В США упраздняют слово "мама"

С февраля в документации Госдепартамента США выводят из официального оборота слова "мама" и "папа". При подаче заявлений на оформление официальных документов в анкетах отныне будет значиться "родитель номер 1" и "родитель номер 2".

Однако Госдеп США разъяснил, что прежняя гендерная идентификация "отец" и "мать" противоречит современным реалиям – в США однополая семья прочно застолбила свои права, и целое поколение юных американцев не должно чувствовать себя ущербными только потому, что у них "два папы". Как у суррогатного ребенка британца Элтона Джона и его партнера, которого пара продемонстрировала миру на днях.

По оценкам на 2005-й год, в нетрадиционных американских семьях подрастает почти 300 тысяч детей. Можно предположить, что за последующие пять лет их число только увеличилось.

Чтобы мама не узнала. "Лично я не смог взять на себя ответственность завести даже кота", – ухмыляется Три (Tree – дерево). Он уверяет, что под этим именем его знает весь мир. По четвергам, пятницам и субботам Три царствует за стойкой культового гей-бара Stonewall на Кристофер-стрит на Манхэттене, украшенного множеством флагов с изображением радуги. Того самого бара, который считается колыбелью мирового движения геев и лесбиянок за свои права после исторического бунта 1969 года.

В скверике – скульптурная группа двух однополых парочек. Летом скверик заселяют живые обнищавшие персонажи гендерной революции: у всякой революции есть жертвы. Правда, в целом гей-сообщество успешно освоило Голливуд, шоу, модельный и развлекательный бизнес. На церемонии вручения золотых статуэток "Оскар" многие лауреаты-мужчины посылают привет в зал не жене, а "моему партнеру".

Три – крупный ухоженный мужчина с классической стрижкой "под бобрик", хорошо сохранившийся для своих "за семьдесят". Он был активистом уличных битв с полицией, которые длились несколько дней и завершились оформлением гражданского движения секс-меньшинств за свои права и появлением в Гринвич-вилладж сразу трех тематических печатных органов.

Тогда Stonewall был побольше – с танцполом и гостиничными номерами, которые принадлежали мафиозному клану Гамбино. Стены были выкрашены в черный цвет, а на стене у барной стойки была кнопка – когда стоящий "на шухере" видел приближение полиции, он включал полное освещение, и обитатели злачного места "по-пионерски" усаживались за столики.

"Вот она, эта кнопка", – показывает Три, сверкая крупным золотым перстнем на пальце.

В те времена в США сексуальное извращение была криминальным преступлением, а вплоть до 1970 года – психическим отклонением, которое принудительно лечили электрошоком.

Три вспоминает, как на первом гей-параде он пытался затесаться поглубже в середку, чтобы, не дай Бог, мама не увидела. Лет десять спустя он пригласил ее на какой-то праздник в свою компанию, где все мужчины сидели по одну сторону стола, а женщины – по другую. "Ах!", – вымолвила старушка, впервые догадавшись, почему сынок не бегает за юбками.

Месячник гордости. "Да, за последующий 41 год мы добились очень многого. Я не могу сказать, что государство нас ущемляет", – подытоживает Три.

Гей-парады на обоих побережьях США нынче возглавляют мэры, президент Барак Обама по приходу в Белый дом провозгласил "месячник гордости геев и лесбиянок", в минувшем декабре был снят запрет на раскрытие своей нетрадиционной ориентации в армии.

"Это очень большая победа. США признали, что ущемление по признаку сексуальной ориентации – это нарушение духа американских прав и свобод", – говорит Таня Доми из Колумбийского университета.

Она была среди 500 ветеранов Пентагона, которые были приглашены Обамой на торжественную церемонию подписания отмены постулата "не спрашивай – не говори".

"Я около 10 лет отслужила в армии, но у меня были постоянные проблемы, и в конце концов это стало невозможным. На официальных военных слушаниях я должна была отчитываться о том, принадлежу ли я к "традиционному большинству". Я не хотела ничего скрывать и потому не смогла принять предложение преподавать в военной академии Вест-поинт. Но ведь многих из нас не только дискриминировали, но даже убивали", – рассказывает Таня.

Сейчас она работает в Колумбийском университете и пишет книгу о правах секс-меньшинств в Восточной Европе и России, где нет терпимости к "нестандарту".

Движение секс-нетрадиционалов в США зародилось одновременно с борьбой афроамериканцев за свои права, становлением альтернативной культуры и антивоенными протестами. Вне зависимости от своего персонального отношения к меньшинствам, американцы в большинстве признают, что все они равны перед конституцией и должны обладать равным набором свобод.

По оценке госструктур США, 0,6% взрослых американцев состоят в однополых браках или союзах. При этом американская религиозная глубинка настороженно воспринимает отклонения от традиции, а референдумы о легализации однополых браков либо об их конституционном запрете показывают раскол взглядов надвое.

"Должны ли геи иметь абсолютно равные права, как и все остальные граждане? Безусловно, да. Это по-американски. Хотел бы я, служа в армии, делить комнату с геем? Конечно, нет!" – заявил как-то в телеэфире известный защитник прав и свобод сенатор Джо Либерман.

Слова, не рекомендуемые к обращению. "На кухне" средние американцы могут почесать языки: белые – "про негров", черные – "про евреев", евреи – "про спиков" (испаноязычных мигрантов), все вместе – "про гомиков", но на людях – ни-ни! Поведенческий кодекс предписывает полную корректность. Крупнейшие американские корпорации начинают отчитываться не только о расовой, но и о гендерной политике – сколько в штате женщин, сколько представителей нетрадиционной ориентации, сколько из них на менеджерских позициях. Университеты, объединенные "Лигой плюща", ориентируются в организации своих гендерных мероприятий на три группы, выделяя отдельное место для гей-сообщества.

Зная американское усердие в продвижении принципов корректности, можно предположить, что слова "мама" и "папа", выпав из официальных документов, начнут постепенно вытесняться из лексикона чиновников, а затем, глядишь, и широких масс. Ведь бдительные стражи толерантности уже официально предписали не употреблять слово "негр", а общественники призывают "кристмас-три" (рождественскую елку) именовать просто праздничной елкой, чтобы не напрягать другие религии, а западного Деда Мороза – Санта-Клауса – на детских праздниках заменить на нейтрального снеговика.

Кто знает, может, Америку ожидают в будущем процессы против учителей, которые по старинке вызовут в школу маму, а не "родителя номер 1". Ведь и "карлик", и "ожиревший" теперь заменены на более благозвучные обороты – "с проблемами роста" и "с проблемами веса".

Само гей-сообщество пока не отказывается от первых слов, которые произносит младенец любого пола в любой стране. "Я люблю обеих моих мам", "Я люблю обоих моих пап" – детские маечки с такими слоганами популярны, к примеру, в курортном месте Кейп-код в Массачусетсе, штате, где официально регистрируются однополые браки.

Треть женских пар и почти четверть мужских в США, по статистике, воспитывают по меньшей мере одного ребенка. Что собой представляет это новое поколение американцев, пока достоверно не знает никто.

А ведь такая вот, с позволения сказать, «толерантность» захватывает весь мир. Европейский совет тоже собирается заменить слова «отец» и «мать», как несущие в себе дискриминацию по гендерному признаку, на политкорректное слово «родитель».

Еще один результат подобной политкорректности: житель австралийского города Тувумба, расположенного в юго-восточной части штата Квинсленд, Джозеф Гуизо женился на своей собаке. Торжественная церемония состоялась несколько дней назад в одном из городских парков, на ней присутствовали тридцать ближайших друзей и родственников новобрачных. В ближайшее время пара отправится в импровизированное свадебное путешествие – медовый месяц Гуизо и Хани решили провести в парке.

А началось все с обычного: Гуизо приютил у себя лабрадора по кличке Хани пять лет назад, а теперь объяснил, что был обязан жениться на своей питомице, поскольку считает себя очень религиозным молодым человеком. По словам Гуизо, он предложил своей собаке пожениться, когда вывел ее на прогулку. «Она ничего не ответила мне, поэтому я решил, что это «да», – заявил австралиец. При этом он подчеркнул, что его и Хани не связывают отношения сексуального характера. «Это настоящая, чистая любовь», – заявил Гуизо.

И ладно, если бы это было в Австралии, где кенгуру вообще детей в сумках носят. Так есть это уже и в Европе. Вспомните сообщения о жителе Германии, который женился на своей тяжело больной кошке по кличке Сесилия. Мужчина объяснил, что делает это, потому что не хочет, чтобы кошка умерла незамужней…

Такая вот толерантность и такое вот милосердие. Попробуйте его объяснить тем миллионам и миллионам детей «незолотых» миллиардов, которые хлеба не видят неделями. Но кто будет объяснять, если в Европе еще столько неженатой живности. А в Австралии… А в США…



0 комментариев