«Вахабист», «суфист»… «мурджиит»

Исламская молодёжь в Дагестане в последнее время столкнулась со множеством новых вызовов. Не со всеми ей удалось справиться должным образом. Один из таких вызовов – доступность самой разной информации о шариате, его нормах, исламской истории, сектах, заблуждениях и многом другом. Информация эта может быть как объективной, так и необъективной; как соответствующей действительности, так и не имеющей к ней отношения; как лёгкой для восприятия, так и предельно сложной; как касающейся нашей реальности, так и очень от неё далёкой.

Менталитет и разрушенные культурные основы дагестанской молодёжи (к подробному рассмотрению этой темы мы вернёмся в одной из следующих статей) способствовали неумению осмыслить этот огромный поток и переварить его в соответствии с теми обстоятельствами, в которых она находится. В результате слишком многое в слишком многих головах встало не на свои места.

Существующему положению вещей также способствовало отсутствие в последние годы авторитетных и имеющих достаточное влияние на молодёжь взрослых людей, обладающих шариатскими знаниями. Небольшое количество тех, кто мог бы подойти на эту роль, влияют лишь на узкий круг своих учеников, представляющих относительно закрытые сообщества. Конечно, эта проблема не касается последователей дагестанского суфизма.

Стереотипы

Во многих ошибках и заблуждениях, касающихся исламского вероубеждения, имевших место в исламской истории, существовали две крайности, посередине между которыми обычно находилась истина. Выбор одной из крайностей зачастую был продиктован менталитетом и характером группы людей, которая эту крайность представляла.

Наглядно это можно видеть и на примере исламской молодёжи нашей республики. Хотя речь в данный момент идёт даже не столько о каких-то идеологических заблуждениях, сколько о сформировавшихся во многих умах мышлении и отношении к жизни. Наша молодёжь по большей части всегда склонна к позиции, которая, на её взгляд, отражает силу, храбрость, брутальность, доминирование. Она презирает всё, что считает связанным со слабостью, трусостью, или, как сейчас говорят, «жидкостью». На этом фоне сформировались определённые стереотипы, которые дали основу неправильному отношению ко многим понятиям и явлениям. Подметив в определённых заблуждениях их отношение к слабости, молодёжь стала подчёркивать свою от них отчуждённость там, где это нужно, и там, где это не нужно. Дать свою оценку, показать свою непричастность, влиться в общую толпу… стало правильным тоном, даже если человек не имеет ни малейшего понятия о том, о чём рассуждает.

Как-то перед лекцией в одной из мечетей во дворе к лектору подошёл молодой человек крепкого спортивного телосложения и попросил: «Ахи1! Сделай да лекцию о мурджиитах! Их сейчас столько развелось!» Лектор с улыбкой посмотрел на него и спросил примерно следующее: «Ахи, а кого ты считаешь мурджиитами и с какими конкретно проблемами ты сталкиваешься?» Внятного ответа не последовало, а на лекции было уделено много внимания неправильности спешки в том, чтобы давать людям оценку и вешать на них ярлыки.

Мурджиизм…

…это один из терминов, который стал эксплуатироваться молодыми людьми по своему разумению. Более того, желая отгородиться от мурджиизма, вешая этот ярлык на кого попало, человек зачастую может быть сам очень близким к этому заблуждению.

Что на самом деле представляет собой мурджиизм? Если сказать простыми словами, то это очень похоже на часто провозглашаемый в нашей республике призыв к мусульманам ограничить веру в душе.

В своей книге, посвящённой сектологии, шейх Сафар аль-Хавали описывает мурджиитов следующим образом: «Их доктрина заключается в том, что вера (иман) – это единая составляющая, которая не увеличивается и не уменьшается. Она представляет собой лишь признание сердцем или просто знание (о существовании Творца – «ЧК») без подтверждения языком или делами, как об этом говорят наиболее крайние мурджииты; или же признание сердцем и подтверждение языком без подтверждения делами, как об этом говорят остальные.

Согласно их убеждениям человек, который не совершает обязательное или совершает запретное, обладает полноценной верой, пока не потеряет признание или не потеряет признание с подтверждением языком.

Что же касается убеждений ахлю с-сунна ва ль-джамаа (группа, которая находится на истине «ЧК»), то согласно им человек, оставляющий обязательное (речь не идёт об оставлении дел в общем, как это очевидно по контексту — «ЧК») или совершающий запретное, не отрицающий при этом обязательности этого дела и не считающий запретное дозволенным, является обладателем веры с недостатками (то есть неполноценной веры «ЧК»). Его положение зависит от Аллаха: если Он пожелает, то накажет его, а если пожелает – простит» («Усуль аль-фирак», стр. 20, 21)».

Таким образом, мурджииты не считают, что грехи и преступления как-то влияют на веру, поскольку вера у них – это признание сердцем, и если такое признание наличествует, то грехи ей никак не повредят: вера не увеличивается и не уменьшается, и все верующие люди являются одинаковыми в своей вере. Правильная же позиция в этом вопросе состоит в том, что наличествующая в сердце вера не может не проявляться в делах, которые являются её неотъемлемой частью. Мурджииты же считают, что верующий человек может просто знать о существовании Всевышнего Творца и после этого делать всё, что ему угодно.

Это, конечно, крайний мурджиизм. Он различается по степеням и может выражаться в различных проявлениях. Так, например, шейху ль-ислам Ибн Таймийя говорил, что «мурджииты и им подобные следуют путём абсолютного подчинения правителям, даже если они не являются праведными» (Маджмуату ль-фатава, том 28, стр. 508). Фундаментальные заблуждения могут выражаться в различных проявлениях, однако то, как плохо понимаемые людьми термины стали применяться в их идеологических войнах с ветряными мельницами, стало выходить за все рамки.

Война терминов…

…касается не только мурджиизма. Это лишь один из множества примеров, каждому из которых можно посвятить отдельную статью. Так, в противовес «мурджиизму» существует «хариджизм». Обвинения и вешание ярлыков стали визитной карточкой и способом самоутверждения многих молодых мусульман.

Более понятными и приближёнными к нашей реальности, конечно, являются термины «суфизм» и «ваххабизм». Обвинение в ваххабизме в нашем обществе долгое время было формой борьбы с оппонентом. Но на данный момент между этими понятиями произошла такая дифференциация, что, если обвинения в ваххабизме ещё продолжают иметь своё место, то обвинение человека в суфизме, в то время как он к нему не относится, никем не воспринимается. Поэтому возникла острая нужда в новых ярлыках. Информационный бум предоставил их предостаточно. Наиболее популярные – «мурджиит» и «ихван».

Особенность же терминологической вой-ны между невежественными людьми заключается в том, что человек, неправомерно обвиняющий других в каких-то заблуждениях, часто бывает очень близок к ним сам. Обвинение в мурджиизме сегодня можно наблюдать только за то, что человек не состоит в чьей-то группировке и не признаёт или не считается с авторитетом её неформального лидера. Легко можно стать мурджиитом, лишь имея отличное от обвиняющего мнение в каких-либо абсолютно никак не связанных с мурджиизмом вопросах.

Многие из тех, кто сегодня огнём и мечом борется с мурджиизмом, сами являются яркими представителями образа жизни, из-за которого имамы и учёные так сильно порицали это заблуждение. Образа жизни, главное в котором – заявления о правильной вере. Образа жизни, в котором очень мало места делам и поступкам из-за их принижения и убеждения в отсутствии их значимости. Образа жизни, в котором грехам и преступлениям, начиная со сквернословия и заканчивая прелюбодеянием, бандитизмом и мошенничеством, не придаётся никакого значения. «Главное – правильное акида2» – эта фраза на фоне пренебрежения к делам и поступкам и полного попустительства по отношению к грехам и преступлениям очень похожа на культивируемый в обществе лозунг «Главное – вера в душе». Вера в душе – это на самом деле главное. Но если эта вера никак не проявляется в делах, значит, этого главного человек не имеет.

Каждый мусульманин в первую очередь должен задуматься о своём положении. Должен заглянуть в своё сердце с тем же подозрением, с каким он преступно заглядывает в сердца других. Давайте заглянем в свои сердца и поразмышляем. Уверен, нам обязательно найдётся над чем работать.


1 Ахи – арабское слово, означающее «брат мой», которое прочно вошло в обиход в среде исламской молодёжи.

2 Акида – вероубеждение человека, выражающееся в твёрдом убеждении сердца.



1 комментариев


  1. (24.02.2015 14:43) #
    0

    " Конечно, эта проблема не касается последователей дагестанского суфизма."

    Улыбнуло :)