Правозащитники: Мусульмане традиционно «попали под раздачу»

Правозащитники продолжают бить тревогу в связи с неправомерным применением антиэкстремистского законодательства и другими формами нарушений прав верующих в России. Традиционно среди основных пострадавших от «борцов с терроризмом» – мусульмане.

В обнародованном на днях докладе информационно-аналитического центра «Сова», как «инновация» 2014 года отмечена участившаяся блокировка сетевого контента. При этом применение ставших в предыдущие годы традиционными методов «борьбы» (запреты литературы, аресты, давление), к сожалению, за редким исключением, на спад не пошло.

Среди тенденций авторы доклада «Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в 2014 году» заметили умножение злоупотреблений, связанных с низким качеством подготовки сотрудников правоохранительных органов, а также и низким качеством самого антиэкстремистского законодательства. Также отмечается, что с середины 2012 года становится заметнее формирование механизмов подавления оппозиционных и любых других независимых форм активности.

Получила, отмечают эксперты, развитие линия на ужесточение антиэкстремистского законодательства и расширение «пространства нелегального». Причем, как случалось и ранее, новые составы преступлений и правонарушений (об «историческом ревизионизме», о сепаратизме, об «экстремистской символике») сформулированы так, что их буквальное применение либо невозможно, либо должно означать массовые репрессии, однако на практике эти нормы применяются крайне избирательно. При этом ни Конституционный, ни Верховный суды явно не готовы вмешаться в эту ситуацию с позиции права.

«Украинские события придали процессу новый импульс, который даже сейчас еще трудно в полной мере оценить», — говорится также в докладе. Из-за вовлеченности России в украинские события существенная доля неправомерного антиэкстремистского правоприменения приходится на высказывания и действия, так или иначе связанные с этими событиями. «Планка криминальности» при этом в среднем вновь понизилась, но такое правоприменение не привело к снижению уровня агрессии в обществе», — считают в Центре.

«Однако внимание правоохранительных органов в 2014 году не было сконцентрировано исключительно на делах, связанных с Украиной. Продолжались преследования религиозных меньшинств. По-прежнему выносились уголовные приговоры за разного рода нетолерантные высказывания, не содержащие никаких противоправных призывов и явно не представляющие общественной опасности», — добавляется в докладе «Совы».

Неправомерными в Центре «Сова» считают, например, пять приговоров против семи человек, вынесенные в 2014 году по ст. 282 УК. «Это приговоры Василию Пурденко, редактору блога «Свободное слово Адыгеи» за статью националистического толка против притеснений русских в Адыгее, видной деятельнице татарского националистического движения Фаузии Байрамовой за статьи о событиях в Крыму и на Украине, а также главному редактору чувашской газеты «Взятка» Эдуарду Мочалову за статью Байрамовой о необходимости сохранения татарской национальной идентичности, частично неправомерное решение в отношении жителя Владивостока за публикацию в соцсети (в числе других материалов) безобидного ролика для мусульманок, а также приговор сторонникам «Хизб ут-Тахрир» из Казани Азату Хасанову, Ильдару Шайхутдинову и Ильмиру Имаеву за автопробег с флагами с шахадой», — говорится в докладе.

В докладе приводятся также другие случаи неправомерного применения антиэкстремистского законодательства: «В связи с деятельностью движения «Таблиги Джамаат» три приговора вынесли в 2014 году суды Хакасии и Республики Алтай. Напомним, это религиозное движение было запрещено в России как экстремистское, несмотря на то, что занимается исключительно продвижением исламских религиозных практик и не замечено в призывах к насилию».

«Против верующих, изучающих книги турецкого суфийского богослова Саида Нурси, которые, как мы считаем, запрещаются без малейших оснований, было вынесено пять приговоров по ст. 2822 УК», - добавляют эксперты. В Перми, Калининграде и Ульяновске 6 человек были приговорены к штрафам, 5 - к разным срокам заключения.

Приятная новость – в отношении одного активиста в Калининграде преследование прекратилось. Суд шел так долго, что истек срок давности дела (!).

«Российские правоохранительные органы, - поясняют правозащитники, - преследуют мусульман, читающих книги Нурси, за членство в некой единой организации «Нурджулар», которая была запрещена в России, несмотря на то, что факт ее деятельности и даже само существование не были доказаны».

В ряду преследований отдельных верующих, которых суд не относил к каким-либо запрещенным организациям, эксперты выделили дело жительницы Первоуральска Свердловской области, которую привлекли к ответственности по ч. 1 ст. 282 УК за то, что на своей странице в социальной сети она «в резких выражениях» критиковала празднование мусульманами Нового года, сравнивая его с языческими ритуалами. В конце года начался судебный процесс.

Всего за год вдвое, по данным правозащитников, выросло количество уголовных дел, неправомерно заведенных по обвинениям в том или ином «возбуждении ненависти». Таким образом, даже при общем росте количества уголовных дел о разного рода публичных высказываниях, доля неправомерных среди них явно увеличивается.

«Поскольку сфера «противодействия экстремизму» стала в связи с украинскими событиями пересекаться со сферой защиты предполагаемых внешнеполитических интересов России, в антиэкстремистской деятельности заметно возросла роль ФСБ», - отмечают специалисты, комментируя необнадеживающие тенденции.

Из условно положительных перемен эксперты Центра заметили замедление роста Федерального списка экстремистских материалов. Заодно сократилось и количество претензий к библиотекам в связи с этим списком.

«Впрочем, следует признать, что многочисленные проблемы, порожденные существованием списка, по-прежнему никак не решаются, - отмечается в докладе. - Как, впрочем, и все другие давно известные проблемы, связанные с противодействием экстремизму».

Так, подавляющее большинство неправомерных приговоров по ст. 20.29 КоАП за массовое распространение экстремистских материалов или их хранение в целях распространения – 30 из известных правозащитникам 46 – было вынесено в 2014 году именно за распространение религиозной литературы, прежде всего исламской (29 из 46). Правоохранительные органы особенно ревностно боролись с распространением «Крепости мусульманина» и «Садов праведных» – сборника молитв на каждый день и труда XIII века, содержащего хадисы Пророка (мир ему). Все это происходило в то время, когда решение о запрете этих книг, вынесенное в 2013 году в Оренбурге, уже находилось на стадии пересмотра: в феврале 2015 года оно было отменено Оренбургским областным судом.

«В связи с присоединением Крыма, - особо выделяется в докладе, - в тяжелом положении оказались мусульмане полуострова, не знакомые с феноменом Федерального списка экстремистских материалов. Новые власти Крыма начали с тотальных обысков и изъятия запрещенной литературы у крымских татар, но затем одумались и ввели трехмесячный (с середины октября) мораторий на изъятие экстремистских материалов с тем, чтобы крымские жители могли изучить российское законодательство и избавиться от опасной литературы. Тем не менее, среди крымчан уже есть оштрафованные по ст. 20.29 КоАП».

Также зафиксировано в документе неоднократное вынесение прокуратурой предостережений и предупреждений отдельным мусульманам и общинам. В Тюменской области была ликвидирована как экстремистская Мусульманская религиозная организация поселка Боровский. Поводом послужило то, что в мечети дважды – до и после вынесения предупреждения о недопустимости экстремистской деятельности – была обнаружена запрещенная литература. «Всего три книги, запрет двух из которых представляется нам очевидно неправомерным, а третьей – весьма сомнительным», - прокомментировали случай эксперты.

В то же время отмечается активное попополнение Единого реестра запрещенных сайтов, созданного в 2012 году. Поначалу в него включали сайты с информацией, запрещенной на основании вступившего в законную силу решения суда, однако в 2014 году суды стали выносить решения о внесении сайтов в реестр, не признавая их экстремистскими, на том основании, что они содержат материалы, аналогичные уже признанным экстремистскими, отмечает Центр.

«К концу 2014 года эта часть реестра насчитывала не менее 128 пунктов. Внесение в реестр примерно двух десятков этих пунктов представляется нам сомнительным или вовсе неправомерным. Среди наиболее громких и одиозных запретов 2014 года – запрет сайта Свидетелей Иеговы jw.org и сайта поклонников творчества Саида Нурси – nurru.com», — говорится в докладе.

Власти, «очевидно, поставили перед собой заведомо нереализуемую задачу устранить распространение посредством интернета информации, которая представляется им опасной для них самих или для общества в целом. И хотя речь может идти и о действительно опасной информации, - отмечают эксперты, - сами по себе механизмы, используемые государством, наносят уже слишком большой ущерб общественным интересам. Иллюстрацией здесь может служить применение «закона Лугового», создавшего внесудебный механизм блокировок в интернете».

Вывод правозащитников из доклада, в котором анализируется ситуация за год, не утешителен: «При тех изменениях политического режима, которые мы все наблюдаем, федеральные власти явно не готовы не только провести либерализацию антиэкстремистского законодательства, но даже устранить наиболее вопиющие несуразности в его формулировках и практике применения»

Мансур Алишаев



0 комментариев