Эксперты Фонда «Альтаир» о роли мусульман во внешней политике России

Руководители Фонда поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир» Руслан Курбанов и Абдулла Ринат Мухаметов в четверг, 14 марта приняли участие на очередном заседании Совета по внешней и оборонной политике на тему «Российские мусульмане и российская внешняя политика». Мероприятие прошло в Российском общественно-политическом центре.

Отправной точкой для дискуссии послужила статья «Российские мусульмане и внешняя политика» Абдуллы Рината Мухаметова, опубликованная в прошлом году в журнале «Россия в глобальной политике». Инициатором и ведущим встречи выступил председатель президиума СВОП, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

Цели и задачи СВОП

Совет по внешней и оборонной политике – это неправительственное общественное объединение, основанное в 1992 году в Москве группой влиятельных политиков, государственных деятелей, дипломатов, ученых, силовиков и бизнесменов.

Главная задача СВОП – через привлечение крупнейших экспертов содействовать органам государственной власти в деле выработки идей и стратегических концепций развития России, ее внешней и оборонной политики.

За время своего существования Совет по внешней и оборонной политике осуществил ряд проектов. Приоритетное значение среди них имели такие, в частности, программы: «Стратегия для России», «Россия-Беларусь», «Россия-Украина», «Россия-Балтия», «Россия и мир», «Военная реформа», «Россия-НАТО», «Россия и ЕС», «Российско-американский диалог», «Россия-Япония».

СВОП осуществляет свою деятельность в тесном сотрудничестве с рядом парламентских и правительственных органов, таких как Комитеты Государственной Думы РФ по международным делам, по обороне; Администрация Президента РФ, МИД РФ, Министерство обороны РФ, другие силовые министерства и ведомства, Министерство РФ по атомной энергии.

Лукьянов-наумкин-асадулин
на фото: Федор Лукьянов, Виталий Наумкин, Фарид Асадулин

Председателем президиума СВОП сегодня является главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»Федор Лукьянов. Однако долгие годы его возглавлял Сергей Караганов, являющийся ныне почетным Председателем Президиума СВОП.

В Президиум СВОП и в состав Совета входят такие известные специалисты и фигуры, как Вячеслав Никонов, Алексей Пушков, Игорь Юргенс, Николай Бордюжа, Сергей Глазьев, Константин Затулин, Игорь Иванов, Константин Косачев и другие.

Внешняя политика и мусульмане России

На вчерашнюю встречу, посвященную влиянию российских мусульман на внешнюю политику нашей страны, были приглашены представители МИД, ведущих научных кругов и институтов, а также представители мусульманской общественной среды.

Шувалов
на фото: Посол по особым поручениям МИД РФ Константин Шувалов

На данную встречу были приглашены заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов, посол по особым поручениям МИД РФ и специальный представитель МИД РФ по взаимодействию с Альянсом цивилизаций Константин Шувалов, директор департамента Ближнего Востока и Северной Африки МИД РФ Сергей Вершинин, директор 2-го департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов, директор 4-го департамента стран СНГ МИД РФ Алексей Павловский и советник Управления политического сотрудничества Секретариата ОДКБ Вячеслав Мусихин.

От академического и экспертного сообщества на мероприятие были приглашены директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин, президент Института религии и политики Александр Игнатенко, член Научного Совета Московского Центр Карнеги Алексей Малашенко, директор Центра партнерства цивилизаций в составе Института международных исследований МГИМО МИД РФ Вениамин Попов, директор Центра анализа международных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин и другие.

Кроме того, во встрече принимали участие и представители самой мусульманской общественной и экспертной среды - заместитель председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Фарид Асадулин, ректор Московского исламского университета Дамир Хайретдинов, президент Центра «Россия – Исламский мир» Шамиль Султанов, ведущий специалист Международного департамента Совета муфтиев России Ильдар Галеев.

В актуализации проблемы данной встречи отмечалось, что с начала XXI века мусульманские народы мира во всём их этническом и национальном многообразии выходит на передний план международной политики. Если раньше они, как правило, были объектом политики, то сегодня всё больше становятся субъектом.

Россия — страна, где мусульманские народы являются государствообразующими, а представители мусульманской общественности играют активную роль в обществе. Однако мнение мусульман о российской внешней политике, оценка ими происходящих в мире и вокруг России процессов редко становятся частью общественной дискуссии.

Оттого на дискуссию были вынесены следующие вопросы: Как представители сообщества российских мусульман оценивают внешнюю политику России? Есть ли у него какие-то специфические интересы в этой связи? В какой степени власти должны учитывать позицию мусульман, учитывая, что национальные интересы России много шире и сложнее, чем отношения с мусульманскими государствами?

Суть дискуссии

Как было отмечено выше, отправной точкой для дискуссии послужила статья признанного эксперта, первого заместителя руководителя Фонда поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир» Абдуллы Рината Мухаметова «Российские мусульмане и внешняя политика», опубликованная в прошлом году в журнале «Россия в глобальной политике».

мухаметов
на фото справа Абдулла Мухаметов

«Для российских мусульман внешняя политика – продолжение внутренней, - пишет Мухаметов в своей статье, - Будучи частью глобального полуторамиллиардного сообщества, они по определению соотносят себя и свои интересы с тем, что происходит за рубежом с их единоверцами. Правда, в силу отечественных особенностей активность на внешнеполитическом направлении в основном проявляет мусульманская элита, для масс же эти проблемы важны в основном в силу религиозных принципов, а не выверенного политического интереса».

С его слов, российская внешняя политика в основном носит бюрократический характер. Мы работаем – и это особенно фатально на Ближнем Востоке – только с властью, но не с контрэлитами, не с обществом.

Поэтому Москва и поддерживает до последнего даже обреченные режимы, так как они остаются (точнее, мы сами делаем их таковыми) для России единственным входом для работы в регионе. И даже если ситуация меняется вопреки воле России, Москва очень долго приспосабливается и все время сетует и ищет врагов, вместо того чтобы реагировать.

Нет в России и соответствующей деловой структуры, которая ориентировалась бы на развитие отношений с исламским миром. Усилия Евгения Примакова и созданного им Российско-арабского делового совета ничем пока не увенчались. Экономические проекты есть, но в основном все до сих пор крутится вокруг военно-технического сотрудничества.


Озвучивал Мухаметов и внешнеполитические идеи, которые озвучивают российские мусульманские идеологи – от сближения с Ираном до полной переориентации России на арабский восток.

Во всех этих концепциях российским мусульманам отводится роль связующего звена между Москвой и исламским миром, - отмечал эксперт, - Проблема только в том, что сами мусульмане мало что делают для политического, не говоря уже об экономическом наполнении стратегического партнерства, о котором много говорили и Путин, и Медведев, и Лавров.

С его слов, в целом внешняя политика – тема для российских мусульман если и не периферийная, то второстепенная. Да, исламские русскоязычные сайты пестрят информацией о бедах (больше) и успехах (меньше) зарубежных единоверцев (от Мьянмы до США), а в комментариях часто встречаются антиизраильские и антизападные высказывания.

При этом те же комментаторы и авторы порой отмечают уровень религиозных свобод на Западе и количество мечетей в «исламофобском» Лондоне или Нью-Йорке, не идущее ни в какое сравнение с «исламофильской» Москвой. Но все это несопоставимо с реакцией на внутренние российские дела, касающиеся религиозных, национальных и гражданских запросов мусульман.

Мусульмане, конечно, хотели бы, чтобы Москва активнее сближалась с исламскими государствами, помогала им. Они живо откликаются на тяжелые события в Ираке, Афганистане, Сирии и особенно в Палестине.

Россияне исламского вероисповедания даже готовы понести какие-то жертвы ради зарубежных братьев, что-то потерпеть и на что-то закрыть глаза внутри страны во имя общих интересов мирового ислама. Все-таки все мусульмане – это одна умма, и переживать за беды единоверцев – религиозный долг.

Нарастание кома проблем

Директору Фонда поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир» Руслану Курбанову, являющемуся одновременно старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН, на встрече было предложено выступить с ключевым докладом по проблеме.

СВОП1
на фото: Руслан Курбанов, Алексей Малашенко, Федор Лукьянов

В своем выступлении Руслан Курбанов отметил ряд важнейших тезисов, позволяющих понять ситуацию, сложившуюся в общественном поле мусульманских народов России.

С его слов, сегодня в мусульманской общественной среде России наблюдается стремительная глобализация сознания и активности народов, прежде бывших оторванными от процессов на мировой арене.

Эта глобализация происходит на всех уровнях, но в первую очередь, на интеллектуальном и практическом, когда представители мусульманских народов России начинают получать практически неограниченный доступ к информации об идеях, процессах и событиях, развивающихся за рубежом, а также непосредственно принимать в них участие.

В качестве иллюстрации к данному тезисы он привел примеры стремительного вторжения в размеренную прежде жизнь традиционных обществ Южного Дагестана, Кавказа и Поволжья революционных по своей природе идей общественного и политического реформирования мусульманских общин.

А также того влияния на процессы в самих зарубежных странах – на Ближнем Востоке и Европе, которое оказывают своим непосредственным участием в них молодые представители мусульманских народов России – дагестанцы, чеченцы, татары и т.д.

Далее, со слов эксперта, сегодня происходит все большая эмансипация мусульманских народов России. Они получают все более широкий доступ к образованию, высвобождают свой нереализованный прежде потенциал в бизнесе, политике, образовании.

Со слов Курбанова, мусульманские народы России параллельно переживают сегодня стремительную деформацию и разрушение традиционного общества в горах и селах Кавказа, в деревнях Поволжья и Сибири.

На наших глазах под влиянием чуждых стандартов жизнеустройства происходит взламывание и расщепление традиционных связей внутри мусульманских сообществ – разрыв родственных связей, разрыв и разрушение семейных отношений.

«Я уже неоднократно приводил пример с расщеплением ядерного топлива, при котором выделяется огромное количество энергии. В мусульманском сообществе России сегодня катастрофическими темпами под влиянием западной массовой культуры идет разрушение традиционной нуклеарной структуры мусульманского общества.

При этом высвобождается огромная по своей силе и невероятная по своей концентрированности социальная энергия. К сожалению, сегодня эта энергия направлена зачастую на разрушение. Но есть возможность направить ее и на созидательные цели», - заметил эксперт.

«К сожалению, пока не мы, не сторонники поступательного развития исламского общества, управляем этой энергией и этими процессами. Не мы управляем этой инициативой по модернизации Ислама и исламского сообщества», - заявил Курбанов.


С его слов, ею управляют иные силы. Только тот человек, который способен перехватить инициативу на этом поле по управлению социальной энергией мусульманского сообщества, только тот человек, который способен задать правильный вектор модернизационных процессов в самом исламском сообществе, способен справиться с нарастающим комом проблем.

«Эту энергию в наше время пытаются обуздать и многие политики – от федеральных президентов до чиновников республиканского уровня. Но чтобы совладать с ней, удерживать ее в заданных рамках, нужна колоссальная воля, харизма, великие цели и военно-политическая мощь», - отмечал Руслан Курбанов.

Незавершенное формирование субъектности

Со слов эксперта, сегодня мусульманские народы России все больше становятся субъектом мировой политики. Причем зачастую помимо своей воли. Как поведал эксперт, сегодня в информационную эру субъектами мировой политики могут становиться даже малые группы единомышленников.

Как, к примеру, мусульманские джамааты Дагестана или Татарстана, и даже одиночки. Как, например, кавказские боевики, участвующие в боевых действиях в Афганистане или Сирии.

Но формирование мусульманской уммы России, как единого субъекта мировой политики с едиными взглядами, подходами и согласованными позициями по разным вопросам, со слов Курбанова еще не сложилось.

Кроме того, в самой России нет ни идей, ни понимания, как управлять нарастающей социальной энергией мусульманской общины. Для этого нет ни концепций, ни фигур, ни специалистов, ни структур, ни политической воли.

В завершение, эксперт поднял еще две проблемы – несовпадение политики государства в отношении мусульман на внутреннем поле и на внешнем. «За пределами России наше государство до недавних пор воспринималось как лучший друг мусульманских государств, - отметил эксперт, - А внутри страны при дежурных заявлениях об уважении Ислама, имеет место «поддавливание» мусульман – запреты исламской литературы, ограничение их прав на строительство мечетей, ношение мусульманского платка в школах, преследование мусульманских активистов и т.д.»

Кроме того, со слов Курбанова, наши чиновники привыкли абсолютно не ориентироваться на общественное мнение внутри страны, поскольку считают, что они сами создают это общественное мнение и управляют им через телевизор. Однако такой же подход на внешнеполитической арене, связанный с нежеланием учитывать общественное мнение мусульманской улицы, приводит наших чиновников к ошибкам, очень дорого дающимся стране.

Примером такой ошибки Курбанов назвал роль России в сирийском конфликте. В качестве подтверждения он привел позицию Абдуллы Мухаметова по данной проблеме. К сожалению, наши чиновники не хотят учитывать происходящего, - писал по этой проблеме Мухаметов.

«Боюсь, что это серьезный просчет. Только после Сирии на арабских улицах стали жечь российские флаги, чего не было раньше никогда, и именно после Сирии Москва утратила на Большом Ближнем Востоке имидж особой державы», - отмечал ранее Мухаметов.

Эксперт вновь сослался на слова Мухаметова о том, что наши чиновники на внешнеполитической арене поддерживают до последнего даже обреченные режимы, так как они остаются для России единственным входом для работы в регионе.

Примерно, то же самое мы наблюдаем и на внутреннем поле, где для взаимодействия с мусульманским сообществом чиновники используют только одну «точку входа» в общественную среду – Духовные управления. Причем зачастую не имеющие должного уровня поддержки среди активной части верующих.

Кроме того, со слов эксперта, к сожалению, внешнеполитическая составляющая отношений нашей дипломатии с исламским миром характеризуется, во-первых, тем, что она ограничивается только словами. Дел очень мало.

Очень много слов и очень мало практически реализованного. Во-вторых, это отсутствие игры на упреждение, на опережение. Это только реакция вослед происходящим событиям и вызовам. И это опора на старые схемы взаимодействия с исламским миром.


Если сегодня США и Великобритания активно формируют новое лицо ислама (это может вызывать раздражение в исламском мире, может находить понимание где-то, но они формируют новую повестку дня, новое лицо ислама, новое отношение), Россия же опирается на старые схемы.

Россия предпочитает возрождать традиционный дореволюционный ислам, более понятный для властной элиты. «Но данная версия искусственно воссозданной версии дореволюционного ислама абсолютно неконкурентноспособна в современном мире», - резюмировал эксперт. Данный подход очень серьезно сказывается, с его слов, и на российской внешней политике.

Мнения экспертов

хайретдинов
на фото: Ректор Московского исламского университета Дамир Хайретдинов

После выступления Руслана Курбанова слово было предоставлено и другим признанным экспертам – ректору Московского исламского университета Дамиру Хайретдниову и заместителю председателя Духовного управления мусульман Европейской части России Фариду Асадулину.

Оба эксперта рассказали о работе Совета муфтиев России за рубежом, в том числе о сотрудничестве с внешнеполитическими ведомствами государства. СМР - единственный из централизованных мусульманских официальных структур РФ, который активен на внешнем направлении, отметил Хайретдинов.

По его словам, это признано МИДом, с которым у Совета сложились хорошие рабочие контакты. Хайретдинов также призвал к расширению сотрудничества мусульманских организаций и государства на внешнеполитическом направлении, к более активному привлечению специалистов из числа мусульман, напомнив о дореволюционных и советских позитивных примерах.

Асадуллин, со своей стороны, отметил, что учет Россией своей мусульманской составляющей во внешней политике, как это было в истории, лишь усилит ее позиции в мире.

Оба представителя СМР также выразили солидарность в том, что внешняя политика государства в отношении исламского мира, которая получила за последние годы большое развитие, должна больше соотноситься с внутренней политикой в отношении мусульман. Это усилит ее и будет полезно всем сторонам.



2 комментариев


  1. (18.03.2013 23:55) #
    0

    Яркое ощущение использование властями мусульман, когда им нужны голоса. А когда о Исламе говорят люди, несведущие в нем, то явно чествуется преследование какой либо выгоды!

  2. (19.03.2013 10:20) #
    -1

    Я что то не разберу на стенах иконы весят? или что другое?, и что это за помешение?