События в Сирии: приближение к «точке невозврата»

Волнения в Сирии, похоже, приближаются к своей «точке невозврата». Как мы и предполагали, радиус бунта неуклонно расширяется, на сегодняшний день волнениями и протестами охвачено около 100 крупных, средних и мелких населенных пунктов страны, в основном на севере и побережье Средиземноморья. Причем в ряде из них демонстрации идут днем и ночью, как например, в Дередоре. По-прежнему бунтуют Дераа, Хомс, Алеппо, пригороды Дамаска. В Хаме на демонстрации вышло около 60 тыс. человек.

Когда мы говорим о «точке невозврата», имеем, прежде всего, ту вероятность развития событий, когда остановить протестные настроения исключительно «реформами сверху» не получится. Похоже, что примерно это сейчас и происходит.


Судите сами. Президент Сирии Б.Асад на публике не появляется около 10 дней. При этом циркулируют упорные слухи о том, что он перенес микроинсульт, и у него проблемы с подвижностью левой руки. Так это или нет, но он теряет рычаги управления ситуацией, явно не понимая, что делать дальше. Концепция «национального диалога» провалилась, что собственно и было признано властями официально: два дня назад комиссия по национальному диалогу была президентским указом распущена. В этой ситуации вся полнота власти, похоже, полностью переходит к сирийским «силовикам» во главе с братом президента Махером, который большой изобретательностью в выборе тактики не грешит и полагается исключительно на репрессивные методы.


Причем надо отметить, что тактика устрашения, которую применяют военные (отрубание рук, пытки несовершеннолетних, изнасилования, и т.п.) является признанием того, что ситуация вышла из-под контроля и назад пути нет. Либо утопить в крови всех протестующих, либо утонуть в этой крови самим. Возвращение родственникам искалеченных участников демонстраций как средство устрашения порождает только новый импульс протеста. Причем такого, в котором не может быть компромисса с властями, а значит ни о каком национальном диалоге речи не идет по определению. Итогом всех этих событий объективно станет или крушение режима Асада, либо настолько массовые репрессии против населения, что Запад и международное сообщество будут вынуждены этот режим убрать сами по ливийскому сценарию. На сегодняшний день официально погибшими числится 1100 человек, около 12 тысяч – арестованы. При этом большой вопрос, сколько из них еще живы, так как никакой информации о задержанных не поступает. Для Сирии эта цифра почти критическая по степени влияния на настроения подавляющей части населения.


На фоне этого тревожным симптомом для режима становятся случаи расслоения в самой алавитской верхушке, поскольку логика событий все отчетливее ставит на повестку дня вопрос: а что более ценно, сохранение присутствия алавитов во власти и экономике (естественно, не в прежних объемах) или же полное небытие. В частности, об этом говорит известный диссидент-алавит А.Баракат. По его данным, аналогичной позиции придерживается порядка 40 высших и средних офицеров-алавитов, которые более не желают участвовать в репрессиях.


Еще один офицер-алавит, который дезертировал в Турцию, утверждает, что 4-я дивизия, в которой он служил и которой руководит Махер Асад, осталась фактически единственным подразделением, которое активно участвует в подавлении восстания. Командование 3-й и 5-й дивизии от участия в подобных мероприятиях отказываются или занимают пассивную позицию. Интересно и число потерь в той же 4-й дивизии: 700 военнослужащих. Несмотря на уверение перебежчика, что все они были расстреляны за отказ участвовать в подавлении восстания, более правдоподобным выглядит все-таки версия о том, что часть из них погибла в столкновениях с протестующими.


Если это так, то режим в Дамаске начинает входить в политический штопор. Еще одним признаком этого является тот факт, что сирийские власти начали неофициальную кампанию по сбору финансовых средств с влиятельных сирийских бизнесменов «на нужды армии и спецслужб, которые борются с мятежниками».


На этом фоне в Сирии усиливается иранское присутствие. В городе Сидзейнаб уже некоторое время в местной гостинице проживают инструкторы из КСИР, которые «делятся» с сирийскими коллегами опытом по противодействию массовым беспорядкам. Очевидцы утверждают, что в допросах арестованных оппозиционеров также принимают участие иранцы. Такая линия поведения Тегерана в общем-то не является чем-то исключительным. В начале мая с.г. состоялась встреча между президентом ИРИ М.Ахмадинежадом и аятоллой А.Хаменеи, в ходе которой иранский президент сильно критиковал Министерство информации за провал работы в последнее время.


В частности, в вину руководителю иранских спецслужб Хейдару Мослехи было поставлено неспособность «извлечь дивиденды» из волнений на Бахрейне и Омане, а также провал агентурной сети в Кувейте». Кроме того, Мослехи вошел в конфликт с президентом, отказавшись организовывать рейды против посольства КСА в Тегеране и саудовского консульства в Мешхеде. Согласившись с доводами М.Ахмадинежада, А.Хаменеи тем не менее отказался поддержать увольнение Мослехи. Справедливости ради заметим, что опала близких к А.Хаменеи бывших руководителей разведки в большей степени все-таки связана с предстоящим выборами в 2012 году и борьбой за власть между разными слоями иранской элиты, нежели с реальными провалами. В этих условиях основной точкой приложения усилий для Тегерана остается Сирия, причем основным игроком здесь будет выступать КСИР, а не Министерство информации.


На этом фоне Турция занимает более осторожную позицию. Несмотря на критику со стороны турецкого премьер-министра Р.Т. Эрдогана методов сирийских властей, Анкара, тем не менее, настойчиво убеждает своих партнеров по НАТО «не вмешиваться в ситуацию в Сирии». Похоже, что эти призывы были услышаны, так как высшее командование Альянса в неофициальных беседах всякий раз подчеркивает, что «в Сирии ливийский сценарий невозможен». По крайней мере, пока.



0 комментариев