Арабская весна

Внезапно быть арабом стало престижно. Народы арабского мира гордятся тем, что стряхнули с себя десятилетия зашуганной пассивности под диктатурой, правившей без какого-либо уважения к желаниям народа. А теперь он стал уважаемым и на Западе. Египет теперь считают удивительным и прогрессивным местом. Солидарность египетского народа приветствуют демонстранты в Мэдисоне, штат Висконсин, а его перспективные молодые активисты воспринимаются как образцы новой модели мобилизации. События в арабском мире освещались западными СМИ шире, чем когда-либо, о них говорилось в положительном ключе, а это беспрецедентное явление.

Раньше, когда сообщали о чем-то мусульманском, ближневосточном или арабском, этим новостям всегда придавался негативный оттенок. Теперь же, во время арабской весны, это прекратилось. Регион, который был собирательным образом политической стагнации, наблюдает стремительную трансформацию, привлекшую внимание всего мира.

Об этих гигантских изменениях в восприятии арабов, мусульман и жителей Ближнего Востока необходимо сказать три вещи. Первая – насколько поверхностно и фальшиво западные СМИ изображали этот регион. Практически все, о чем мы слышали, это вездесущие террористы, бородатые радикалы и их закутанные спутницы, пытающиеся навязать Шариат, а также коррумпированные жестокие деспоты, никто кроме которых не мог контролировать радикальных личностей.

В терминологии правительства США, которую преданно повторяют мейнстримовые СМИ, большая часть жестокости и коррупции устраняется с помощью «умеренных» (т.е. людей, которые говорят и делают то, что нас устраивает). Это понятие, а также оборот «арабская улица», который использовался в качестве унизительного обобщения жителей региона, теперь пора отправить куда подальше.

Вторая вещь заключается в том, что этот сдвиг в восприятии очень хрупок. Даже если будут свергнуты все арабские деспоты – «мы противопоставляем себя им» - в эту идею всегда вкладываются огромные инвестиции. Сюда включаются не только бюрократические империи, занятые «войной с террором», не только отрасли промышленности, обеспечивающие эту войну, а также полчища контрактников и консультантов, щедро вознаграждаемых за свои услуги, сюда включаются также целый идеологический архипелаг псевдоэкспертов – армии «террорологов», приверженных идее пропаганды искаженного представления о Ближнем Востоке. Эти «говорящие головы», слывущие экспертами, неустанно твердили, что за террористами и исламистами надо следить и разыскивать их. Эти люди систематически учили американцев не видеть настоящего арабского мира – объединения стремящихся к верховенству закона, высокотехнологичную молодежь, феминисток, артистов и интеллигенцию, люди с обширным знанием западной культуры и ценностей, простой народ, который всего-навсего хочет достойных возможностей и права голоса. Вместо этого «эксперты» учили нас, что это фанатичный народ, лишенный чувства собственного достоинства, который заслуживает своих жутких правителей. Власть предержащие и влиятельные люди, поддерживающие эти граничащие с расизмом взгляды, не изменят своей позиции в одночасье, а может, и вовсе не изменят – чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в клоаку Fox News.

Третье – в арабском мире все может легко и довольно быстро поменяться в худшую сторону, и это может тут же вытравить новую модель восприятия. Пока ни в одной арабской стране ничего еще не решено, ни в Тунисе, ни в Египте, где деспоты ушли, но настоящая трансформация едва началась. Это так, несмотря на то, что у обеих стран есть многие предпосылки для конституционного правительства, зрелой демократии, экономического прогресса и социальной справедливости.

Пока люди на Западе узнают больше об этой крайне важной части света, есть еще несколько истин, которые необходимо донести. Одна из них заключается в следующем - это не тот регион, который совершенно не подходит для демократии, не имеет конституционных традиций и всегда страдал под гнетом авторитарных правителей.

В последние недели много говорилось о потенциальном применения «турецкой модели» в арабском мире. На самом деле, Турция и арабские государства пришли к собственному пониманию современности, конституции, демократии, прав человека, благодаря их общему османскому прошлому. Эпоха с 1860-х по 1918 г. сформировала понимание этих вещей, хотя как турецкие, так и арабские националисты яростно отрицали османское влияние на свои нынешние государства. Современная Турция показывает пример того, как примирить влиятельную военную элиту с демократией, а светскую систему с религиозной ориентацией. Кроме того, она служит примером экономического успеха, реально осуществимого культурного синтеза между Востоком и Западом и того, как нужно оказывать влияние на мировой арене. Во всех отношениях эта модель воспринимается лучше, чем 32-летняя иранская теократическая система, которую многие в арабском мире считают провальной альтернативой.

Арабским государствам предстоит долгий путь, чтобы устранить жуткое наследие репрессий и стагнации, чтобы двинуться навстречу демократии, верховенству закона, социальной справедливости и достоинству, которые и входили в число требований народов во время этой арабской весны. Понятие «достоинство» включает в себя два требования – во-первых, это достоинство личности перед лицом правителей, которые относятся к своим подданным как к бесправным и презренным людям. Во-вторых, это требование коллективного достоинства таких гордых стран, как Египет, и арабов как народа. Именно это требование привело к власти националистических лидеров в 1950-х гг, когда те боролись с колониализмом и неоколониализмом. После провалов того поколения их заменили диктаторы, которые обеспечили «стабильность», хваленую Западом стабильность, купленную ценой личного и коллективного достоинства. Именно это унижение и хотят устранить демонстранты от Рабата и до Манамы.

Огромная опасность заключается в игнорировании этого требования коллективного достоинства, будь то проблема покровительственного отношения Соединенных Штатов к региону или систематическое отрицание убежденности арабов в несправедливости положения палестинцев. Если жители арабского мира все же сумеют добиться демократических преобразований и начнут бороться с многочисленными глубокими проблемами своих обществ, крайне важно, чтобы к новому арабскому миру, рожденному в борьбе за свободу, социальную справедливость и достоинство, относились с уважением, которое он впервые за десятилетия начал зарабатывать.

Рашид Халиди, профессор арабских наук в Колумбийском университете

Перевела Зарина Саидова специально для Ансар.ру



0 комментариев