Отцы арабской демократии

Революции в Тунисе и Египте полностью меняют систему мировой политики

Кавказ, как и весь мир, затаив дыхание, следит за тем, что происходит в арабском мире. Тунис и Египет восстали против своих диктаторов и огласили весь мир кличем арабской революции «Я дышу свободой!» Вслед за ними свое право на свободу поспешили заявить жители Йемена, Алжира, Бахрейна, Ливии и даже Ирака.

Вместе с тем произошедшее в Тунисе и Египте имеет значение далеко не только для самих этих стран и даже не только для всего арабского мира. При этом необходимо осознавать, что, безусловно, египетская революция важнее своего аналога в Тунисе. Это важнейшее событие глобальной политики последнего времени.

Египет. Как много в этом слове

Египет — это ключевое, самое большое государство арабского мира сегодня. Египет во многом задает тон в идеологии, политике и культуре арабского и всего исламского мира, и его пример куда более заразителен, чем Туниса. Не зря Барак Обама, пришедший к власти как антипод Джорджа Буша, выбрал именно его столицу для своей речи, которую американцы позиционировали как историческую и примирительную по отношению к исламскому миру. Вслед за ним с похожей речью там же выступил Дмитрий Медведев, правда, с меньшей помпой и эффектом.

Главный же международный вопрос в контексте изменения режима в Каире — сохранение кэмп-дэвидских соглашений. Если оппозиция, придя к власти, захочет их пересмотреть или вовсе выйти из мирных договоренностей с Тель-Авивом, которые большинство населения страны до сих пор не принимает, то рушится вся система безопасности на Большом Ближнем Востоке, сконструированная США, и Западом в целом, в последнюю четверть XX века. Это вполне вероятно, т.к. даже умеренное правительство, которое придет на смену Мубараку, не сможет игнорировать давление радикальных масс, приведших его к власти.

Сегодня уже бурлит Алжир, в Йемене президент Али Абдулла Салих пообещал в скором времени уйти, иорданский король Абдулла, пытаясь упредить мятеж, отправил в отставку правительство, есть вероятность волнений в Сирии и даже Саудии, и в других странах Залива. В ситуации перманентной революции (массам, как известно, сложно остановиться даже после достижения первоначальных целей) новая арабская элита может попытаться канализировать народный гнев на Тель-Авив, тем более что особых трудов это, скорее всего, не составит.

Арабская молодежь — движущая сила революций — уже бросила лозунг: «Вчера — Тунис, сегодня — Каир, завтра — Амман, послезавтра — Иерусалим». В последнем случае имеется в виду освобождение оккупированных израильтянами палестинских территорий, и ставятся в один ряд израильские власти, проводящие по отношению к палестинцам дискриминационную политику, и авторитарные режимы в своих странах.

Медиа-революция

События в Египте и Тунисе имеют глобальное значение. Началась трансформация в надежде на лучшее будущее всего исламского мира, который дремал и деградировал последние двести лет. В этой связи поражает, что у нас к Египту приковано внимание в основном в контексте угрозы дальнейшему отдыху россиян на курортах этой страны, в которой сегодня бьет пульс истории. Этот упрек относится и к экспертному сообществу.

Что в Египте, что в Тунисе, и в других арабских странах огромную роль в мобилизации масс сыграли и играют социальные сети. Интернет показал свою политическую эффективность. Твиттер-революция, о которой так много говорили хакеры и юзеры, свершилась, причем в самом прямом смысле слова!

Одна из важных черт революций в начале XXI века, что в современных условиях диктаторы уже не могут подавить народные протесты тотальным запретом на свободные СМИ и подавлением свободы слова. Поскольку в ситуации острого дефицита информации о происходящем, главным орудием улицы становятся не официальные СМИ, а Интернет и мобильные телефоны. Огромную роль в обмене информацией о происходящем стали для молодежи их личные страницы на популярных социальных сетях Facebook, Twitter и Youtube.

Другой интересный момент — роль панарабских телеканалов, прежде всего, «Аль-Джазиры». Она не просто освещает революции, она их в каком-то смысле создает. Как нам представляется, одной из задач канала в свое время и было повлиять на то, что сейчас происходит. Специалистам уже тогда, более 10 лет назад, было очевидно, что во многом искусственные режимы в арабских странах рано или поздно начнут сыпаться. Это был вопрос времени. «Аль-Джазира» оказалась тут не только информатором, но и, как говорил классик, системным организатором.

Революционный держите шаг

Мировое мусульманское население к 2030 году достигнет 2,2 млрд по сравнению с 1,6 млрд в 2010 году. Таким образом, мусульманское население в ближайшие 20 лет увеличится более чем на 35%. Эти результаты на днях обнародовал авторитетный исследовательский центр «Pew». Соответственно, возрастет и без того уже очень важная роль молодежи в арабских странах и, в целом, в исламском мире.

Что самое интересное для дагестанских и кавказских мусульман, арабская улица сегодня не выдвигает пресловутых требований введения шариатского судопроизводства. Исламский порядок для нее — это, скорее, достойная жизнь, эффективная экономика, социальные гарантии и уважение прав. Что интересно, многие современные мусульманские богословы подводят под это убедительную теологическую базу.

Арабский революционный девиз: демократия, социальная справедливость, ислам. Или другими словами: долой коррупцию, авторитаризм, сохраним исламскую идентичность и добьемся свободы религиозного самовыражения. Причем требования идут именно в таком, как приведено, порядке.

Ближе всех к роли выразителей таких революционных для арабского мира настроений приблизились умеренные исламисты. Они создали политический язык для среднего класса, мелкой арабской буржуазии, студенчества и трудовой интеллигенции. Поэтому у них причудливо сочетаются религиозно-фундаменталистский дискурс с либеральным и левым. Этот феномен, к сожалению, пока плохо известен и еще менее понятен в России, где не привыкли отличать умеренных исламистов от радикалов и экстремистов. Хотя есть масса специалистов, например, Евгений Примаков, которые много лет говорят об этом.

Арабы сегодня жаждут повторить у себя умеренную исламскую модель турецкого образца. Какой ценой это будет достигнуто? Юношеская пассионарность, влияние панарабских СМИ, «Твиттера» и поездок за рубеж, особенно на Запад, и знакомство с тамошними благами — поистине гремучая, взрывоопасная смесь.

Правда, та же Европа прошла через череду революций и войн, включая мировые XIX—XX вв., прежде, чем прийти к нынешнему изобилию и свободам. Арабский мир не избежит таких проблем (будем надеяться, меньшего масштаба) на пути к лучшей жизни. Но, думаем, в конце концов придет к своему варианту демократии, социального государства, гармонии религии и политики.



0 комментариев