М.Газиев: Мусульмане Воронежа будут и дальше добиваться права на строительство мечети

На днях Межконфессиональный совет при областной Думе Воронежской области отказал мусульманам в просьбе выделить участок под строительство мечети в областном центре. Консультативный орган обосновал свое решение тем, что руководители некоторых диаспор выступили против строительства мечети Местной религиозной организацией мусульман (МРОМ) Воронежа, возглавляемой Маратом Газиевым. Сам руководитель общины мусульман уверен, что за обращением выступивших против него руководителей диаспор стоят чиновники, не первый год препятствующие появлению мечети на воронежской земле.

Марат-хазрат, вы уже несколько лет добиваетесь выделения участка под мечеть в городе Воронеже. Недавно вы предприняли очередную попытку договориться с местными властями о решении данного вопроса. Каковы результаты ваших усилий?

Несколько месяцев назад воронежские мусульмане обратились к председателю Духовного управления мусульман Европейской части России и Совета муфтиев России, шейху Равилю Гайнутдину в связи с отсутствием мечети в Воронежской области. В свою очередь Равиль Гайнутдин обратился к губернатору области Алексею Гордееву с просьбой решить вопрос о выделении участка под мечеть в Воронеже.

Губернатор перенаправил обращение на рассмотрение в Управление по внутренней политике области, которое в свою очередь поручило заняться данным вопросом Межконфессиональному совета при областной Думе, являющемуся консультативным органом. Межконфессиональный совет отказал в выделении участка, пояснив, что строительство мечети в городе преждевременно.

Имеет ли межконфессиональный совет при Думе Воронежской области право выносить подобные решения? Вы же упомянули, что он является консультативным органом?

По-моему мнению, нет. В законе определен порядок выделения земельных участков для религиозных нужд. Консультативный орган при законодательной власти не имеет права выносить решения о выделении или невыделении участков под культовые сооружения. Он может давать консультации, рекомендации, но не выносить решения, относящиеся к компетенции исполнительной власти.

Мы не впервые сталкиваемся с подобным странным толкованием некоторыми воронежскими чиновниками действующего законодательства. Например, мы обращались к властям с просьбой выделить участок под мусульманское кладбище. Тогда нам тоже сказали обратиться за разрешением в Межконфессиональный совет при областной думе.

Что касается состава Межконфессионального совета Воронежской области, то в нем нет ни одного представителя мусульманской общины. Попытки МРОМ Воронежа присоединиться к работе Межконфессионального совета неоднократно блокировались руководством совета. Вопрос о выделении земельного участка рассматривался также без приглашения мусульман. В совете представлены православная, протестанская, католическая и иудейская общины. Около половины мест в совете закреплена за чиновниками разных рангов и депутатами. Руководят советом представители властных структур.

Недавно руководители ряда национальных общественных организаций Воронежской области (узбекской, киргизской, таджикской и двух азербайджанских) выразили Вам, как руководителю мусульманской общины, недоверие. С чем связан этот конфликт с некоторыми из диаспор, существующих в Воронежской области?

Из 15 национальных общин, имеющихся в нашем регионе, по сути, только 4 выступили против МРОМ Воронежа и меня лично. Эти руководители подписали обращение о выражении мне недоверия, которое было направлено губернатору области и мэру города. Они указали, что не доверяют МРОМ Воронежа строительство мечети. Странная позиция людей, которые «сами не хотят, а другим не дают». Я уверен, что сделали они это с подачи некоторых чиновников – ярых противников Ислама. На это обращение и опирался Межконфессиональный совет, вынося решение о невыделении участка под мечеть.

Удивляет и позиция Межконфенссионального совета, призванного сохранять мир между различными религиями и конфессиями. Так в прошлом году совет письменно обращался с жалобой на меня лично на имя Президента России, Генерального прокурора России, Патриарха России, губернатора Воронежской области и председателя Духовного управления мусульман Европейской части России с просьбой снять меня с должности руководителя МРОМ Воронежа. При этом никаких упоминаний о насущных проблемах мусульман в области и городе в жалобе не было, как и не было и нет никаких доказательств, свидетельствующих о недобросовестной работе МРОМ Воронежа и моей работе, как руководителя религиозной организации,

Ваша организация сотрудничала ранее с диаспорами, руководители которых выступили против Вас?

Конечно, мы открыты для всех, кто интересуется Исламом. И нас удивляет, как невежественны те из руководителей национальных землячеств, которые подписались под обращением о нежелании строить мечеть. Кстати, мы их всегда приглашали на все праздники и мероприятия, использовали любой повод, чтобы поддержать сотрудничество и общение.

Ранее никаких конфликтных ситуаций с диаспорами у нас не было. Многие их представители-члены посещают нашу общину и сами в недоумении, почему руководители упомянутых национальных организаций выразили недоверие нашей организации. Они говорят, что руководители упомянутых диаспор в данном вопросе не выражают общего мнения народа.

Несмотря на отсутствие понимания со стороны Межконфессионального совет при облдуме, может, вам обратиться за поддержкой в другие органы, власти, которые отвечают за взаимодействие с религиозными организациями?

Воронежская область уникальна тем, что при органах исполнительной власти нет четкого понимания, каким образом и как именно из должностных лиц взаимодействовать с религиозными организациями. Более того воронежские чиновники считают, что такая государственная функция по взаимодействию с религиозными организациями не вошла в перечень государственных функций Правительства Воронежской области, и поэтому пока нет даже регламента такого взаимодействия.

Все вопросы, связанные с религиозной жизнью, передаются в Управление по внутренней политике, и это парадоксальная ситуация. Воронежская область – многоконфесииональный и многонациональный регион, и должно быть управление или отдел по взаимодействию с религиозными организациями с маломальским штатом с дипломатичным и толерантным руководителем, отдающим отчет важности религиозных ценностей.

Как на сегодняшний день существует община мусульман? Есть ли у вас молельное помещение? Где собираются мусульмане?

В Воронежской области проживает более 35 тыс. мусульман в широком понимании этого слова. В городе насчитывается более 20 тысяч мусульман. У нас есть помещение примерно на 220 молящихся. Кроме богослужений мы проводим занятия по обучению исламским дисциплинам и арабскому языку. При помещении работает халяльный магазин.

Марат-хазрат , все же вы надеялись на то, что губернатор решит вопрос о выделении участка под мечеть. После того, как Межконфессиональный совет при облдуме вынес решение не в вашу пользу, можно поставить точку в данном вопросе?

Надежда была, есть и будет. И обращена она с просьбами только к Всевышнему. Рано или поздно воронежские мусульмане, если это будет угодно Богу, получат свое право иметь нормальное место для совершения ритуальных обрядов. Надо быть терпеливыми, в конце концов, есть Конституция и законы, которые защищают права всех конфессий, и нужно добиваться, чтобы они исполнялись.

Справка. Вопрос о выделении земельного участка для строительства мечети мусульмане Воронежа ставят с 90-х годов. В мае прошлого года Управление внутренней политики правительства Воронежской области в своем официальном ответе на просьбу местной религиозной организации мусульман Воронежа рассмотреть вопрос строительства в Воронеже Исламского Культурного Центра (ИКЦ) с мечетью указывало, что предлагаемый мусульманами ИКЦ «по своим масштабам не соответствует не только «статусу религиозной организации но и уровню развития ислама в Воронежской области».

Также в областном правительстве считают, что «ритуальный центр и Исламский научно-образовательный центр по заявленным функциям более соответствуют небольшой исламской стране, чем исконно российской области, где ислам как организованная форма религиозной жизни не присутствовал, как минимум, последние 450-500 лет».

Управление внутренней политики правительства Воронежской области заявило о «несвоевременности» постановки вопроса со ссылкой, с одной стороны, на «ненадлежащий уровень развития ислама в Воронежской области», с другой, на то, что строительство ИКЦ «может привести к росту напряжённости в межрелигиозных и государственно-конфессиональных отношениях».

Беседовала Ася Капаева



2 комментариев


  1. alina
    (09.06.2011 13:43) #
    0

    35 тысяч мусульман и без мечети

  2. (28.06.2011 15:11) #
    0

    Слышал нехорошие отзывы об этом человеке от знакомых. Возможно, не зря сразу четыре общины отказались с ним сотрудничать.

  3. Гость
    (30.12.2011 00:50) #
    0

    Комментарий удален модератором.

  4. Гость
    (30.12.2011 15:36) #
    0

    Комментарий удален модератором.

  5. Гость
    (01.01.2012 16:23) #
    0

    Комментарий удален модератором.