Забытое исламское наследие Китая

Согласно преданию, первоначальный контакт китайцев с Исламом произошел спустя несколько десятков лет после кончины пророка Мухаммада (мир и благословения ему), когда его сподвижник Са’д ибн Абу Ваккас и еще трое мусульман отправились в Китай.

Это было задокументировано выдающимся китайским мусульманским ученым Лю Санджи и его сыном, известным толкователем суфийской метафизики Лю Чи (1739 г).

Среди других мусульманских деятелей, существенно повлиявших на культурное наследие Ислама в китайской истории, можно отметить Саида Умара Шамсуддина (Саид аль-Аджаль, 1279 г). Он считается потомком пророка Мухаммада в 27 поколении и очень уважаемым мусульманским лидером времен династии Юань. Он был назначен министром финансов империи, как записал Марко Поло в 13 веке.

Саид аль-Аджаль в дальнейшем стал губернатором Юннаня и, как говорят историки, принес в Юннань цивилизацию.

Саид аль-Аджаль не только призывал к Исламу своими речами и поступками, но также сохранял те из местных традиций, которые совместимы с учением Ислама. Он укреплял гармонию между сообществами, создавая также конфуцианские школы.

Во времена династии Мин мусульмане обрели беспрецедентное влияние на высшем уровне. Это нашло выражение, главным образом, в «Сотне слов похвалы» в адрес Ислама и Пророка Мухаммада – произведении императора Хонгву (1398 г), основателя династии Минь.

Во времена династии Цин стали появляться китайские мусульманские богословы, философы и мыслители, которые основали философскую школу «Хань китаб». В рамках «Хань китаб» была предпринята попытка исламизации конфуцианской мысли без отрицания положительных элементов конфуцианских традиций.

Признание Ислама империей продолжалось и спустя век после прихода династии Мин, как свидетельствует указ императора Чжу Хоучжа (1522 г).

Следующим великим деятелем династии Цин был Ма Чжу (1710 г). Он получил образование в неоконфуцианских и исламских традициях. Его труд «Аль-Муршид иля Улюм аль-Ислам» был предназначен для немусульманской элиты и мусульман, владеющих китайской грамотой. Он характеризовал Пророка Мухаммада как мудреца, отмечая, что тот являлся «кульминацией достижений 10 000 поколений китайских мудрецов».

Но самой выдающейся фигурой в интеллектуальной истории Китая был Лю Чжи. С 15 лет он изучал конфуцианство, буддизм, даосизм и исламские науки. В своей книге о жизни Пророка Мухаммада он назвал его самым мудрым из всех мудрецов.

Интеллектуальное и культурное наследие Ислама в Китае доказывает, что Ислам исторически никогда не отвергался этой страной. Он обогащал людей духовно, социально и культурно.

Перевод с английского языка специально для Ансар.Ru



0 комментариев