Силовики Северного Кавказа отходят от "мягкой силы" - "Мемориал"

В Москве в офисе правозащитного центра "Мемориал" прошла презентация бюллетеня "Три года "стабильности"", рассказывающего о ситуации на Северном Кавказе за период с осени 2009 года по осень 2012 года. В конференции приняли участие председатель совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов и член совета правозащитного центра "Мемориал", руководитель программы организации "Горячие точки" Олег Орлов.

Это уже вторая книга, объединяющая бюллетени. Первая называлась "Три года "мира"" и охватывала период с лета 2006-го по лето 2009 года.

Издание представляет собой книгу в 512 страниц в твердом переплете, которая состоит из 16 глав. Авторами-составителями являются Григорий Верный, Олег Орлов и Александр Черкасов. Труд издан за счет государственной поддержки (грант в соответствии с распоряжением президента РФ) и на средства посольства Королевства Норвегия.

Перед началом презентации пришедшим были розданы четыре брошюры. Первая из них называется "Багавутдинова Зарема Зиявутдинова" и посвящена дагестанке-правозащитнице, обвиняемой по части 1 статье 205.1 УК РФ (содействие террористической деятельности).

Зарема Багавутдинова была задержана в Буйнакске 4 июля, а 6 июля была арестована судом на основании показаний двух задержанных жителей Буйнакска, в домах которых были найдены оружие и гранаты. 18 декабря правозащитный центр "Мемориал", который следит за делом Багавутдиновой, принял решение о признании ее политической заключенной.

Брошюра "Накануне Олимпийских игр на Северном Кавказе: задержанные по подозрению в терроризме бесследно исчезли" рассказывает историю трех жителей Дагестана – Шамиля Абдулазизова, Шамиля Газимагомедова и Магомеда Ибрагимова.

27 декабря 2013 года при подрыве автомобиля у здания ГИБДД в Пятигорске погибли три человека и еще трое получили ранения. 10 января Национальный антитеррористический комитет сообщил, что по этом уделу задержаны Мурад Атаев, Рамазан Хализов, Владимир Хализов, Шамиль Абдулазизов, Шамиль Газимагомедов и Магомед Ибрагимов. Адвокаты подозреваемых 26 января заявили, что не могут встретиться с подзащитными.

Брошюра "Потери силовых структур (убитыми и ранеными, федеральными и местными) по годам" представляет собой два графика с указанием цифр погибших сотрудников различных силовых ведомств на Северном Кавказе за период с 2006 по 2012 год и один с аналогичными показателями за период с января по ноябрь 2013 года.

В брошюре "Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе: оценка правозащитников. Весна 2013 года" представлен краткий анализ основных событий трех весенних месяцев прошлого года, обобщения и тенденции развития ситуации в регионе.

"Для улучшения жизни на Северном Кавказе необходимы системные изменения"

"Мы приурочиваем презентацию книги к Олимпиаде, потому что сюжеты связаны", - открыл презентацию Александр Черкасов и сразу же передал слово Олегу Орлову.

"На мой взгляд, Северный Кавказ – территория контрастов и парадоксов, заметно отличающаяся от остальной России. При этом каждая республика имеет свои особенности, и подчас ситуации в них разительно отличаются – яркий пример тому Дагестан, Чечня и Кабардино-Балкария. Но объединяет их нестабильность, причем не всегда в плохом смысле – с одной стороны мы видим теракты, убийства и войну, но с другой – зачастую изменения в положительную сторону. Не стоит отметать активность жителей Северного Кавказа, готовых взять на себя ответственность за свою судьбу и судьбу близких. Отсюда, как это ни странно, вытекает развитие экономики – при пустоте и коллапсе. Какая? Естественно, теневая, но она кормит значительную часть населения", - рассказал Орлов.

Основная проблема Северного Кавказа – клановость, считает правозащитник.

"Порок – отсутствие так называемых "социальных лифтов", кроме как через кланы. Получается парадокс - население в большей части готово принять капиталистическую модель экономики, но им мешает феодальное клановое устройство. Другой парадокс: повышенное самоуважение людей и бесправное население перед чиновниками", - сказал Орлов.

Еще важный пункт, без которого нельзя говорить о Северном Кавказе - религия. Ислам имеет сильную политическую подоплеку, отметил правозащитник.

Он также обратил внимание, что вооруженное подполье "самовоспроизводится", а победа над незаконными вооруженными формированиями недостижима, если применяются только силовые способы и "закачивание денег". Необходимы "глубокие, системные изменения" экономики, общественных отношений, устройства государственных структур, считает правозащитник.

"Люди боятся сдаваться, потому что знают – их будут пытать и навесят много чужих грехов"

Далее Олег Орлов рассказал об используемых методах борьбы с вооруженным подпольем, а также представил статистику и графики с данными о потерях силовых структур по годам.

С 2009 года власти перешли от метода "силового террора" к модели "мягкой силы", предполагающей выход из НВФ и возвращение к мирной жизни участников бандформирований, желающих сдать оружие. Метод не предполагает полного освобождения от ответственности за содеянные преступления, но гарантирует, что "с человеком будут поступать по закону", рассказал Орлов.

"Люди боятся сдаваться, потому что знают – их будут пытать и навесят много чужих грехов. С 2009 года стали создаваться комиссии по адаптации, гарантирующие, что бывших боевиков будут судить по закону, а семьи не будут преследовать", - сказал Орлов.

Согласно представленной Орловым статистике, с 2006 по 2007 год потери федеральных сил убитым и ранеными сократились с 935 до 536 человек. После этого, отметил правозащитник, НВФ перешли с тактики боестолкновений на тактику подрывов, терактов, в том числе с применением смертников.

Правозащитник также подверг критике "гипертрофированное применение силы" в борьбе с вооруженным подпольем, что отмечалось, например, в Чечне. "Издержки превышают положительные результаты. Лекарство страшнее болезни. Последствие – построение тоталитарного общества, а значит, мы не можем быть уверены, что приходящая информация достоверна", - сказал Орлов.

"2013 год – полный отказ от модели "мягкой силы"

Орлов представил данные о потерях силовиков в СКФО в целом и в Дагестане в частности за период с 2005 по 2013 год. Анализ показал, что с начала 2006-го до конца лета 2010 года идет небольшое увеличение потерь – в среднем, оно составляет 200 человек по всему федеральному округу и 75 по Дагестану ежеквартально. Но уже с осени 2010 года числа падают, виден "тренд снижения потерь". Как считает Орлов, успех достигнут за счет применения все того же метода "мягкой силы".

Потери силовиков в СКФО за 2013 год пока не подсчитаны и анализировать ситуацию пока рано, однако предварительные данные показывают тенденцию роста потерь, сообщил Орлов.

"Она не драматическая, не сильная, но она есть. В нашем бюллетене мы делаем вывод: 2013 год – полный отказ от модели "мягкой силы". Причины: силовики смогли навязать точку зрения, что перед Олимпиадой нужно быстро-быстро все зачистить", - сказал правозащитник.

"В Дагестане комиссия по адаптации боевиков прекратила работу. Со своей стороны мы (правозащитники) не можем помочь к обращающимся к нам людям, желающим сдать оружие и на чьих руках нет крови. Мы не можем гарантировать, что после сдачи в прокуратуру или центр "Э" человека не будут пытать", - сказал Орлов.

Прекращены переговоры между представителями салафитской общины и властями, в ряде сел Дагестана проходят зачистки по "чеченскому типу", "народными дружинами", не имеющими отношения к силовикам, по религиозному признаку преследуются мусульмане, отметил правозащитник. "В 2012-13 годах даже представить себе такое было невозможно", - добавил Орлов.

В течение 2013 года правоохранительные структуры Дагестана предприняли ряд действий репрессивного характера, что способствовало нагнетанию напряженности, росту уровня недовольства со стороны строго практикующих мусульман. В число таких действий входили массовые задержания мусульман для проверок документов, изъятия у них образцов ДНК, проверки и закрытия мусульманских кафе, детских садов, учебных заведений, ограничение доступа в мечети.

"Силовики потребовали не писать о терактах"

"В разных республиках СКФО цифры (потери силовиков за разные года) разнятся", - сказал на презентации Александр Черкасов.

По его словам, в последние несколько недель "новости идут" из Дагестана и Кабардино-Балкарии. В свою очередь МВД Чечни сообщает лишь о транспортных происшествиях, умалчивая о контртерроре. Статистические же данные чеченской полиции по убитым и раненым говорят, что Чечня является вторым проблемным регионом в СКФО после Дагестана.

Сейчас во всем СКФО продолжаются жесткие действия. Перед Олимпиадой к местным журналистам и редакторам обратились силовики с требованием не писать о терактах и о текущем военном конфликте. Силовики и сами "темнят" – например, после взрыва автомобиля в Пятигорске 27 декабря уголовное дело не было возбуждено по статье "Теракт", хотя погибли три человека. По мнению Черкасова, тем самым правоохранители пытаются уменьшить статистику террористических актов.

Отвечая на вопрос корреспондента "Кавказского узла" относительного того, кому может пригодиться книга, Олег Орлов перечислил целый ряд потенциальных читателей. По мнению правозащитника, подготовленное издание будет интересно дипломатам, сотрудникам некоммерческих и гуманитарных организаций, журналистам, освещающим проблемы Кавказа. Журналисты могут использовать бюллетень как справочное издание, добавил Черкасов.



0 комментариев