактора депопуляции) и от ненависти к русским. Как метко выразился Олег Матвейчев, Европа ныне - выжившая из ума старуха, слушающая только привычные ей сказки и не желающая слышать того, что им противоречит. Притчей во языцех стали безвольность европейской политики и ее близорукость. Тамошние политики не желают замечать приближающихся проблем и кризисов до тех пор, пока они не разразятся и не шваркнут по башке. Примеры? Долговые проблемы стран периферии ЕС, демография (о депопуляции в Германии впервые ученые заявили в 70-е), проблема деиндустриализации.

Думаю, что все это - последствия в том числе и старения избирателей в Европе.

И это же в корне отличает нынешний кризис капитализма от Великой депрессии 1930-х! Тогда ведь западные страны были молодыми и пассионарными. В их социумах было много детей и юношества, а особенно - в Германии.

Второе, на чем сломал зубы западный капитализм - это ускоряющееся падение качества образования. Особенно школьного. Впрочем, напасть давно перекинулась и на западные вузы. Об этом всем написано вдосталь, повторяться нет смысла.

Но смерть качественного образования (вкупе с низкой рождаемостью) несет с собою исчезновение способностей белого Запада творить прорывы в общественном устройстве, в науке и технике! Напомню, что выход из Великой депрессии в 30-40-е годы - это невообразимый фонтан инноваций. Резкий рост производительности труда! Это именно то, что нужно сейчас Западу. Но...

Между тем, кризис образования и прогресс в дебилизации (упрощении) собственно коренного населения предопределяет одно-единственное: невозможность инновационного скачка Запада. Кризис захлестнет его. Уйти от него безумным рывком уже не получится. Тут нужны инновации покруче ай-пэдов и твиттеров, социальных сетей и политкорректности.

Третье. Для выхода из кризиса нужна новая индустриализация, совмещенная с жесткой политикой повышения рождаемости и с развитием «экономики знаний». Не технополисы вместо заводов - а технополисы и университеты РЯДОМ с новыми заводами! И рядом со всемерной поддержкой молодых трехдетных семей.

Я представляю то, как с таким делом на нынешнем Западе справились бы новый Гитлер или, на худой конец, новый Рузвельт. Знаю, что фашистская Италия смогла осуществить не только промышленно-технологический скачок, но и на 40% нарастить коренное население. Но как с аналогичной задачей справится теперешний, впавший в старческую немощь Запад? Не могу вообразить. Во всяком случае, в рамках его нынешней парадигмы.

НИЗВЕРЖЕНИЕ В ИСТОРИЧЕСКИЙ АБИСС...

А пока Запад по-идиотски деиндустриализуется, усугубляя свой кризис.

Политика перенесения производств в Глобальный Китай имеет свой предел. И свою конечную расплату.

Я слышал выступление знаменитого социолога Иммануила Валлерстайна в сентябре 2009-го. Валлерстайн говорил о конце третьего великого экономического цикла. Цикла исчерпания возможностей пространственной экспансии капитализма.

Этот строй все время должен осваивать новые пространства. Ведь издержки капиталистов (цена рабочей силы, сырья и уплата налогов) все время растут. Необходимо искать все новые и новые площадки для деятельности - там, где работники и сырье подешевле, а налоги - пониже. Но теперь новых пространств нет! Больше некуда переносить производство: произошла «дедеревнизация» (дерурализация) планеты, растут мегаполисы в третьем мире, капитализм достиг последних уголков Земли. Увеличиваются экологические издержки. Встала во весь рост проблема нехватки ресурсов. К тому же, прибыли собственно капиталистов уменьшаются: все большую их долю поедают, с одной стороны, высокооплачиваемые наемные управляющие, с другой - взрастающие затраты на инфраструктуру. Да и налоги повсюду растут - вместе с коррупцией. При этом распространение промышленного капитализма в Азии объективно увеличивает число тех, кто делит прибыли капитализма. Да еще и азиатские рабочие стали требовать больших зарплат и социальных гарантий.

Полностью согласен с Элвином Тоффлером: туда, куда уходит реальное производство с его сотнями тысяч конкретных задач, требующих изобретательности и напряжения разума - туда уйдут и наука, и образование и финансы. Ибо реальное производство есть корень дерева, а все остальное - ствол и крона. Посему ни черта не выйдет из плана «Китай - промышленная площадка, а Запад - финансовый и научный центр»! Все уйдет туда, где бьется индустриальная жизнь, все! Неслучайно теперь даже банковских аналитиков американцы начинают нанимать в Индии. Запад будет все больше терять доходы бюджета, пенсионные отчисления, качественные (требующие образования и развитого интеллекта) рабочие места.

И это не просто кризис, а настоящее падение в абисс!

Все ведь так просто. Мои читатели из США прислали коротенькую справочку.

С 2001 по 2010 год Соединенные Штаты потеряли 42,4 тысячи фабрик, причем 75% этих предприятий насчитывали более пятисот занятых.

«Делл», знаменитая компьютерная корпорация, намерена в 2010-е годы инвестировать в Китай около ста миллиардов долларов. При этом «Делл» закрывает свое крупнейшее производство в США в Уинстон-Сейлеме (Северная Каролина), уводя из страны 900 рабочих мест.

Накануне кризиса в мире ежегодно продавалось 1,2 миллиарда сотовых телефонов. Доля Америки в их производстве - ноль целых, ноль десятых. Хотя по самым скромным подсчетам, половина мобил-телефонов мира, производись они в США, приносила бы им 60 млрд. доходов, почти полностью затыкая дыру дефицита при торговле с Китаем. А выигрыш в объеме ВВП был бы еще больше: ведь в нем считается не только стоимость самого телефона. ВВП (сумма всех товаров и услуг) учитывает стоимость ВСЕХ составных частей телефона и работ по его производству, рекламе, перевозке и продаже. А это значит, что только на отказе от рынка «сотовиков» ВВП Соединенных Штатов теряет как минимум 200 млрд. долларов. И массу отличных рабочих мест, которые были в те времена, когда янки не стеснялись производить свои приемники, телевизоры, проигрыватели.

Между тем, переводя реальный сектор в КНР, Америка продолжает наращивать торговый дефицит и терять до полумиллиона рабочих мест ежегодно. К июлю 2010 г. дефицит в торговле с Китаем у США вырос на 18% по сравнению с докризисным периодом. Теперь на один доллар выручки американцев в торговле с Китаем приходится 3,9 доллара выручки китайцев в торговле с Америкой.

Если в золотом для Штатов 1959 году производство давало 28% национального дохода страны, то в 2008-м - лишь 11,5%. Символ Америки - компания «Форд» - в рамках «глобальной стратегии» закрыло завод в Сент-Поле, Миннесота. К концу 2009 года лишь 12 млн. Американцев работали в промышленности, аккурат на уровне 1941 года. Зато потребление составляет теперь 70% в ВВП страны. Из них половина - сфера услуг. С 2000 года США умудрились потерять 32% рабочих мест в индустрии. С 2001 года по «интернетизации» на душу населения Америка опустилась на 15-е место в 2009-м. Примечательно, что сегодня в США делают меньше компьютеров, чем в 1975-м. 84% процента мирового производства печатных микросхем уже - в Азии. Хотя если бы американцы занимали этот сегмент, то имели бы шанс держать в зависимости весь мир, одновременно развивая электронику будущего - уже не кремниевую. Отдав промышленные занятия азиатам, американцы теперь погружаются в бедность. За ее чертой уже оказались 43,6 млн. американских граждан - рекордный показатель за последние 51 год. И если все будет идти по-прежнему, то в 2040 году Китай превзойдет Америку по экономике чуть ли не втрое.

Это значит, что экономический центр мира - по мере ослабления и кризиса Америки - начнет смещаться в Китай. Со всеми сопутствующими гео- и военно-политическими потрясениями. Достаточно вспомнить, что было, когда Германия и США в начале ХХ века стали вытеснять Британскую империю с трона глобального гегемона. Черт, да ведь это привело к двум (!) мировым войнам. Если же Америка попытается спастись от смерти новой индустриализацией (для чего потребуется установить в США жесткий тоталитарный режим с непопулярной политикой и подавлением сопротивления части нынешней элиты), то янки неминуемо столкнутся с Китаем.

Ибо если американцам удастся поднять свою новую индустрию, это потребует от них применения закрывающих технологий. Каковые есть страшный удар по промышленности Китая, по китайским сегментам на глобальном рынке. Если же янкесы скиснут, то Китай начнет передел мира. И не факт, что они не попробуют умиротворить китайцев за счет умирающей РФ. Истории ведь свойственно повторять некоторые сюжеты, черт возьми!

И очень многое говорит о том, что история поперла именно по второму варианту. Слишком уж «кисельно» нынешнее состояние Запада.

ЧТО НЕ ПОД СИЛУ ПЛЮШЕВЫМ МИШКАМ

Больше всего нынешнее состояние Запада напоминает выставку мягкой плюшевой игрушки.

В современном голливудском фильме «Ночь в музее-2» есть очень горький и самопризнательный для нынешних америкосов эпизод. Ожившая летчица Амелия Эрхарт, героиня тридцатых, спрашивает у комедийного героя, типичного американца 2000-х. «Ах, вы предприниматель в области технологий? Конструктор? Наверное, вы конструируете космические корабли и дирижабли?» И личико прелестной Амелии тускнеет, когда герой признается в том, что он делает всего лишь карманные фонарики с подсвеченной рукояткой. Всего лишь гаджеты...

Нынешние западники смогли неплохо встретить нынешний кризис. Они все-таки вынесли уроки из 1929 года и имели «домашнюю заготовку». Мне часто пеняют: «Калашников, ну и где твой смутокризис?». А все очень просто. В 1929-1933 годах западники столкнулись с глобальной Депрессией впервые. Они сначала пробовали бороться с ними чисто либерально-монетаристскими методами (шоковой терапией): закрывали производства, выбрасывали на улицы лишних работников, допускали лопанье банков (и новые волны разорений), урезали расходы бюджета и увеличивали налоги. В результате кризис, разразившийся в 1929-м, свирепствовал к 1932 году вовсю. США оказались на грани бунтов и новой гражданской войны (15 млн. безработных, реальные случаи социального голода, концлагеря для миллионов бродяг). В Германии под угрозой красных бунтов элита привела к власти нацистов.

В эту Депрессию-2 западники в 2008-2009 гг. сразу же кинулись печатать деньги, спасая банки, кредитуя корпорации, выручая сверхдешевыми кредитами промышленность, а долги частных структур с ходу повесили на государство. Они сразу же сделали то, что Рузвельт делал лишь с 1932-1933 годов. Но вот что дальше-то делать? На государства Запада, как и на США 1930-х, легли громадные долги. Причем гораздо большие, чем тогда. Тоже оказались напечатанными огромные суммы необеспеченных денег. И потому в 1930-е Депрессию не удалось победить в США: она все время возвращалась. Выручить США смогла только Вторая Мировая. Она загрузила промышленность, уничтожила лишние деньги, уничтожила конкурентов Америки и открыла для нее ранее закрытые рынки на огромных просторах Земли. Одновременно капитализм спасся за счет колоссального научно-технологического рывка.

Сегодня на Западе - все тот же «денежный навес» и баснословные долги. И непобежденный кризис, который будет возвращаться снова и снова. Что делать? Кидаться в новую индустриализацию с последующей войной? Повторить старый сюжет? Ведь война известна как ускоритель перехода на новые технологии, о чем справедливо говорят Криворотов и Бадалян.

Но вот что отличает наше время от той эпохи: люди. Человеческий капитал. Тогда это были стальные человеки с неукротимой волей. Сейчас - какие-то усталые плюшевые мишки. Тогда было время Амелии Эрхарт, сейчас - жалкая «эпоха» гомиков, постмодернистов и спекулянтов. Американец, немец, русский 1930-х были людьми Модерна, страстными техноромантиками, рвущимися в рекордные перелеты через океаны, в Арктику и Антарктиду. Эти люди уже мечтали о прорыве в космос, строили новые заводы и фабрики, бредили самолетами. Они были более образованными и технически грамотными (относительно, конечно), более организованными общественно - ибо рабочие коллективы не сравнить с разобщенными толпами интернет-сидельцев и работников сервиса.

Люди тех времен не боялись задумываться о сложном и стремиться к невозможному. Они были воспитаны книгами Джека Лондона (социализм, сильные личности и неукротимая белая раса!). Они мечтали о прорывах, что показали в своих романах и Жюль Верн, и Роберт Крафт. (Последний, умерший в 1916-м - это воздушные корабли; генераторы для извлечения неисчерпаемых океанов электричества из атмосферы; Х-металл, прочный как сталь, но семикратно легче - воплощенная мечта нанотеха). Александр Беляев указывал грядущее: телевидение, реактивная авиация, ядерная энергия, конструирование живого, орбитальные станции. США при Рузвельте спасал мощный отряд интеллектуалов-сторонников социалистических преобразований в экономике. Они были воспитаны предыдущими десятилетиями прогрессизма и Соцпартии США, которая в начале ХХ века насчитывала (неужели такое было?) три миллиона членов. Они смело привнесли в капитализм США план, социальную защиту, пенсионную систему, грандиозные стройки-мегапроекты. Одна АДТ (Администрация долины реки Теннеси) чего стоит! Она покруче Магнитки и Днепрогэса. Образование и наука были на подъеме.

А что сейчас? Нет ничего более обратного картине 1930-х, чем нынешнее изверившееся, раздробленное, безвольное и деградирующее общество Запада. Постмодерн-с! Никаких вам великих идей (они вредны и тоталитарны!), никакой веры в мощь разума и техники. Никакой готовности драться и отдавать свои жизни как за Родину, так и за дорогие тебе Идеи.

А самое страшное: в 1930-е годы не было новых белых варваров. То есть, порочных детей больных мегаполисов. С упрощенными мозгами. Уже функционально неграмотных и понимающих только простейшие посылы. Склонных к насилию - но при этом нездоровых, малодетных, неквалифицированных. А теперь эти нью-варвары заполоняют не только развалины СССР, но и сам Запад. Вторичные варвары по Константину Леонтьеву, похожие на настоящих варваров так же, как впавшие в детство старики - на растущих детей.

Тогда, в 30-е, жили и действовали великие партии и общественные движения с ясными программами, не замутненными политкорректностью. Сейчас же люди загнаны в два идиотских «крааля». Не сметь совмещать национальное и социальное! Либо ты патриот и националист, но при этом - сторонник идиотского капитализма во вполне монетарном духе. Либо - левый, но антинационалист, который, предлагая плановые элементы в экономике, при этом множество сил отдает борьбе за права гомосексуалистов. Будто бы нет иных проблем! В США эта картина - яснее некуда.

Несчастные западники, превращаясь в неоварваров, еще выходят на улицы, требуя не урезать им зарплат и не увеличивать пенсионный возраст. Они ищут каких-то простых решений и не в силах постичь сложное. Но они уже попали в беспощадные шестерни и валы мирового системного кризиса. И нынешнее положение не вечно. Все взорвется.

Вопрос лишь в том, какая новая реальность сформируется после Взрыва. Новый ли тоталитаризм - или месиво нью-феодальных обломков. Новая эра Борьбы и Труда - или же ночь новых Темных веков. И какую форму примет уже неизбежная, всеохватная война. Регулярную? Мятеже-иррегулярную? Или же она получится сочетанием всего мыслимого, Бородинской битвой в бедламе во время наводнения?

Вот в чем вопрос...



3 комментариев


  1. Ураз
    (21.02.2011 21:43) #
    0

    Европа и Америка находятся настолько высоко (инфраструктура, наука и другое), что им нужно падать 100 лет, чтобы достичь уровня средней азии, россии и африки.

  2. SIberian
    (22.02.2011 05:37) #
    0

    Да нет, дружок, затухнуть все может на раз. Также как и возродиться, если власть любит Родину, а не валюту.

  3. Omich
    (22.02.2011 08:13) #
    0

    Саррацина зовут Тило, а не Гвидо.
    А вообще автор статьи что-то уж слишком переживает за "белый" Запад, который никогда не был другом России (мягко говоря).