Спецоперации на Северном Кавказе проходят в рамках закона - ГП

Сотрудники правоохранительных органов не допускают нарушений закона при проведении спецопераций на Северном Кавказе и не причастны к похищениям людей. Об этом заявил заместитель генпрокурора России по Северо-Кавказскому федеральному округу Иван Сыдорук в интервью газете "Коммерсант" в пятницу.

Предлагаем вам выдержки из публикации.

— Соблюдение законности во время спецопераций вызывает немало вопросов. Когда, допустим, в доме блокируют боевиков, потом с ними проводят переговоры о сдаче, подключая к процессу их родственников и общественников, все понятно. А когда расстреливают машины с предполагаемыми участниками НВФ, которые якобы первыми открыли огонь, но ни в кого не попали, это выглядит не очень правдоподобно...

— Как правило, члены незаконных вооруженных формирований при задержании оказывают ожесточенное сопротивление. Что в этом случае остается сотрудникам специальных подразделений?..

Разумеется, по всем фактам посягательств в отношении сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих возбуждаются уголовные дела. В рамках их расследования выясняются все обстоятельства происшедшего, в том числе дается оценка законности применения оружия. И сегодня я могу сказать, что фактов неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов в ходе спецопераций прокуратурой не установлено. Их попросту нет!

— Но, по информации правозащитников, все обстоит по-другому!?

— Можно много говорить о том, что где-то кого-то убили, расстреляли, что силовики вышли за рамки предоставленных им полномочий... Поверьте, для нас не стоит вопрос таким образом, чтобы кого-то защищать по принципу чести мундира. Я вам могу для примера привести случай, когда года два назад сотрудник прокуратуры из Чечни совершил убийство милиционера. Мы возбудили в отношении него уголовное дело и привлекли к уголовной ответственности. Так что я готов вести разговор с любым правозащитником или потерпевшим, но только по поводу конкретных фактов.

— Комиссии по адаптации бывших участников НВФ созданы по всему Северному Кавказу, однако результаты их работы не впечатляют. Да и сдачи боевиков, как правило, вынужденные...

— По тем данным, которые у нас имеются, в прошлом году добровольно прекратили участие в деятельности бандгрупп более 40 человек, из которых большинство не боевики, а их пособники. При этом нельзя не согласиться с вами в том, что участники незаконных вооруженных формирований сдаются, как правило, вынужденно, в ходе проведения спецопераций. Понятно, что кто-то из них «заблудился», кого-то обманули или что-то пообещали. В то же время большое количество лиц, которые ушли в лес, сделали это вполне сознательно.

Если говорить о комиссиях, то здесь необходимо понимать, что к их задачам относится оказание содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность. И это, безусловно, необходимая работа. Но одно дело, если у сдавшегося нет крови на руках. И совершенно иное, если лицо совершило преступление, например убийство, и приходит в комиссию, чтобы сказать: «Вы меня простите, я ошибся». Человек в любом случае должен нести ответственность за содеянное. Другого не будет.

— Другие общественные комиссии пытаются примирить кровников. А в этом вопросе есть прогресс?

— В вопросах примирения кровников есть результаты в Чечне. В частности, в результате работы, проведенной в Шалинском и Урус-Мартановском районах, произошло примирение 4 семей кровников и враждующих сторон. Безусловно, это положительная работа, поскольку сегодня, к сожалению, традиции и обычаи для отдельных лиц становятся выше, чем требования закона. Ведь кровная месть - это уголовное преступление, и совершенно не важно, что человек расправляется с другим преступником. Может кто-то считает, что преступник мало получил, но это не дает обиженным права совершать убийство. Наша идеология, идеология государства заключается в том, что все вопросы должны решаться не по адатам, не шариатским судом, не конкретным лицом, а в рамках закона. Вот и все.

— Несмотря на принимаемые силовиками меры, на Северном Кавказе продолжаются исчезновения людей. Родственники пропавших обычно заявляют, что за похищениями стоят силовики, что они стали жертвами внесудебных казней. Прокуратура держит на контроле расследование исчезновений, а были случаи, когда выяснялось, что к подобным ЧП причастны силовики?

— Проблема исчезновения людей действительно стоит довольно остро. Если обратиться к цифрам, то остаток неразысканных лиц за все годы превысил 5 тыс. человек! При этом надо отметить, что подавляющая часть исчезнувших и не обнаруженных до настоящего времени лиц в Северной Осетии и Чечне приходится на периоды вооруженных конфликтов. Установить местонахождение этих людей сегодня практически невозможно, хотя в свое время по фактам их исчезновения возбуждались уголовные дела. Но сроки давности по ним уже истекли.

Зачастую к нам приходят родственники этих людей, которые говорят: мы не требуем никого привлечь, мы просто хотим найти место, где они похоронены. Но, к сожалению, мы не всесильны. Во время боевых действий на кладбищах не хоронили.

Если говорить непосредственно о похищениях, то их причины самые разные: от вымогательства в качестве выкупа денежных средств и склонения к вступлению в брак до принуждения к участию в НВФ и воспрепятствования осуществлению государственной и общественной деятельности. Что касается заявлений о похищении граждан сотрудниками правоохранительных органов, то ни один такой факт подтверждения не нашел.

— В Северо-Кавказском округе прокуроры, как правило, русские, насколько им комфортно работать в национальных республиках? Удается достичь взаимопонимания с местными властями?

— Да, сегодня на Северном Кавказе большинство прокуроров действительно русские. Но критериями для назначения на должность прокурора субъекта являются профессионализм кандидата, его честность и порядочность, а отнюдь не национальная принадлежность. Например, в Чечне не так давно на должность прокурора был назначен выходец из республики Шарпудди Абдул-Кадыров.

В целом же никаких проблем с властью на местах у наших сотрудников в регионах не возникает. Если в работе представителей исполнительной власти прокурорами выявляются нарушения, то, как правило, реакция на акты прокурорского реагирования поступает адекватная.

Сыдорук занимает свой пост с 2006 года.



5 комментариев


  1. (13.01.2013 00:21) #
    1

    В эфире криминальная Россия и в гостях у нас заместитель генпрокурора России по Северо-кавказскому федеральному округу Иоанн Сытпогорло.
    -Здравствуйте, скажите, пожалуйста, недавно вы выпустили опасного преступника по имени Рафик.
    -Да, выпустил.
    -Скажите, пожалуйста, с чем связан такой поступок, почему?
    -Во-первых, Рафик здесь полностью невиновен!
    -Интересно, как это он невиновен?!
    -Во-первых, он приехал к нам и все нам рассказал и выяснилось, что он вообще невиновен, вообще Рафик чистой воды невиновен!
    -Невиновен?!
    -Крайней степени невиновен!
    -Ну как же невиновен, а вот эта драка, которая была учинена Рафиком?
    -Прекратим разговаривать и послушаем меня! Значит, как Рафик рассказывает, он со своими друзьями – дзюдоистами, тяжвесами мирно курили у подъезда в три часа ночи. Произошло совпадение, в тот самый момент, когда Рафик вытащил нож, чтобы наточить его в этот момент скрипач вышел из подъезда. Скрипач выходит, видит, что у него в руках ножик и Рафик как бы прячет ножик, глаза тоже прячет, типа: «Я не хочу на тебя смотреть скрипач», а этот нет, зашел в круг дзюдоистов и начал всем в глаза смотреть. И говорит типа: «Я сильный, вы слабые дзюдоисты!» и Рафик говорит: «Он сам снял очки, по полу ударил ими, ногой начал свои очки топтать, потом вытащил скрипку и начал разбивать ее о двери подъезда, говоря: «Смотрите, какой я сильный скрипач!»» А эти (Рафик с друзьями) говорят: «Брат, мы не хотим с тобой драться!» а он им: «Нет, посмотрите какой я сильный» и бьет себя в грудь….ребра себе сломал, даже после этого он не успокоился. Рафик друзей взял и говорит: «Давайте пойдем домой зайдем, это шизофреник». А он говорит: «Нет, подождите!» и локтем себе в солнечное сплетение…..внутреннее кровоизлияние……. и продолжает: «Я вам дзюдоистом покажу прием!» и берет себя за затылок и в окно первого этажа, типа: «Смотрите, какой я прием знаю!». Рафик с друзьями быстро прибежали в полицию и говорят: «Там человек сознание потерял, сумасшедший какой-то!».
    -Вот так это было по рассказам Рафика.
    Камеди клаб.

  2. (13.01.2013 13:10) #
    2

    Kriteriem yavlyaetsy chestnost i poryadochnost ,))))))))

  3. (13.01.2013 18:36) #
    2

    Еще бы они подтвердили, что пытают и убивают людей, а потом одевют клеймо террориста и вот пожалуйста уничтожен ,бандформирование, выделите премию!

  4. (13.01.2013 19:44) #
    0

    Глядя, как в нашей стране повсеместно нарушаются законы именно теми службами, которые, казалось, должны эти законы охранять (случай с бутылкой из Казани, инцидент в Копейской колонии - это только малая толика, которая получила огласку, а сколько тех, которые остались без огласки!), словам Ивана Сыдорука верится с трудом. А учитывая, что сама политика государства гнилая, то вообще...не верю.

  5. (14.01.2013 22:29) #
    0

    Ивашка, Ивашка, не хорошо сказки рассказывать детям. Тем более в них не кто не верит уже.