«Откуда Собянин может знать, что нужно мусульманам?»

Неумелая миграционная политика властей, их неспособность обеспечить нормальную среду обитания для национальных и религиозных меньшинств оборачивается новыми очагами агрессии, потенциальными и кровавыми столкновениями. Можно ли совместить ислам с привычным для россиян образом жизни — The New Times говорил с председателем Исламского комитета России Гейдаром Джемалем

Религиозный праздник обязательно должен сопровождаться шокирующей обывателей резней животных?

Религия не предназначена для обывателей. Обыватель — это человек ослабленный, заботящийся только о своем комфорте. А религия — это разговор с человеком о фундаментальных фактах, жизни и смерти. Этот праздник — ознаменование того дня, когда наш праотец Авраам получил приказ от Всевышнего принести в жертву своего первенца Исмаила. И в тот момент, когда он занес над своим сыном нож, он увидел, что в кустах бьется животное — коза, которой Бог и заменил Исмаила. Это жертвоприношение — традиция, которая соблюдается во всем мире сотнями миллионов мусульман уже полторы тысячи лет. Она связана с кровью, но это не более страшно, чем убой скота в любом крестьянском дворе. А если говорить о деятелях культуры, которые возражают, то, например, Льву Николаевичу Толстому, который был вегетарианцем, не пришло бы в голову возражать против того, что его крестьяне во дворах режут скот.

Но все-таки большинство москвичей придерживается иной религии...

Большинство москвичей, будем честны, не придерживаются вообще никакой.

Из письма деятелей культуры — мэру Москвы, 19 ноября 2010 года:

«Мы крайне удручены ситуацией, которая сложилась в последние годы в Москве. В дни празднования религиозного мусульманского праздника Курбан-байрам в различных местах Москвы устраивается прилюдный забой жертвенных животных, который вынуждены наблюдать многие москвичи, в том числе и дети. /.../ Картины, предстающие на несанкционированных бойнях, не могут не вызывать шок у не привыкших к жестокости людей. Живых баранов со связанными конечностями «сбрасывают в багажники легковых машин, убивают и разделывают непосредственно вблизи грузовиков на глазах живых животных, тут же развешивают забрызганные кровью трупы. /.../ Рейды организаций по защите животных, выезжавших по жалобам москвичей, выявили десятки точек массового забоя животных, расположившихся вблизи жилых домов, магазинов и школ». Письмо подписали:

Андрей Макаревич, Леонид Ярмольник, Лайма Вайкуле, Николай Расторгуев, Александр Лазарев-младший, Михаил Ширвиндт, Александр Ф. Скляр, Елена Камбурова, Сергей Чонишвили, Ксения Раппопорт, Татьяна Лютаева, Ольга Шелест, Виктор Гусев, Артемий Троицкий и другие.


«Ад — это другие»

Возможно, людям страшно, когда во дворе их дома начинают резать животных.

Все-таки не совсем во дворе. И нужно приложить некоторые усилия, чтобы пойти и сфотографировать это дело. Но дело в другом. Наша жизнь теряет измерение сакрального. Люди становятся ориентированными исключительно на психический, я уж не говорю о физическом, комфорт, они не желают слышать ни о чем — ни о крови, ни о смерти, ни о страданиях, ни о мучениях ближнего. Печально, что деятели культуры взяли на себя функции интеллектуального авангарда этих либеральных мещан.

Это нормальная реакция человека, который не хочет впускать в свою жизнь лишнюю агрессию. У нас хватает терактов, экономических кризисов, дефолтов и прочих переживаний.

Человек, привыкший к комфорту, становится абсолютно неконкурентоспособным в реальных условиях жизни. Теракты — это некие события, которые касаются, честно говоря, только тех, кто имел несчастье в них пострадать. А так это — медийное событие. Медийное пространство, посвященное чужим проблемам, горестям, бедам, наводнению в Краснодаре, теракту в Дагестане. Создается некое устойчивое представление — только не у нас, только не с нами. Как сказал Сартр: «Ад — это другие». Сама идея наезда на полуторатысячелетний религиозный праздник, чего не происходило ни в Аргентине, ни в Великобритании, только в Москве, она абсурдна. Это политическая ошибка, потому что Россия сегодня должна дружить с исламским миром. Наконец, это очень неудачное начало для нового мэра. Ну, допустим, снес он палатки. Сейчас выйдешь — нечего купить, и это удар по комфорту. Теперь он хочет избавиться от исламских праздников. Завтра придет очередь Крестного хода. Послезавтра — еще чего-нибудь.


Мусульмане во множестве проживают и в Германии, и во Франции, и в Соединенных Штатах. И там они не режут баранов на Александерплац.

Режут. Я сам участвовал в этом в Германии. Только там власти позаботились, чтобы у нескольких миллионов турок было не четыре мечети, как у нас в Москве, на столицу, а во много раз больше, и там позаботились, чтобы никаких проблем не возникало. И там за мечетями есть специально отведенные места. Ведь Собянин не говорил, что Лужков виноват, который вовремя не построил мечети, не отвел специальные территории. Он говорил: современному человеку, мусульманам, надо ли это мусульманам? Откуда Собянин может знать, что нужно мусульманам?

В Берлине баранов резали во дворе за мечетью. В Москве — перед окнами многоэтажек, на бульваре. Вы не думаете, что у современного светского человека подобные древние традиции могут вызывать оторопь?

Религия и должна шокировать людей. Она должна их заставлять задуматься. Люди не должны впадать в состояние тех самых баранов, которых приносят в жертву.

Люди имеют право выбора.

Пусть выбирают.

Большинство москвичей не выбирали себе ислам. Для вас не новость, сколь много негатива, если не сказать — ненависти, и так выплескивается на людей неславянской внешности. Стоит ли подбрасывать в огонь полешки?

Этот огонь раздувается сверху, уверяю вас. В действительности население далеко не так ксенофобски настроено, как это стараются представить в медийном пространстве. Я считаю, что на 80% это не люди, а медийное пространство постоянно обсуждает проблемы: мечеть на Волжском бульваре строить или не строить, протесты жителей и так далее. Потом вглядываешься пристальнее, и оказывается, что протесты жителей — это в действительности митинг Славянского союза с весьма говорящей аббревиатурой СС и ДПНИ. А опрос жителей показывает, что 99% не имеют ничего против.

Сколько мусульман живет в Москве?

Вот цифры 2007 года. 14% населения — это азербайджанцы, 10% — татары, башкиры, 4% — с Северного Кавказа. Это постоянно живущие в Москве люди. И заметьте, мы не считаем среднеазиатов. А мечетей всего четыре.

Борьба за мечеть

У вас большая, богатая община. Вы не можете построить мечеть?

Люди хотят. Но диаспора не может решить этот вопрос собственными ресурсами. Деньги есть, но это далеко не все. Возьмем попытку строительства мечети на Волжском бульваре — скандал. Почему? Потому что отведено место с расчетом. На нем сперва не разрешили строить часовню. Потом вроде бы хотели разбить парк. А теперь говорят: стройте мечеть. И сразу скандал: часовню запретили по инженерным соображениям строить, а мечеть, оказывается, можно! А кто предложил это место? Его предложили сверху, это мэрия предлагала. И как решать эти вопросы? 20 лет, я свидетель, пытаются построить пятую мечеть. Я помню, как в 1994 году ставили торжественно камень с надписями: «Здесь будет мечеть». После этого, конечно же, были выступления жителей. И с тех пор вот уже пять или шесть раз место переносилось.

Я согласен с тем, что, чтобы не возникало конфликтов вокруг празднования Курбан-байрама, необходимо решить ряд технических вопросов. Надо выделить какие-то места, организовать это. Но, подчеркиваю, деньги на это у мусульман есть, но всякий шаг, даже организация песочницы, требует документов, разрешений, согласований. Предположим, обратитесь вы, русский, православный. И вопрос может быть решен путем заурядной взятки. А если обратится мусульманин — это сразу будет политический вопрос. И чтобы найти и выделить такие места, где все будет проходить вдали от взглядов наших нервных сограждан, нужна добрая воля администрации Москвы.


The New Times обратился в правительство Москвы с просьбой прокомментировать проблемы, связанные как со строительством мечетей в столице, так и с выделением специальных мест для проведения исламских праздников, о чем говорил Гейдар Джемаль.

На момент подписания номера ответ из мэрии Москвы так и не поступил.


Комментарий сопредседателя Совета муфтиев России Нафигуллы Аширова:

Я должен сразу сказать: ситуация, которая раскручивается в СМИ, — полная дезинформация. И подписанты письма к мэру Москвы не смогут подтвердить ни одного изложенного в нем факта. Нет ни одной фотографии, где резали бы барана прямо на улице. Может, кто-то грузил барана в машину, нес этого барана. Это вполне возможно, но чтобы кто-то резал — ни одной реальной фотографии с последнего праздника вы не сможете найти.

По поводу Отрадного. Во-первых, это частная мечеть, она не является общинной мечетью, подведомственной Совету муфтиев России. Во-вторых, это происходило за территорией мечети, а вне территории мечети ее администрация ни за что не ответственна. Там начинается ответственность местных органов власти, органов правопорядка. Они должны были приехать, посмотреть документы у этих людей, проверить разрешительные документы. Опять же это происходило за пределами одной-единственной мечети, а в других мечетях этого не было вообще. Кровь — это нечистоты, поэтому на территории мечети мы никогда не режем скот, для этого мы пользуемся специально отведенными фермами, специально отведенными местами забоя скота и мясокомбинатами.

Да, по нашей традиции мы занимаемся убоем скота. Но свиней ведь тоже режут, их ведь не едят живьем, правильно? У вас особая забота о баранах? Почему бы не проявить такую заботу о свиньях и курицах, о петухах, которых тоже, к сожалению любителей животных, приходится резать.

И мечеть, и администрация города заинтересованы в том, чтобы мероприятие прошло без каких-либо инцидентов, и оно действительно прошло без инцидентов, никто ни на кого не наступил, никому не отдавили ногу, не уронили урну, не сломали забор. Все прошло культурно, хотя собралось только на проспекте Мира 70 тыс. человек, вы представьте себе! И с мэрией согласовывается не количество участников, а возможные ограничения в движении. Потому что если для кого-то это праздник, то для нас — это молитва, на которую обязан прийти каждый мусульманин. А молитва не требует ничьей санкции.



5 комментариев


  1. Вера
    (26.12.2010 11:39) #
    0

    Я не понимаю почему звезды шокированы резанием скотов, спрашивается а они не шокрованы своим скотским поведением, поведением полуголых девиц или почти голых на улицах и не только, их не пристойным аморальным поведением на которых тоже между прочим смотрят дети, тошнотворным взаимоотношением однополых якобы влюленных пар, так называемых геев и лесбиянок на которых тоже смотрят дети. Заметьте именно такие люди назыают себя звездой, ни так ли?

  2. Про срач обезьяний
    (30.01.2011 16:07) #
    0

    NY Times думают,обезьяничайте как хотите в Москве, НО не приезжайте к нам в США по визе, сотрудники Анзар газеты.

  3. Про срач обезьяний
    (30.01.2011 16:07) #
    0

    NY Times думают,обезьяничайте как хотите в Москве, НО не приезжайте к нам в США по визе, сотрудники Анзар газеты.

  4. Dagestan
    (30.01.2011 21:49) #
    0

    Про срач обезьяний - не нужен нам берег Турецкий и америка нам не нужна - вот американцы сидели бы дома и не воровалибы мусульманские богатства и не убивали бы мусульманских детей и ешё хуже не называли бы это воровство и убийства ДЕРЬМОКРАТИЕЙ

  5. Мусульман в топку
    (30.08.2011 18:45) #
    0

    Ни один христианин в мусульманской стране не выйдет на улицу со своими молитвами. Дикие мусульмане только выходят