Почему Тунис против ИГИШ?

МОСКВА, 4 СЕНТЯБРЯ 2014Министр иностранных дел Туниса Монжи Хамди рассказал в эксклюзивном интервью RTна арабском языке о том, как его страна поможет России восполнить нехватку импорта некоторых видов продовольствия, о борьбе с террористической организацией «Исламское государство» и видении решения украинского кризиса.

RT: Господин министр, начнем с двусторонних отношений между Россией и Тунисом. Как известно после ряда визитов и встреч между высокопоставленными лицами двух государств были подписаны многочисленные двусторонние соглашения. На каком уровне находится сотрудничество между Россией и Тунисом на сегодняшний день? И были ли активизированы эти двусторонние договоренности?

М.Х.: Вначале я хочу подчеркнуть глубину дружественных отношений между Тунисом и Россией. Эти отношения очень прочные. Мы надеемся, что они смогут выйти на самый высокий уровень. Визит российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Тунис в марте этого года ознаменовал качественный скачок в отношениях между нашими двумя странами. Мы надеемся на дальнейшее развитие этих отношений.

Кроме того, в мае этого года были достигнуты договоренности в рамках Тунисско-российской межправительственной комиссии в различных экономических областях. Эти соглашения призваны поддержать двустороннее сотрудничество между нашими странами, которое пока не в полной мере отвечает устремлениям дружественных народов наших двух стран. У нас имеется большой потенциал для стимулирования наших торговых взаимоотношений. Мы надеемся на их гармоничное развитие, особенно с учетом того, что в торговом балансе в настоящее время наблюдается очень большой перевес в пользу России. Это значит, что экспортно-импортные операции в товарообмене между нашими двумя странами сейчас формируют положительное сальдо главным образом в пользу России. Поэтому мы стремимся активизировать выполнение всех договоренностей, достигнутых в мае, для развития партнерских торговых отношений между Тунисом и Россией.

RT: Как известно, Россия объявила о запрете на импорт продовольствия из ряда стран Европы и США в ответ на санкции, которые были введены этими странами против России. Как может Тунис воспользоваться сложившейся ситуацией для увеличения экспорта своего продовольствия в Россию?

М.Х.: Мы надеемся, что будем активно развивать торгово-экономическое сотрудничество между Тунисом и Россией. Мой нынешний визит нацелен именно на это. Кроме того, мы надеемся на то, что министр торговли и министр сельского хозяйства Туниса посетят Москву с визитом в самое ближайшее время с этой же целью. Мы надеемся возместить поставками из Туниса многие виды продовольствия, которые ранее Россия импортировала из Европы. Прежде всего, речь идет об оливковом масле и других видах продовольствия, которое мы готовы поставлять на российский рынок. У нас достаточный потенциал для обеспечения необходимых поставок продовольствия. А наши бизнесмены в состоянии обеспечить российский рынок соответствующими товарами.

RT: Господин министр, поговорим о такой актуальной проблеме современности, как терроризм. В международном исследовании о Тунисе под названием «Тунис между джихадом и контрабандой», подготовленном организацией InternationalCrisisGroup, указывается, что «вакуум безопасности», возникший в результате тунисской революции и войны в Ливии, привел к большому и опасному увеличению объемов оружия, которое контрабандным путем провозится в Тунис. Какие мероприятия проводят тунисские власти для противостояния этому опасному явлению, угрожающему тунисскому обществу, а также для недопущения переноса ливийского конфликта на тунисскую землю?

М.Х.: Для начала хотелось бы сказать, что Тунис полон решимости не допустить переноса ливийского конфликта на свою территорию. Мы заявляли об этом неоднократно. Кроме того, мы усилили патрулирование всех участков ливийско-тунисской границы. Мы решительно настроены на то, чтобы предотвратить «переход» ливийских проблем в Тунис. Все это, конечно, обусловлено стремлением обеспечить защиту национальных интересов Туниса.

Применительно к ситуации с ливийскими беженцами, проводится тщательный досмотр всех, кто пересекает тунисскую границу. Как вы только что упомянули, после революции участились случаи контрабанды, в том числе контрабанды оружия, а также возрос уровень организованной преступности и т.д. Вначале этому отчасти способствовала слабость государства, однако теперь наше государство окрепло и полно решимости ответить всем тем, кто наносит ущерб нашим национальным интересам, стабильности и безопасности в Тунисе. Надеюсь, мы преуспеем в этом. Мы также активно сотрудничаем с соседними государствами в целях борьбы с организованной преступностью, контрабандой оружия и терроризмом.

RT: Что вы думаете об экспансии так называемого «Исламского государства Ирака и Леванта»? Будет ли оно оказывать влияние на экстремистские и непримиримые группировки внутри Туниса, учитывая, что многие считают, что оно даст сильный толчок этим группировкам для реализации их планов и террористических угроз?

М.Х.: Действительно, эти организации представляют собой угрозу в масштабах арабского мира и международную угрозу. Поэтому сегодня все государства ищут способы ограничить деятельность этих организаций и остановить их распространение в других районах арабского мира. Они действительно представляют большую опасность. Они осуществляли многочисленные террористические акты в Ираке и Сирии. Они могут еще больше осложнить ситуацию в арабском мире.

Как известно, недавно Совет Безопасности принял резолюцию, которая запрещает какие-либо поставки таким организациям и ставит заслон на пути их распространения в остальных частях арабского и исламского мира. Все страны региона будут стремиться к борьбе против этих такфиристских организаций, поскольку их присутствие осложняет ситуацию и создает проблемы не только в арабских, но и в других государствах мира. Поэтому США и страны Европы считают, что необходимо решительно бороться с этими такфиристскими организациями.

RT: Что делает тунисское правительство, чтобы помешать все большему числу тунисцев участвовать в боевых действиях на стороне этих экстремистских группировок, особенно в Ираке и Сирии. Известно ли число этих боевиков? Были ли подготовлены какие-либо законы для противодействия им после их возвращения в Тунис?

М.Х.: Начну с последнего вопроса. Подготовлен закон о борьбе с терроризмом. Он направлен на утверждение в Учредительный Совет. Что касается тунисцев, находящихся в Сирии, Ираке и Ливии, то у нас нет точных официальных данных об этом. Но у нас есть приблизительные оценки. Цифры большие. Возможно, счет идет на тысячи. Но мы точно знаем, что нам удалось остановить 9 тысяч тунисцев, которые хотели присоединиться к боевикам в Сирии. Это число очень большое. А также мы смогли ликвидировать более 300 сетей по отправке джихадистов в Сирию и Ирак. Это тоже очень большие числа. Эти успехи можно записать на счет органов безопасности Туниса, которые решительно и не жалея сил борются с терроризмом и экстремизмом.

Мы готовы противостоять всем этим силам, которые угрожают не только безопасности Туниса, но и всего региона. Я хочу подчеркнуть, что борьба с этим явлением потребует не только национальных, но также региональных и международных усилий. Терроризм – явление международное и региональное. Бороться с ним надо на основе сотрудничества на региональном и международном уровнях, чтобы не позволить ему широко распространяться. Особенно необходимо сотрудничество в борьбе против контрабанды, организованной преступности и т. д. Необходимы огромные усилия. Мы в Тунисе полностью готовы сотрудничать со всеми странами в борьбе против этого явления.

RT: Господин министр, а как относится Тунис к событиям, происходящим в Украине, особенно – вооруженному конфликту внутри страны? Каким образом можно прекратить этот конфликт и найти мирное решение кризиса?

М.Х.: Тунис придерживается ясных принципов: мы выступаем за мирное урегулирование всех конфликтов, мы не делаем ставку на их силовое решение. Это наша принципиальная позиция. Все конфликты, где бы они ни возникали, должны решаться посредством диалога и исключительно мирными способами, со взаимным учетом интересов конфликтующих сторон. Поэтому мы считаем, что урегулирование кризиса на Украине может быть достигнуто только мирными способами, посредством диалога, без применения силы.



0 комментариев