Экстремистские арабески

За созданием «минюстовского списка запрещенных книг» всегда пристально следил. История эта похожа на мрачный анекдот, о чем однажды я и написал http://orkhan.livejournal.com/5759.html. Казалось уж ничем в этой сфере не удивить, ан нет!

Суд Ленинского района Оренбурга еще в марте запретил сразу 65 исламских книг – запретил и никому не сказал.

Свежезапрещенное не появилось на минюстовском сайте в соответствующем списке, на сайте районного суда также не вывесили запретительное решение. Вообще про этот суд стало известно после прошедшей на прошлой неделе книжной выставки в Казани.

На этой выставке был стенд книжного магазина “Салям” из Уфы. Из названия магазина ясно, что специализируется он на исламской литературе.

Разумеется к стенду подошли мальчики из центра «Э», разумеется они немного покошмарили представителя магазина: “Что это ты вдруг «разжигаешь», да еще с таким невинным видом?!”

Однако представитель оказался не лыком шит и ответил мальчикам: “А на каком основании вы вдруг мне предъявы бросаете?”

Мальчики были настроены миролюбиво и показали представителю бумажку – решение суда Ленинского района города Оренбурга от 21 марта 2012 года. Представитель книжки со стенда снял, бумажку сфотографировал, а фотографию разослал в издательства этих книг.

Так издатели узнали что они уж три месяца как под статьей ходят.

Еще более интересно как эти книги запрещали!

В рамках гражданского дела оренбургская прокуратура обратилась в суд с просьбой запретить 65 «нехороших» книг.

Ничего особенного, обычно в таком случае делают так: прокурор предоставляет свою экспертизу в духе «по сравнению с этим, “Майн Кампф” просто журнал Мурзилка», а в обязанности судьи входит вызвать заинтересованные стороны (в такого рода делах обычно таковыми считаются именно издатели), и они предлагают альтернативную экспертизу (наши книги розовые и пушистые) и судья сравнивает аргументы той и этой стороны и решает…

Обычно в пользу прокуратуры, хотя не всегда, но тут уже не подкопаешься, есть у судьи такое право, выносить решение согласно внутренней убежденности…

Однако на этот раз все было иначе: прокурор не принес вовсе никаких экспертиз, просто ходатайствовал о запрете, а судья не стал вызывать заинтересованные стороны, точнее, он решил что таковой является минюст! Ну а кто же еще, они же учет запрещенного ведут, вдруг у них есть возражения, ну, например, лень их сотруднику изменения в сайте делать!

В итоге в судебном заседании представитель минюста и присутствовал в качестве заинтересованной стороны.

И междусобойчик из трех чиновников (судейского, прокурорского, и минюстовского) решили книги запретить, но никому говорить про это не стали.

Тут конечно возникает вопрос, с чего это вдруг эти трое решили, что все эти книги экстремистские? И это тоже отдельная интересная история.

Экстремизм придумали не в путинской России. В СССР экстремизм тоже был, только назывался он антисоветской агитацией и пропагандой.

Это не тот случай когда «хоть горшком обзови, только в печь не сажай».

Антисоветчина вещь простая и понятная, любой советский судья или прокурор мог взглянуть на нее и с первого взгляда признать: О! Оно самое!

Когда это назвали по-научному, оказалось, что с одного взгляда судья или прокурор ничего понять не могут. Куда им со свиным рылом в калашный ряд? Теперь для этого есть эксперты! А судья с прокурором теперь всегда чистенькие: на нас никакой ответственности, сами видите, эксперт сказал…, он же специалист, а мы что, мы ничего, мы тут просто бумажки со стола на стол носим.

Про специфику работы эксперта можно долго говорить.

Начать с того, что за экспертизы, заказанные экспертам прокуратурой, она же и платит. (А как иначе? Любой труд должен быть оплачен). И это серьезные деньги.

Для экспертов прокуратура – серьезный клиент, с которым поддерживать длительные хорошие отношения правильно, а по законам сервисного рынка клиент всегда прав. И какой простор для откатов…

Но мы в эту тему углубляться не будем, кому интересно – отсылаю еще раз к моей старой статьеhttp://orkhan.livejournal.com/5759.html, но нам это сейчас не так уж важно просто потому, что на этом судебном заседании никаких экспертиз как раз и не было.

Они были в другом деле, не гражданском а уголовном.

Четырьмя годами ранее в Оренбурге возбудили дело против некого Кельмухамбетова за членство в запрещенной экстремистской организации Нурджулар.

Почему Нурджулар, суфийское учение, (обычно такие объявляются у нас «хорошим, традиционным исламом») сочли экстремистским – отдельный анекдот.

Кельмухамбетов, разумеется выкручивался, мол, я обычный мусульманин, какой Нурджулар, в чем вы тут меня обвинить хотите!!! Однако следователь УФСБ России по Оренбургской области Дунаев Семен Александрович не лаптем щи хлебал – он изъял на квартире Кельмухамбетова целую библиотеку и отправил на экспертизу к преподавателю Московской Православной Духовной Академии Максимову Юрию Валерьевичу.

Тут, конечно, можно порассуждать, почему кто-то из какой-то православной академии что-то решает про исламские книжки? У себя разбирайтесь, а к нам не лезьте!

Можно вспомнить, что дьякон Максимов не какой-то там эксперт, а единомышленник и соратник отца Даниила Сысоева, того самого, который проповедовал самую оголтелую исламофобию, кого убили, убийство не раскрыли, а смерти которого не посочувствовал ни один мусульманин, даже самый пресамый суперумеренный конформист.

Еще можно поговорить про то, что эксперт Максимов был создателем сайта «Православие и Ислам», который закрыли под давлением прокуратуры за разжигание розни.

Но, мы в эти дебри углубляться опять же не будем, и вот почему.

Следователю Дунаеву, заказавшему дьякону Максимову экспертизу библиотеки Кельмухамбетова, не требовались доказательства, что эти книжки «плохие». Он доказывал принадлежность клиента к организации Нуржулар, организации, которая ранее уже была признана «плохой», и ее «плохость» в дополнительных доказательствах уже не нуждалась.

Дунаеву требовалось заключение эксперта, может ли такая библиотека принадлежать ячейке Нурджалар, (нурсистам).

Вопросы к эксперту он сформулировал так:

1. К какому религиозному движению принадлежит данная религиозная группа (община)?

2. Проповедь каких взглядов и правил общественного поведения характерна для данного религиозного движения? Какие цели?

3. Характерны ли положения данных печатных изданий (рукописей религиозного содержания) для вероучения, проповедуемого в данном религиозном движении?

И дьякон Максимов дал длиннющее заключение, суть которого можно изложить в одной фразе: судя по подбору литературы это именно нурсисты, страшные-престрашные экстремисты-террористы.

Надо отметить, справедливости ради, что в списке действительно много книг идеологов нурсизма.

Что касается «страшных-престрашных», то фобии господина Патрушева, перепугавшегося аналитической записки из структур Сатановского (Институт Ближнего востока), которая выглядит как пародия на инструкции КГБ СССР времен борьбы с пантюркизмом, сейчас мы комментировать не будем.

Заметим лишь, что точку зрения главного чекиста дьякон Максимов изложил достаточно компетентно.

В общем у следователя Дунаева все срослось, экспертизу подшил, дело в суд передал, Кельмухамбетову приговор, на апелляции ему реальный срок заменили на условный, парень вышел на свободу проведя на пересылке месяца три. Всем спасибо, всем свободны, все довольны, клиент отделался легким испугом, у следака «палка», судья первой инстанции все сделал «строго по закону», а уж вторая инстанция позволила себе немножко и по понятиям рассудить: ну не мотать же реальный срок из-за такой ерунды как запрет Нурджулар!

В общем-то банальная старая история и что в ней интересного и какое она отношение имеет к «тайному запрету книг»?

А отношение есть! Когда урожай собран, рачительный хозяин выходит «на колоски», «палку»-то следак срубил, но то когда было…

И вот прокуратура берет список кельмухамбетовской библиотеки, которая должна либо храниться как вешьдок, либо быть возращенной владельцу (ну не возвращать же на самом деле …), либо сгореть по причине, что книги «плохие» – и несет к мировому судье: тут у нас по одному делу книжки проходили, нельзя ли их в запрещенные определить? А экспертиза?! Так она в том деле есть, да вы с минюстом поговорите, они возражать не будут!

Наверное можно озадачиться, почему судья не заметил, что экспертиза, к которой его отсылают, касается не экстремизма в книгах, а общего характера всей библиотеки, но мы этого делать не будем. Теперь-то что? Решение вынесено и вступило в законную силу.

Опа! Из одного дела две «палки» получилось!

Смешно! Обыкновенно! Но дальше самое-самое интересное!

Все-таки это была библиотека, вытряхнутая опером в мешок книжная полка… Там были разные книги, но кто в этом будет разбираться?

В список из 65-ти наименований попал Саких (сборник изречений Пророка Мухаммада), «Сады Праведных» и Сира (Жизнеописание Пророка Мухаммада) ибн Хишама.

Поясню, что это значит.

Ислам имеет три источника: Коран; Сунну (свидетельство о словах и поступках Пророка); Сиру (Жизнеописания). Есть еще и мнения богословов, но их много и они разные (Абд аль-Ваххаб считал так, а имам аль-Газали иначе), тут есть поле для компромисса, а вот вокруг этих трех источников, никаких споров быть не может, это фундамент.

Саких «Сады Праведных» – это часть Сунны, Сира ибн Хишами – это основной источник о событиях, связанных с Пророком и его сподвижниками. Переводя для православных христиан на их язык, это житие и Евангелие в одном лице.

Запретить это, все равно как запретить Ислам.

Поздравляю, братья мусульмане, мы запрещены!!!

Самое смешное в этой истории то, что если б эта власть действительно хотела «искоренить Ислам», намеренно загоняла нас в угол, провоцировала на бунт, так ведь нет, все это выстроили мелкие люди, передающие со стола на стол бумажки. Они ничего особо пакостного не хотели сделать, они всегда действуют в соответствии и согласно с …

Самое дикое в том, что шайтан воплощается не в каком-то величественном гении злодейства, шайтан – это совокупность ничтожнейших акакиев акакиевичей.

Спроси сейчас того прокурора, что поперся к судье со списком этой изъятой библиотеки: «Зачем?» Он ответит: «Да понимаешь, варианта другого не было, дело уже закрыто, вещдоки по делу уже уничтожили, надо же как-то это оформить, чтоб по закону все, произвола мы не допускаем, да и для отчетности это хорошо…»

А теперь и не важно, какого эффекта они хотели достичь. Куда важнее – как на это ответить!

Вот например, нальчикский джамаат терпел-терпел, а когда стали мечети закрывать, взял и не вытерпел. Так случился нальчикский мятеж в октябре 2005 года. Судя по результату это не выход, а кто-то после этого запрета может предложить что лучше?



3 комментариев


  1. (21.06.2012 05:20) #
    2

    Ассаляму алейкум братья и сёстры ознакомьтесь с обращением брата по поводу запрета религизных книг ! сокращённая ссылка на ютуб
    http://goo.gl/QoMw8

  2. (22.06.2012 11:05) #
    1

    Хорошая статья, автор специалист в своем деле. Вот также и решение Ленинского суда должны сводить на нет специалисты-юристы. Муфтии же специалистами по юриспруденции не являются, правильнее было бы им направить для решения проблемы с решением этого суда своего адвоката, а не лезть самим, не ронять своего и мусульманской уммы достоинства. Много чести для какого-то занюханного судишки заурядного российского региона.

  3. (23.06.2012 21:26) #
    0

    Великолепная статья,джазакя Ллаху хойр!