Какой муфтий нужен татарам?

В последнее время вошло в моду называть многих мусульман, живущих в нашей республике, термином «салафит». Всего несколько лет назад этим же людям пытались навязать название «ваххабит». А когда эффект слова «ваххабит» резко снизился, когда народ привык к этому слову, срочно понадобился новый термин.

Ну ладно, арабский язык ведь очень богатый, если там покопаться, то для и так запуганного народа можно набрать много таинственных терминов. Короче, нашим соплеменникам, неугодным партийной клике, ярлык «ваххабиты» заменили на ярлык «салафиты». Ну и ладно, что, разве только милицию в полицию можно переименовывать?

Слово “салафит” по сути своей не обозначает что-то страшное. Этим словом в течение многих веков обозначали первых мусульман – сахаба и таби’инов, великих ученых. Однако сейчас шибко грамотные люди начали увязывать это слово с радикальным исламом, терроризмом. Средства массовой информации, интернет, даже солидные газеты и республиканские радио- и телеканалы запугивают народ этим словом. Видимо, кому-то нужно, чтобы народ всегда чего-то боялся.

Что для меня одновременно и интересно, и достойно сожаления: из хазратов тех городов и районов, где дауат поднялся на довольно высокий уровень, где они, наконец, начали вылезать из своих “нор” к народу, тут же начали делать врагов народа. Или действительно, растет их авторитет среди народа, или же их проповеди начали действовать на сознание людей?

После событий в Нурлатском районе стало еще яснее, кто есть кто. Ну ладно, во время спецоперации были убиты трое парней, которым тут же успели вынести приговор: “Они были ваххабиты, тахрировцы”. Что поделаешь, трупу можно приписать любую вину, он ее примет без всяких возражений, у него нет выбора. Однако один Аллах ведает, были ли эти люди искренне верующими или же уличной шпаной, пару раз заглянувшими в мечеть.

Судя по публикациям в печати, становится ясно: некоторые даже обрадовались этим событиям. Они вроде как выдохнули: “Ну теперь мы дадим им!” С экранов телевизоров, перед всем народом, полились обвинения в адрес многих имамов, их фамилии внесли в черный список, на них написали доносы. Зазвучали пугающие слова: “В Татарстане начнется джихад! Дела тут будут похуже, чем на Кавказе!... Море крови будет!” Вот что говорил Р.Сулейманов: “Сейчас в Татарстане около трех тысяч салафитов. Среди них есть и такие, которые желают взять в руки оружие, как убитые в Нурлате, есть и действующие спокойно”. Разве это не распространение смуты среди народа? Откуда Раис-эфенди знает, что их три тысячи? Если даже поставить по шпиону к каждой мечети и считать приходящих, как можно различать, кто из них салафит, а кто ханафит? Вообще, кто определяет, кто салафит, а кто ханафит? Если говорить об этом, то передача “Семь дней” хорошо научила все население, как отличать “ханафита от салафита”. Если дело пойдет так, то скоро мусульмане, молящиеся в одном ряду годами, начнут подозревать друг друга. Кади Набережных Челнов, сам получавший в течение 5-6 лет образование в “центре ваххабизма”, считает, что только Тукаевский район, где он работает, идет по традиционному пути, и обвиняет других в ваххабизме. Если ты кади, слезь с минбара, иди в махалли, встречайся с людьми! Научи нас нашей традиционной религии. Конечно, легче обвинять других в тех делах, которые мы сами не выполняем, и выносить решения.

Неожиданно на “борцовскую арену”, чтобы спасти татарский народ от злых салафитов, вышла Яна-ханум Амелина. Если зайти в ее страничку на сайте “ВКонтакте”, то можно увидеть, что эта ханум в графе “Религиозные взгляды” указала девиз “Православие или смерть!” Что можно сказать о таком человеке – сами подумайте. Поэтому она и заявила на семинаре в Казани: “Альтернативой салафизму может быть только православие”. Нас многие пытались окрестить, спасибо, мы и без вас разберемся!

Ну ладно, мы как-нибудь переживем разглагольствования Яночки. Ведь наши свои, одетые в чапан-чалму, в этом деле из первых. Два помощника, служившие с двух сторон 13 лет, помогли уйти с работы муфтию, который платил им зарплату из денег мусульман. Двуличная игра - бессовестное дело для хазрата, который был его правой рукой с 1998 года, когда он стоял перед более, чем сорока районными имамами и говорил: “Гусман-хазрат был хорошим человеком, его уход стал неожиданным для нас”. Что говорить об имамах, которые смотрели этот спектакль и молчали? Не зря, видно, древние говорили: “Религия – в книгах, праведные – в могилах”.

Сейчас у народа нет своих Марджани; сколько раз вышестоящие пытались снять его с поста имама, но он не потерял своего достоинства. Хотя его тело давно перешло в мир вечности, он останется верным имамом татар на протяжении веков. Что касается муфтия Гусмана, он тоже, видимо, не был ангелом, но если надо было избавиться от него, можно было сделать это красиво. Если бы на пленум явился какой-нибудь чиновник из высокопоставленных, поблагодарил бы его, вручил бы ему подарок и сказал бы: “Хазрат, мы работали вместе, и в дальнейшем будем служить народу вместе”, тогда его желание уйти по собственной воле показалось бы народу более правдоподобным. В одном из хадисов пророка говорится: “...когда будете приносить жертву, тоже делайте это хорошо, и пусть каждый из вас наточит свой нож и пусть избавит животное от мучений”. Думаю, что можно было бы обставить отправку муфтия на пенсию поприличнее. Невольно вспоминаются слова Ивана Грозного, сказанные Филиппу в фильме П.Лунгина “Царь” : “Господу служишь, а до государя дела нет”. Видимо, в последнее время Гайнутдины, Исхаки перестали удовлетворять государей.

Ну да ладно, и.о. не смогут долго руководить мусульманской уммой Татарстана, скоро, на основе устава духовного управления, будет объявлен съезд. Сейчас и перед народом, и перед властями стоит большой вопрос: кто будет муфтием? В этом месте нам сначала надо бы задаться следующим вопросом: какой муфтий, какой муфтият нужен сейчас Татарстану? Если функция Духовного управления – служить татарскому народу, возвращению ему его веры, исправлению его морали, возвращению его обычаев, то и во главе духовного управления должна быть достойная личность. А если этой функцией является контроль сверху над мечетями, махаллями, осаживание на место тех, кто осмеливается возражать, тогда и муфтий нужен подходящий. Конечно, в этом вопросе не надо забывать, что слово наших властей играет большую роль. Нужен ли им карманный муфтий, заглядывающий в глаза начальника со словами “одобрямс”, или им нужен помощник, советник, служащий на уровне республики, высказывающий свое мнение, наподобие Кирилла, стоящего справа от руководителя в Москве? Однако также нельзя и топтать интересы и мнение народа. Муфтий прежде всего должен быть имамом, способным вести за собой весь народ. Поэтому народу должны нравиться и его внешность, и его проповеди, и его слова. Сейчас, братья, народ – не бараны, мы уже научились отличать сведущего от невежды. Теперь не получится грубо повести народ за собой, просто потрясая уставом в руках и приговаривая: “Я муфтий, у меня есть такие полномочия”.

Все же, несмотря на то, кто бы какие планы ни строил, кто бы ни видел себя в своих сновидениях муфтием, нам надо понять, что, какого муфтия наш народ сейчас достоин, такого и даст нам наш Господь. Если народ достоин хорошего, кто бы какого ни пытался поставить, этот муфтий не сможет проработать долго. Аллаху Та’аля все равно поставит имама, нужного народу. Вручаемся Аллаху, да будем возносить ему наши мольбы...

Перевел с татарского Ирек Биккинин специально для Ансар.ру



2 комментариев


  1. ahmad
    (17.02.2011 12:01) #
    0

    Статья просто замечательная... автор тонко чувствует местную обстановку... спасибо за статью

  2. Самиев Абдельхат Зиннатович
    (07.03.2011 22:01) #
    0

    Автор абсолютно прав!!
    Аллаху Та’аля все равно поставит имама, нужного народу.
    Людишки от политики ничто перед волей Всевышнего!
    Пример тому северная Африка.