«Спящая красавица» Дагестана

Все 90-е и первую половину 2000-х годов все кавказские эксперты, а вместе с ними и кавказские боевики называли жемчужину региона — Кабардино-Балкарию «спящей красавицей» Кавказа. И силовики, и боевики приложили немало усилий к тому, чтобы ее разбудить. И пробуждение ее состоялось так, что и в кошмарном сне никому не могло присниться — сотни покалеченных верующих ребят, ответное нападение боевиков на все силовые объекты Нальчика, массовые репрессии в отношении невиновных, обратная эскалация насилия со стороны «лесных», похищения, штурмы, убийства, взрывы, покушения…

Сегодня та же ситуация разворачивается на наших глазах в Юждаге. Этот регион нашей республики тоже на протяжении последних лет был «спящей красавицей» Дагестана. При обилии природных ресурсов, богатстве человеческих талантов, невероятно высоком интеллектуальном и культурном потенциале, данный регион все никак не мог раскрыться настолько, чтобы стать ключевым фактором формирования политических тенденций на Кавказе.

Однако как власти, так и боевики, как и в случае с Кабардино-Балкарией, приложили немало усилий к тому, чтобы разбудить и эту «спящую красавицу». Чудовищная коррупция, сдерживание потенциала развития региона, преследование верующих, попытка закрытия мечети, резонансные убийства директора школы в Советском и шейха Сиражуддина в Хурике, подозрения на осквернение Корана, идеологический конфликт поколений, резкая активизация боевиков — все это начало-таки выводить данный регион из равновесия.

Однако нам необходимо помнить, что в отличие от КБР, в Юждаге присутствует еще один существенный политический фактор, который, как через увеличительное стекло, превращает каждую мелкую недоработку властей в обжигающий луч радикализации молодежи и местного населения. Это фактор разделенности лезгинского народа государственной границей на российскую и азербайджанскую части.

Причем, тот факт, что в случае лезгин речь идет не просто об отсечении какой-то малой части территории проживания народа, как в случае аварцев, рутульцев и цахур, а о рассечении единого прежде народа ровно пополам, делает ситуацию еще более невероятно сложной. Именно этой проблеме была посвящена прошедшая 18 июня в московском «Президент-отеле» Международная конференция по проблемам разделенных народов — лезгин и аварцев, организованная Федеральной лезгинской национально-культурной автономией и Аварской национально-культурной автономией.

На Конференции поднималось много вопросов — национальная, культурная, религиозная дискриминация наших земляков в Азербайджане; чудовищные последствия государственной политики Баку, направленной на ассимиляцию коренных неазербайджанских народов; катастрофические последствия договора между Москвой и Баку о госгранице, по итогам которого сотни российских граждан, как крепостные крестьяне оказались брошены на произвол судьбы к ногам бакинских чинуш; преследование суннитской молодежи в северных районах Азербайджана и ее стремительная радикализация…

После самой Конференции было высказано очень много противоречивых суждений о ней. Как восторженных — от лезгинских и аварских общественников, так и предельно критичных — от представителей азербайджанской общины России. Однако за всеми этими идеологическими баталиями эксперты не увидели главного — Южный Дагестан, спавший на протяжении десятилетий, или даже искусственно введенный в состояние политической спячки, начал пробуждаться.

И опять-таки, к нашему великому сожалению, это пробуждение начинается, как запоздавшая реакция на невероятной глубины политический, управленческий, экономический, духовный, культурный кризис, охвативший регион. Дай Аллах, чтобы и Москва, и Баку, и Махачкала вовремя и адекватно отреагировали на это пробуждение, направили протестный общественный потенциал в конструктивное русло, а не начали повторять ошибки Москвы и Нальчика в КБР.



0 комментариев