Мусульманским странам прочат лидерство

Все мы слышали о БРИКС – группе стран, которые в последние годы демонстрировали высокие темпы экономического роста. Это Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка. С ними экономисты связывали большие надежды. Недавно в ход вошла еще одна аббревиатура – МИНТ. Мексика, Индонезия, Нигерия, Турция. Именно их теперь называют в числе самых перспективных. Правда, для того, чтобы выйти в лидеры глобальной экономики, этим государствам потребуется еще очень много времени и усилий.

Отрадно, что из четырех «ментоловых» государств три, или точнее две с половиной, - мусульманские. В Нигерии, хоть и действует шариатское уголовное право в некоторых штатах, лишь порядка 50% населения исповедует Ислам.

МИНТ – что это?

По мнению известного экономиста Джима О’Нила, аналитика одного из крупнейших в мире коммерческих банков Goldman Sachs, который 12 лет назад ввел понятие БРИКС, в скором времени стоит ожидать появления нового объединения. В колонке издания Bloomberg он пишет, что экономики Мексики, Индонезии, Нигерии и Турции заслуживают отдельного внимания. Там сложились благоприятные демографические условия, а их экономические перспективы вызывают особый интерес.

Термин-аббревиатура «МИНТ» (MINT) применяется в экономическом и финансовом контексте. В инвестиционном секторе под этим термином подразумевается объем облигаций, выпущенных этими странами.

О «ментоловых» перспективах уже говорили на прошедшем на днях Давосе. Участники Всемирного экономического форума отметили, что мировая экономика начинает восстанавливаться. Но для России и вообще стран БРИКС у экспертов плохие новости: они потеряли благосклонность инвесторов и уступили место драйверов мировой экономики новой группе развивающихся стран (МИНТ). Фавориты теперь – Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция.

«Инвесторы разлюбили страны БРИКС два-три года назад, их следующая бухта – страны МИНТ: Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция. Они набирают популярность и в последние полгода хорошо себя показали. На мой взгляд, эти страны привлекательны для любого, кто может думать больше, чем на пять секунд вперед», - заявил Джим О'Нил.

MINT, как это принято в западной аналитике, не просто сокращение, а акроним, который можно прочитать и как одно слово "mint", придающее концепции дополнительный смысл. В английском языке оно имеет много значений, но наиболее близкими к задумке О'Нила стоит считать те, что связаны с переводом "mint" как «монетный двор»: печатный станок, большая сумма денег, свежий и только что отчеканенный. Акроним намекает на то, что включенные в него страны будут успешно «чеканить» благосостояние своих граждан и инвесторов, вложивших капитал в ценные бумаги их компаний.

МИНТ – угрозы и перспективы

О'Нил считает, что государства МИНТ будут особенно активно развивать свою экономику в ближайшие 20 лет за счет выгодного демографического и географического положения, а также правильной стратегии. Критики обвиняют экономиста в плагиате и сомневаются в необходимости искусственно группировать слишком разные инвестиционные идеи.

В 2001 году экономист предположил, что крупные быстроразвивающиеся (на тот момент) Бразилия, Россия, Индия и Китай станут очень привлекательным объектом инвестиций в первое десятилетие века. По его мнению, большое, быстро богатеющее население должно было обеспечить рост спроса в экономике, а сырьевые запасы - относительно безболезненную трансформацию и встраивание в глобальные процессы. Сегодня он скорректировал свои взгляды.

О'Нил, который также работает над специальным проектом "Би-би-си" о «развивающихся экономиках» мира, считает, что ключевым преимуществом новой «великолепной четверки» станет демография. Высокий уровень рождаемости привел к увеличению количества молодой рабочей силы, способной - при правильной экономической политике - поддерживать высокие темпы роста ВВП на протяжении долгого времени, например следующих 20 лет, пишет он.

Эти страны помимо перечисленных преимуществ имеют и значительные амбиции: так, индонезийские власти в качестве «пессимистичного» варианта рассматривают рост ВВП «всего» на 5% в год, а не на «7% и более» в случае успеха предпринимаемых ими шагов. Для сравнения: Минэкономразвития России прогнозирует наш ВВП до 2030 г. на уровне 3 с небольшим процентов.

Опубликованные О'Нилом выкладки вызвали волну критики. Колумнист издания Bloomberg Мэттью Кляйн заметил в своем твиттере, что с той же идеей еще весной 2011 года выступала инвестиционная компания Fidelity. По его словам, уже тогда объединение столь разных государств в рамках единой инвестиционной концепции представлялось аналитикам странным. Известный британский финансовый журналист Иэн Фрейзер, например, отмечал высокий уровень коррупции в этих странах, а также принципиально разные источники экономического роста: сырье - для Нигерии, дешевая рабочая сила - для Индонезии, реформы - для Турции и близость к США - для Мексики.

Однако позже выяснилось, что и экономисты Fidelity не были первооткрывателями МИНТ. Еще в мае 2010 года компания Panasonic представила новый план развития с акцентом на развивающиеся страны, обозначив их как «BRICs + Vietnam and MINTS + B countries». Имелись в виду страны БРИК, Вьетнам, МИНТ, Саудовская Аравия и Балканы.

МИНТ - далеко не первая попытка найти такую же удачную глобальную инвестиционную идею, какой в свое время стал БРИКС. Инвестбанк Goldman Sachs еще в 2005 году предложил концепцию Next 11, объединив в команду "одиннадцати надежд" Бангладеш, Египет, Индонезию, Иран, Мексику, Нигерию, Пакистан, Филиппины, Южную Корею, Турцию и Вьетнам.

В 2009 году аналитик из группы журнала Economist Роберт Уорд придумал, а тогдашний президент банка HSBC Майкл Гейган популяризовал, акроним CIVETS: Колумбия, Индонезия, Вьетнам, Египет, Турция и ЮАР. Циветы - хищные млекопитающие, обитающие в Азии и Африке; пропуская через свой организм кофейные зерна, они делают их намного вкуснее и дороже. Смысл акронима заключался в том, что эти страны так же успешно пропускают через себя инвестиции.

Старший экономист Citibank Уиллем Баутер в 2011 году выделил свои 11 стран, которые он посчитал наиболее перспективными на период до 2050 года, и назвал их 3G: Global Growth Generators, то есть «генераторы глобального роста». В его список вошли Бангладеш, Китай, Египет, Индия, Индонезия, Ирак, Монголия, Нигерия, Филиппины, Шри-Ланка и Вьетнам.

От первого лица

Вот, что пишет сам, О'Нил:

«Один мой приятель, следивший за делами в странах БРИК, шутит, что новый блок, вероятно, "более свежий" (англ. mint - "мята" - ред.) по сравнению со странами БРИК. На самом деле, кроме густой населенности, их объединяют хорошие "внутренние демографические показатели" - во всех этих странах ожидается увеличение процента трудоспособного населения по сравнению с не работающим. Если Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция приложат усилия, возможно, кто-то из них сравняется с двузначными показателями экономического развития Китая в 2003-2008 гг. Я уже слышу свежий запах возможностей "мятного клуба"».

«Мексика расположена рядом с США, но также и с Латинской Америкой. Индонезия - это сердце Юго-Восточной Азии; вместе с тем, она имеет тесные связи с Китаем. Как всем нам известно, в Турции встречаются Запад и Восток. Сегодня только Нигерия отличается в этом плане, частично из-за общего недостатка развития в Африке, но в будущем может сравняться с другими государствами, если африканские страны прекратят воевать и начнут торговать друг с другом».

«Что касается уровня благосостояния населения, Мексика и Турция находятся примерно на одном уровне, с годовым заработком около $10 000 на одного человека. В Индонезии люди получают существенно меньше - $3500 на человека, а в Нигерии - $1500 (показатель, очень близкий к индийскому). Мексика и Турция еще немного отстают от России ($14 000 на человека) и Бразилии ($11 300), но опережают Китай ($6000)».

«Я вернулся из поездок с убеждением, что Нигерия и Турция смогут с легкостью приятно удивлять людей, ведь многие имеют предвзятые мнения относительно хорошо известных проблем, существующих в этих странах, - например, преступности и коррупции в Нигерии или авторитарном стиле управления в Турции».

«В Турции поводов для восторгов нашлось немало, в частности, во время моих визитов в компанию Beko (производитель бытовой техники) и "Турецкие авиалинии", авиаперевозчика с самыми быстрыми в мире темпами роста. В Нигерии же, я то и дело сдерживал восторженные возгласы. Творческие способности нигерийцев внушают энтузиазм, по крайней мере, так было со мной, я вернулся с разгоревшимися мечтами о личных инвестициях, которые, вероятно, реализую».

«В отношении Индонезии я не настолько уверен. Сложностей здесь не меньше, чем я ожидал, и, расспрашивая о способах их преодоления, я не услышал ничего особенно захватывающего. Эта страна нуждается в более целенаправленной коммерции, а также улучшении инфраструктуры. Но при всех вопросах – перспективы огромные».

На реализацию своего прогноза известный британский экономист отводит 30 лет. Немалый срок, чтобы проверить его достоверность. Но самое главное – это то, что все зависит не от публикаций в крупных журналах, а от самих жителей этих стран.

Что касается мусульманского мира в целом, то ему можно адресовать слова О'Нила, сказанные в отношении Африки: ваше будущее прекрасно, если вы займетесь созиданием, а не войной.



3 комментариев


  1. (26.01.2014 14:13) #
    2

    Ислам это система для жизни, которая решает любую проблему человека и в этом есть огромное благо, а если, человек придумывает законы от себя, то это приведет к хаосу все человечество, что мы видим в современном обществе!

    • (23.02.2014 02:26) #
      -1

      вообщето хаос это то что творится в странах в основном населенных мусульманами.нищета,невежество,война.и если ислам такая хорошая система для жизни то зачем мусульманские мигранты так рвутся в страны Запада?

  2. (27.01.2014 21:34) #
    0

    Эксперты считают, что качество индонезийского роста выше китайского.(рост за счёт внутреннего спроса и др.)