Вместо тюрьмы - Аль-Азхар. Необычная история принятия Ислама

Я родился на острове в Карибском море под названием Барбадос.

В детстве я слышал азан каждое утро и вечер, но все же с нашим народом никогда не делились словом Аллаха.

Ислам на нашем острове соблюдали выходцы из Азии, и по причинам известным лишь им одним, они никогда не приглашали нас в мечеть и не рассказывали нам об Исламе. Поэтому мы в молодости, слыша азан, смеялись и думали – это, наверное, нечто чисто азиатское, для нас слова азана ничего не значили.

Спустя годы я переехал к своей матери в Великобританию. Хотя я воспитывался в христианской среде, религию нам никогда не навязывали. Так или иначе, Библия твердила нам: «Вы не должны верить в иного Бога кроме меня». Но священник одновременно настаивал на Боге «три в одном». Я не мог согласиться с таким противоречием и в душе был несчастлив.

Мои изменения начались в конце 70-х и начале 80-х, когда я начал общаться с арабами, которые недавно перебрались в Лондон. Когда я знакомился с этими ребятами, разговор всегда сводился к Пророку Мухаммаду и тому, что он был последним посланником Аллаха.

Мне столько рассказывали о Пророке, что казалось, будто я знаю его лично. Эти люди поистине любили его. Но сначала, честно говоря, я не испытал энтузиазма, поскольку хотел найти Бога, а не человека. Но жизнь Пророка, тем не менее, впечатлила меня.

Мои близкие негативно относились к Исламу. Их главный аргумент состоял в том, что доверять арабам нельзя – они исторически порабощали темнокожих.

Я был духовно потерян и искал направление. Я поступал нечестно и в итоге попал в тюрьму. Офицерам полиции я назвался мусульманином, чтобы мне разрешили посещать мечеть. Я сказал имаму, что хочу стать мусульманином, он произнес слова, которые я толком не понял и не запомнил, но с тех пор считал себя мусульманином.

Перед судом я попросил имама дать мне какую-нибудь молитву для защиты от гнева судьи – я был виновен, но не хотел возвращаться в тюрьму. Он написал мне отрывок из суры «Юнус», фразу, которая защитила пророка Юнуса от трех уровней темноты, пока он находился в желудке кита.

Я совершил омовение, как мне сказал имам, и со словом «бисмиЛлях» положил бумажку с этим аятом в карман куртки. В суд я вошел опять же со словом «бисмиЛлях», дрожа от страха. Конец истории – в тот день я вышел оттуда свободным.

Я направился прямиком в центральную мечеть и исламский культурный центр Лондона. В мечети я попросил любую работу. Но мне сказали, что работы нет, дали экземпляр Корана и 40 хадисов Навави, а также предложили еду.

Это задело мою гордость, от еды я отказался, хотя был голоден. Я ушел с ругательствами. Наверное, им я показался сумасшедшим, но в то время у меня все еще сохранялась детская обида на то, что на Барбадосе мусульмане не поделились с нами Исламом.

Однако я не перестал ходить в мечеть. Мы с имамом быстро подружились, и мои знания об Исламе увеличились. Я поглощал исламские знания на завтрак, обед и ужин. Я даже начал думать, что стану имамом и поеду доносить истину до своего народа.

Мне нужно было выучить арабский язык, но, к сожалению, тот имам вскоре покинул мечеть. Однажды я ехал по западной части Лондона и увидел здание с надписью «Исламский колледж». Я поспешил туда и к своему удивлению встретил того самого имама. Он возглавлял колледж и был там профессором.

Мы обнялись и поговорили, я сказал ему, что хочу стать как он и спасать людей от неведения. Спустя 2 недели я летел на самолете в Египет. В такси я показал бумагу на арабском языке, которую мне дал имам, и меня отвезли к очень большому зданию, около которого стояло множество молодых людей.

Все братья подошли ко мне с улыбками, предложили помочь с чемоданами. Я смог ответить лишь «ассаляму алейкум». Я показал одному из братьев письмо от имама, и тогда позвали начальство. Мне объяснили, что без зачисления в Аль-Азхар я не могу остаться в общежитии, но Аллах помог мне, и один брат согласился мне помочь – я стал первым иностранным мусульманином, которого приютили в общежитии без зачисления в университет.

Я официально произнес шахаду в офисе верховного имама Аль-Азхара, покойного Гада Эль-Хака. Мне разрешили остаться в общежитии и посещать программу арабского для начинающих, без стипендии и питания. Позже я поехал в Кувейт, но там у меня ничего не получилось, и я вернулся в Каир. Там я начал преподавать английский, чтобы выжить. Наконец, мне встретился прекрасный брат-мусульманин, который предложил мне работу в Саудовской Аравии. Пусть Аллах щедро вознаградит этого брата за помощь мусульманину в нужде.

Пусть каждый из нас получит такую милость от Аллаха в дни испытаний! Амин!

Перевела с английского Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



0 комментариев