Защита Царнаева просит отложить суд до 2015 года

Очередное досудебное слушание в федеральном суде Бостона по делу 20-летнего Джохара Царнаева, обвиняемого в прошлогодних взрывах на финише бостонского марафона и последующем убийстве полицейского, назначено на среду.

Адвокаты молодого чеченца хотят, чтобы суд над ним начался не раньше сентября будущего года.

Накануне защита Царнаева и федеральная прокуратура обратились к судье с совместным ходатайством, в котором адвокаты молодого чеченца просят назначить суд над ним на сентябрь будущего года.

Они объясняют это необходимостью изучить огромное количество документов и вещественных доказательств, составляющих доказательную базу обвинения и, согласно закону, предоставленных защите прокуратурой.

Как явствует из ходатайства, около 2 тысяч вещдоков пока еще находятся на изучении в ФБР.

Прокуратура просит назначить суд пораньше и пишет, что, по ее выкладкам, сам процесс займет три месяца.

Если Царнаева признают виновным, то прокуроры будут требовать для него высшей меры.

Те же присяжные должны будут решить вопрос о мере наказания в ходе отдельного мини-процесса, который может занять еще полтора месяца.

После того, как министр юстиции США Эрик Холдер объявил в конце января, что его подчиненные намерены просить для Царнаева смертной казни, в прессе США развернулась дискуссия по этому поводу.

Как писал на прошлой неделе комментатор газеты Boston Globe Кевин Каллен, он готов побиться об заклад, что решение Холдера было тактическим приемом, направленным на то, чтобы побудить адвокатов Царнаева уговорить его на признание вины в обмен на пожизненный приговор.

Чего добьются власти?

Это избавило бы власти от необходимости устраивать дорогостоящий многомесячный процесс.

"Но что, если правительство в самом деле хочет его убить?" - спрашивает Каллен.

Автор, который является противником смертной казни, отмечает, что часть пострадавших от бостонских взрывов "тоже выступает против того, чтобы его убить. Другие, наоборот, стыкнутся в армреслинге за право первыми открыть смертельную капельницу в камере смертников".

"Чего же добьются власти, казнив Царнаева?" – спрашивает Каллен и отвечает, что они сделают из него мученика.

"Если его осудят и бросят в камеру до конца жизни, он будет забыт другими джихадистами еще до того, как они узнают о его существовании. Но отдайте его на милость бесконечного аплляционного процесса, который сопровождает каждый смертный приговор, отправьте его на казнь в слепящих огнях международной медиа-рампы, и он сделается символом для тех, кто хотел бы, чтобы взрыв на бостонском марафоне происходил каждый день", - полагает публицист.

"В конечном итоге, - продолжает автор, - умертвить Царнаева значит его усыпить. Не такое уже страшное наказание. Пусть себе живет. Пусть выцарапывает дни на стене камеры. Пусть считает недели, месяцы, годы. Пусть состарится одиноким и несчастным".

Читательница Washington Post Мэри Бейтс спорит со сторониками такой точки зрения и пишет, что если Царнаева не изолируют от остальных заключенных, то он начнет обращать их в свою веру и в этом преуспеет.

"Его аудитория, состоящая из отвергнутых обществом, озлобленных людей, явит собою плодородную почву для его идеологии, - отмечает она. – Если это плата за продление его жизни, то я голосую за то, чтобы ее прекратить".



0 комментариев