Сыны аль-Мухтара

Когда звезда Голливуда Энтони Куин вихрем носился перед телекамерой в североафриканских песках в образе героя ливийского народа Умара аль-Мухтара, громившего итало-фашистских захватчиков, ни сам Куин, ни Муаммар Каддафи, спонсировавший съемки этого фильма «Лев пустыни», ни сам ливийский народ, воодушевить который и желал Каддафи, не могли предположить, что ровно через 30 лет этот самый воодушевившийся народ с отвагой аль-Мухтара ринется свергать самого Каддафи.

Ливийские параллели

Поистине, привычный нам на Востоке мир рушится со скоростью Конца Света. После падения режимов в Тунисе и Египте все мои друзья востоковеды, арабы и даже простые россияне гадали и спорили до хрипоты, какой режим падет следующим – Йемен? Алжир? Иордания? Бахрейн? Но никто не мог предположить, что рванет в стране, загнанной в социалистические химеры полковника Каддафи.

Хронику выступлений пересказывать не стоит и пытаться. Столь стремительно и жестко они начали развиваться. Страна сыпится на глазах – часть военных переходит на сторону народа, часть громит повстанцев, министры и послы в прямом эфире уходят в отставку… Самое удивительное, чтонаправленная против Каддафи революция, развивается, практически, по тому же самому сценарию, что и антимонархическая революция 1969 года, приведшая к власти самого Каддафи.

В этот раз началось все в городе Бенгази, где 16 февраля на акцию протеста против режима решились выйти от 500 до 2 тысяч человек. Можно сказать, что именно с Бенгази начинался и переворот 1969 года, когда сентябрьским утром «Свободные офицеры» во главе с Каддафи одновременно начали выступления в Бенгази, Триполи и других городах страны.

Тогда, после победы «Свободных офицеров» было опубликовано известное «Коммюнике № 1», начинавшееся словами: «Граждане Ливии! В ответ на сокровенные чаяния и мечты, переполнявшие ваши сердца, в ответ на ваши непрестанные требования перемен и духовного возрождения, вашу длительную борьбу во имя этих идеалов, прислушиваясь к вашему призыву о восстании, преданные вам армейские силы взяли на себя эту задачу и свергли реакционный и коррумпированный режим». Убежден, как только Каддафи будет свергнут, под этим коммюнике вновь готовы будут подписаться тысячи ливийцев.

Однако отличительным моментом двух переворотов является то, что в 1969 году свергаемый правитель – монарх Идрис I был за границей и руководить подавлением мятежа не мог. А в 2011 году полковник Каддафи, осточертевший собственному народу за 40 лет правления, решил утопить новое восстание в крови. Последние сообщения на новостных лентах сообщают, что ливийская армия вдобавок к тяжелым пулеметам начала применять против восставшего населения авиацию. По одним сведения она разбомбила военную базу, перешедшую на сторону повстанцев, а по другим – мирные кварталы Бенгази.

Опровергнуть ван Кревельда

Счет количества жертв кровавого полковника в ходе расстрелов и бомбежек протестующих уже явно пошел на тысячи. Однако, скорее всего, запугать восставших сынов аль-Мухтара уже не удастся. Во-первых, пример Туниса и Египта показал ливийцам, что стоит проявить волю, стиснуть зубы, закрыть глаза на жертвы и ненавистного тирана можно скинуть. Во-вторых, повстанцы понимают, что если они сейчас отступят, выжившие в этой кровавой бойне будут завидовать мертвым, поскольку месть черного полковника будет страшной.

И, наконец, в-третьих, Каддафи, хоть и полковник, но, думаю, он мало ориентируется на военно-политические стратегии последних лет, особенно разработанные израильскими специалистами. А зря. К примеру, израильский военный теоретик Мартин ван Кревельд предложил миру весьма занятную концепцию того, почему современным диктатурам не удастся сегодня давить как прежде повстанческие движения.

Согласно его теории, существует только два способа победы государства над повстанцами – британский и сирийский. Британский способ, заключающийся в достижении моральной победы над повстанцами и перехвате у них инициативы в борьбе за симпатии населения, априори не может быть применен в арабских диктатурах. Поскольку он предполагает невероятную щепетильность властей и армии в соблюдении закона и всех джентельменских неписанных норм мужского противостояния, даже ценой жизни солдат и полицейских, подставляющихся под пули более беспринципных повстанцев.

Сирийский же способ продемонстрировал миру глава этого государства Хафиз Асад, сравнявший с землей в 1982 году город Хама – главную базу исламских оппозиционеров, замышлявших государственный переворот. Тогда под бомбами сирийской авиации и снарядами тяжелой артиллерии погибло до 30 тысяч оппозиционеров и мирных жителей. Мятеж был утоплен в крови еще в зародыше.

Таким образом, суть этого метода борьбы с повстанцами, по ван Кревельду, гласит, что не нужно убивать всех повстанцев, достаточно убить столько, чтобы остальные содрогнулись и отступили. Однако, согласно ван Кревельду, в современном мире, возведшем гуманизм, ценность человеческой жизни в абсолют, диктаторы из-за страха перед возмездием со стороны Запада уже не решаются на такие людоедские расправы над собственным населением.

К тому же пример казненного Саддама Хусейна за несколько сотен загубленных шиитов многому научил современных арабских диктаторов. Оттого ни тунисский президент Бен Али, ни египетский президент Хосни Мубарак не решились на масштабное пролитие крови собственного народа. Ведь согласно ван Кревельду иных методов победы государства над повстанцами в принципе не существует. И если государство не готово ни к одному из этих методов – оно обречено на поражение в борьбе с инсургентами.

Но, судя по всему, ливийский полковник приготовился опровергнуть израильтянина ван Кревельда, решив «биться до последнего патрона». Однако, даже если Каддафи заставит восставшую оппозицию захлебнуться собственной кровью, точка невозврата уже пройдена. Очнувшиеся и дерзнувшие выступить против тирана племена бедуинов уже вряд ли простят ему эту кровь. Если не полковнику, так его преемнику рано или поздно придется отступить.

Возвращение арабов

Когда исламоведы и знатоки мусульманской истории предупреждали, что арабам вновь будет суждено стать основным движителем мировой истории, над ними просто смеялись. Ведь из всех крупных народов, сыгравших некогда ключевую роль в истории наций и континентов, именно арабы находились в самом униженном состоянии. Тот факт, что у арабов 21 страна, 400 миллионов населения и величайшее в мире интеллектуальное наследие, делало их сегодняшнее унижение под пятой собственных диктаторов еще более страшным и горьким.

А то, что в подобном униженном состоянии арабского мира были заинтересованы США и Израиль, лишь откладывал на жесточайшей арабской диктатуре циничный отсвет современного пост-индустриального мира – поскольку контролировать такие огромные территории без прямой военной оккупации для мировой буржуазии стало возможным только в мире ядерного превосходства, финансового рабства и тотального информационного контроля.

Но землетрясение в арабском мире, которое пророчили специалисты, все-таки началось. И потом, как бы сегодня ни открещивались египтяне и тунисцы от мусульманского фактора в анти-тиранических революциях в этих странах, последнее слово здесь все равно останется за исламом. Арабский и мусульманский мир после Туниса и Египта уже никогда останутся такими, как прежде.

Естественно, что арабским диктаторам всю эту клокочущую массу можно было держать в рабском повиновении только через сохранение страшного невежества и безграмотности. Что и применялось на протяжении множества лет в Ливии, Египте и других арабских странах. Но в полном сломе прежней политики арабских диктаторов свою роль сыграли несколько ключевых факторов.

Первый фактор – это движение «Братья-мусульмане», поистине создавшие сегодняшнюю мусульманскую образованную контр-элиту арабского мира. Второй фактор – это революционный прорыв арабской телевизионной журналистики, в первую очередь, канала «аль-Джазира». Этот канал, в считанные месяцы обошедший по оперативности, профессионализму и популярности такие гиганты, как CNN и BBC, начал делать новую историю арабского мира и сшивать воедино расколотый арабский мир прямо на глазах у обомлевших диктаторов.

Третий фактор – это стремительное развитие интернет-технологий, открывших арабской контр-элите весь остальной мир. Четвертый фактор – это невероятной пронзительной силы трагедия и подвиг Палестины. Предательство арабской элиты по отношению к палестинскому народу, жертвы понесенные палестинцами и мужество палестинских героев – подростков, женщин и мужей прострелили арабскую улицу электрическим разрядом невероятного напряжения.

И, наконец, пятый фактор – это Турция при Эрдогане, стремительно вырвавшаяся в лидеры всего мусульманского мира. Турки, как по лезвию ножа, как по краю пропасти преодолевшие острейший политический кризис в противостоянии со своим генералитетом – оплотом секуляризма, и вырвавшие из их цепких лап турецкую демократию с легкой налетом ислама, продемонстрировали арабам и всему миру очень яркий пример.

Этот пример показал, что при консолидации воли народа можно отодвинуть опостылевших узурпаторов от власти, высвободить дремавшую энергетику народа и устроить собственное экономическое чудо. А расстрел турецкого корабля из состава «Флотилии свободы» на пути в Газу и жесткая противостояние Эрдогана по этому вопросу с израильским руководством привели к наложению друг на друга двух факторов – самого турецкого и палестинского, что заставило арабов устыдиться и ускорило их пробуждение.

Чем бы ни закончилась революция в Ливии, очевидно одно – арабы вернулись в мировую историю.Даже если плодами революции сегодня в Тунисе, Египте и Ливии воспользуются негодяи, обвал остальных арабских диктатур и выход на авансцену нового поколения арабской контр-элиты уже предрешен. И теперь, этот мир, как и после изгнания Салахуддином крестоносцев из Палестины, уже не будет таким, как прежде.

Нам уже сегодня можно начать обсуждать, какая страна будет следующей после Ливии…



1 комментариев


  1. Абдуррахман Леймо
    (28.02.2011 01:00) #
    0

    МашаАллах Руслан,хорошая статья.