Революционные штаты Америки

Американское общество трещит по швам. Общественность презирает политиков. Государственный долг неудержимо растет. Доходы среднего класса падают. Уровень безработицы снижаться не собирается. Чтобы полностью оправиться после финансового кризиса, потребуются годы.

Сочетание нескольких кризисов привело к возрождению яростного либертарианства. Люди ненавидят Вашингтон. Движение «Чаепитие» выступает против «большого правительства», крупного бизнеса и правящих кругов вообще. Даже вне этого движения к действиям властей относятся цинично.

Но с этими проблемами можно бороться методом, имеющим больше общего с коммунитаризмом, чем с либертарианством. Наиболее полно эту альтернативу рассмотрел английский писатель Филипп Блонд.

Он вырос среди рабочего класса Ливерпуля. «Я жил в этом городе, когда его начали выхолащивать, — рассказал он в интервью The New Statesman. — Это был красивый город с уникальной местной культурой, один из немногих в Англии. И эта жизнь была уничтожена». Заводы закрылись. Политические силы оказались сосредоточены в Лондоне.

Блонд считает, что последнее поколение стало свидетелем двух революций, которые много сделали для освобождения личности и уничтожения местных связей. Первой была революция «слева»: культурная революция, уничтожившая традиционные манеры и обычаи; революция в юриспруденции, сделавшая упор на права человека, а не на его обязанности; революция в социальном обеспечении, где социальные работники заняли место обществ взаимопомощи и самостоятельно организованных ассоциаций.

Затем была рыночная революция «справа». В эпоху дерегуляции огромные сети супермаркетов вроде Wal-Mart разорили владельцев маленьких магазинчиков. Глобальные финансовые рынки поглотили небольшие банки, так что на смену городскому банкиру и его знанию местных особенностей пришли суматошные стада биржевиков в далеких мегаполисах. Профсоюзы потеряли свое значение.

В ходе этих революций много говорилось о свободе личности, но парадоксальным образом они привели к большей централизации. Они создали расщепленное, раздробленное общество, и государству пришлось восполнять нанесенный ущерб.

Революция «свободного рынка» не привела к появлению плюралистической децентрализованной экономики. Она создала централизованную финансовую монокультуру, которая требует надзора со стороны армии бюрократов. Попытка освободить людей от репрессивных социальных уз не помогла свободе расцвести пышным цветом; она ослабила семьи, увеличила количество внебрачных детей и превратила соседей в незнакомцев.

В эссе, опубликованном в журнале Prospect в феврале 2009 года и вызвавшем жаркую дискуссию, Блонд написал: «Посмотрите на общество, в которое мы превратились: мы — биполярная нация, бюрократизированное, централизованное, недееспособное государство во главе фрагментированного, бессильного и изолированного населения». «Наша задача сегодня, — утверждал он в одной из своих речей, — восстановить тот сектор, который совместными усилиями уничтожили обе революции. Программа радикального преобразовательного консерватизма — не что иное, как восстановление и создание человеческих связей и возведение общества и людей, из которых оно состоит, на центральный и суверенный пьедестал, которого они достойны».

С экономической точки зрения Блонд обозначает три главных области реформ: возвращение рынка к принципам морали, возвращение экономики на местный уровень и возврат капитала бедным.

Это потребует введения градостроительных норм, дающих маленьким магазинам шанс конкурировать с розничными гигантами; снижения барьеров входа на рынок для новых компаний; оздоровления местных банков; создания местных фондов основного капитала, чтобы районные ассоциации могли вкладывать деньги в местные предприятия; поощрения экономного бизнеса; отмены правил, делающих прибыли частным делом, а риск — общественным; и сокращения субсидий со стороны «большого правительства» и крупного бизнеса.

Для создания гражданского общества Блонд ограничил бы полномочия чиновников высшего ранга и дал бы больше власти госслужащим нижнего ранга, людям, работающим непосредственно с населением. Он бы децентрализовал власть, предоставив больший бюджетный контроль органам местного самоуправления. Он бы предоставлял большее количество услуг через благотворительные организации.

По сути, Блонд хотел бы заменить политическую культуру, основанную на личном выборе, культурой отношений и ассоциаций. За последний год его идеи наделали много шума в Великобритании.

Великобритания всегда будет лучше относиться к коммунитарной политике, чем либертарианские США. Но люди в Америке — тоже социальные существа. Американское общество тоже было расщеплено этими двумя революциями. Американской политике тоже необходим глоток свежего воздуха. В Америке тоже в самом разгаре разрушительный кризис власти. Упор на местные общины — единственный способ восстановить доверие.



0 комментариев