Как Путин не послушался Мубарака

Волнения в Тунисе и Египте заставят многих руководителей в других государствах осторожнее относиться к искусственным схемам смены власти, предлагаемым их советниками. Пришло также время серьезно заняться проблемами семейственности, коррупции и несправедливого распределения богатств и властных ресурсов. Это касается не только арабов, но и многих других лидеров, в том числе на пространстве бывшего Советского Союза.

Противостояние сторонников и противников Хосни Мубарака, чем бы оно ни закончилось в Египте, уже привело к серьезным изменениям. Элита, включая прикормленных властью бизнесменов, теряет свои позиции. Правивший с 1981 года президент отказался от давно лелеемой им идеи передать бразды правления сыну Гамалю. Только что 47-летний Гамаль Мубарак вместе с некоторыми другими руководителями ушел с ведущих постов в правящей Национально-демократической партии. С несостоявшимся наследником были дружны многие самые богатые египетские бизнесмены, в том числе известные российским компаньонам Ахмад Изз, Ибрагим Кямиль, Нагиб Савирис. Их дела могут пойти хуже, так как их бизнес слишком зависел от благоволения чиновников, а преемственности власти не будет.

Еще недавно казалось, что задуманной схеме нет альтернативы. В том, что она не была реализована, в большей степени виноват Гамаль, нежели его отец Хосни Мубарак, которому в мае этого года должно исполниться 83 года. В последнее время Мубарак-старший болел, тяжело переживал трагическую потерю одного из внуков - подросток погиб то ли от болезни, то ли от падения с лошади, точно неизвестно. Весной прошлого года Хосни Мубарак сделал операцию в Германии на желчном пузыре. Проблема была в том, что Гамаль при всей его уравновешенности и аккуратности не имел такого же авторитета, как его отец, и не торопился брать власть в свои руки. Эти сомнения и борьба в президентском окружении привели к тому, что время было упущено.

Сейчас после народных выступлений сразу в нескольких арабских странах (Тунис, Египет, Алжир, Иордания, Йемен) передача власти от отца к сыну, к другому родственнику или к заранее определенному преемнику будет проходить непросто даже в арабских монархиях, не говоря уже о республиканских режимах. В том же Тунисе хотя и не шла столь откровенно речь о наследнике, но многочисленные родственники президента Зейн аль-Абидина бен Али за 23 года его правления потеряли меру в использовании административного ресурса для развития собственного бизнеса и в строительстве роскошных вилл на фоне всеобщей бедности. Люди ненавидели президентского зятя с его прирученным тигром в одном из дворцов и шептались про обнаглевших племянников его второй жены из представительной семьи Трабельси. Один из них не успел в середине января бежать вместе с остальными. Он уже собирал вещи, но был убит своим партнером по бизнесу из-за конфликта, связанного с деньгами.

Уход долго правивших на Ближнем Востоке крупных лидеров старой формации начался не сейчас, а еще в конце 1990-х годов. В 1999 году скончался от рака иорданский король Хусейн. Дворцовые интриги привели к тому, что в последний момент он переделал завещание и сделал наследником престола не своего брата, как предполагалось, и не сына от последнего брака, а другого своего сына Абдаллу. Еще тогда возник вопрос, а сможет ли молодой король обеспечить стабильность в своем королевстве. Пока у него это получается, а тот факт, что передача власти от отца к сыну прошла мягко, придала смелости соседним руководителям.

В Сирии, правда, было сложнее сделать то же самое – все-таки республика, а не монархия. Да и поначалу президент Хафез Асад готовил себе на смену своего решительного сына Басиля с военным образованием, а не робкого офтальмолога Башара. Но выбора не осталось после гибели Басиля в загадочной автомобильной катастрофе по пути в аэропорт. Поэтому когда в 2000-м году Асад-старший умер, многие сомневались в успехе его преемника. Кстати, египетский президент Хосни Мубарак рассказывал автору этих строк, что незадолго до смерти Хафез Асад просил его по дружбе поддерживать сына и помогать ему хотя бы советами. Возможно, это покажется сегодня странным, но поддержка из Каира помогла молодому сирийскому президенту. А его удачливость создала иллюзию, что по такому же принципу можно обеспечить преемственность власти в любой стране.

В Азербайджане, например, Гейдар Алиев подготовил в президенты своего сына Ильхама, в 2004 году этот сценарий был реализован. В Ливии вождь революции Муаммар Каддафи в последние годы не скрывал, что видит себе замену в лице сына Сейф-уль-Ислама. А Хосни Мубарак из двух сыновей выбрал в преемники самого респектабельного Гамаля.

Однако обстоятельства с тех пор изменились. Углубление социального неравенства и мировой экономический кризис привели к ухудшению жизни граждан. Это сильнее всего ударило по молодежи, успевшей в прежние времена получить образование, но не нашедшей себе применения, кроме как изливать свое негодование через Интернет в стремительно распространившихся социальных сетях. Местные мусульмане все больше недовольны политикой США в регионе, продолжающимися войнами в Ираке, Афганистане и конфликтом в Палестине. Авторитарные светские проамериканские режимы стали выгодны лишь узкой прослойке разбогатевшей элиты. К тому же оказалось, что в большинстве своем сыновья, готовые взять власть по наследству, не обладают харизмой и опытом своих отцов. Наступил кризис власти.

Не случайно 2 февраля йеменский президент Али Абдалла Салех, находящийся у руля уже более тридцати лет, пообещал не участвовать в президентских выборах 2013 года и не продвигать к власти своего сына Ахмада. Он возглавляет президентскую гвардию, до сих пор считался преемником отца на посту президента, а несколько его двоюродных братьев занимают высокие посты в спецслужбах. В Казахстане в конце января Конституционный суд вдруг признал не соответствующим основному закону решение парламента от 14 января этого года по продлению полномочий действующего президента Нурсултана Назарбаева до 2020 года. Сейчас вместо этого на 3 апреля этого года назначена дата досрочных президентских выборов. И хотя победа на них Назарбаева выглядит предрешенной, обращает на себя внимание то, что власть предпочла действовать более осторожно. Уж не из-за событий ли в Тунисе и Египте?

Российские власти наверняка тоже обратят внимание на эти тенденции. «Я посоветую Путину остаться», - это сказал автору «Политком.ру» накануне одного из своих визитов в Москву египетский президент Хосни Мубарак. Это было как раз тогда, когда в России обсуждалась возможность изменения Конституции в той части, где говорится о том, что один и тот же человек не может быть президентом два срока подряд. Хосни Мубарак исходил явно из самых лучших своих побуждений по отношению к россиянам и из своего видения ситуации как в нашей, так и в своей стране. В том интервью он сказал в ответ на мой вопрос: «Надо, чтобы Путин остался и не слушал никого. Во имя интересов страны».

Как мы знаем, российский президент Владимир Путин в 2008 году не внял подобным советам и придумал другой выход из ситуации. Мы уже знаем теперь и то, что президент Хосни Мубарак переоценивал свои возможности и недооценивал степень недовольства последними годами своего правления в собственной стране. А произошедшие из-за этого волнения и перемены, перекинувшиеся на другие государства, могут поставить вопрос и о том, а насколько приемлемой будет для общества простая перемена фигур в тандеме на президентских выборах в России в 2012 году. При решении этой проблемы придется более внимательно прислушаться к мнению избирателей.

Елена Супонина - политический обозреватель, востоковед, специально для «Политком.ру»



0 комментариев