ДУМы — за союз

В последнее время в России актуализировалась тема объединения многочисленных духовных управлений мусульман в единый орган. И если руководство официального духовенства полностью поддерживает коалиционные порывы, то на низовом уровне отношение к процессу не столь однозначное. Скептиков попытается убедить сегодняшний собеседник «НД», президент Исламского культурного центра России Абдульвахид НИЯЗОВ.

Муфтияты как угроза государству и объединители нации

— Зачем нужны ДУМы, ведь в исламе никогда не было подобного институционального органа?

— ДУМы, если подходить к анализу явления объективно, надо признать не только государственным инструментом контроля и управления мусульманами и развития религии с «чиновниками от ислама» во главе, но и своего рода уступкой мусульманам, исламу вообще. ДУМы отнюдь не появились по доброй воле империи. Они стали результатом большой крови и десятков, если не сотен восстаний, поднимавшихся на протяжении нескольких веков.

Да, ДУМы во многом были скопированы с Русской православной церкви с ее клерикальной иерархией и плотной вписанностью в систему государства. Но, с другой стороны, Екатерина II попыталась применить османскую модель автономий для этноконфессиональных меньшинств с той разницей, что в Турции меньшинствами являлись в основном христиане, а у нас — мусульмане. При этом, кстати, османский правитель, имевший статус халифа, признавался духовным, но не политическим главой российских приверженцев ислама.

Имперские власти видели в ДУМах порой даже угрозу, полагая, что именно на их базе может произойти консолидация мусульман страны, в результате чего те могут стать силой, с которой придется серьезно считаться.

И эти страхи имели под собой некоторое основание. ДУМы играли важную роль в формировании единой нации российских мусульман. Но если таковая, например, в Башкирии не появилась в силу разных причин, то ключевое значение духовного управления для сложения татарской нации бесспорно.

— Российско-советские ДУМы были и остаются частью чиновничьего аппарата. Где гарантия, что и новый орган не постигнет схожая участь?

— В условиях всепроникающего характера государства и слабого (или вообще его отсутствия) общества (как субъекта своей судьбы) формирование духовных управлений как форм бытования ислама в стране выглядит закономерным. В этом смысле ДУМ — это действительно традиционная черта мусульманской жизни России.

Россия — не Египет с его массовыми движениями и даже не Западная Европа или США с их гражданскими традициями. Формы мусульманской жизни у нас, как и везде, имеют своеобразный характер. На уровне высшей организации он неизбежно отдает византийско-ордынским официозным бюрократизмом с лесным финно-угорским привкусом. Но свои издержки есть везде. Идеальных моделей вообще нет, за исключением джамаата самого Пророка Мухаммада (мир ему). Сегодня же надо научиться вести исламский призыв в самом широком смысле наиболее эффективно в тех условиях, в том месте и в то время, в которое нас помещает Всевышний, деятельно стремясь к совершенству, не сетуя на то, что наступление лучших времен вновь почему-то отложено.

ДУМы пережили империю, СССР, либеральные реформы начала 90-х годов. В то же время такой общественный институт, как Исламская партия возрождения, вызванная к жизни инициативой снизу, распалась через несколько лет после появления.

Это говорит о том, что ДУМЫ являются эндогенным элементом России, государства как ее политического выражения, в любых его формах. И их исчезновение и замена чем-то другим теоретически возможны только при условии ухода в небытие самой России.

А в этих условиях требовать замены ДУМов, например, структурой, носящей более открытый общественный сетевой характер, — все равно что биться, как муха о стекло. Да, это, конечно, звучит интересно и заманчиво, но абсолютно оторвано от реальности. Речь может и должна идти о модернизации ДУМов, их обновлении и приведении в адекватное сегодняшним запросам состояние. Бороться же с этим институтом просто из принципа — значит игнорировать объективную реальность и генезис развития ислама.

— Для меня существует один авторитет — имам моего населенного пункта, которого выбрал весь джамаат. Насколько значима роль муфтиев в подобной ситуации для конкретного обывателя?

— Объединение российских мусульман позволит убедительно обосновать и начать широкое продвижение в мусульманской среде понимания того, что российская умма является неотъемлемой частью российского общества. Это, несомненно, будет способствовать росту патриотизма в мусульманской среде и выработке общероссийской мусульманской гражданской идентичности в противовес регионализации и сепаратизму.

Эффективность данной схемы доказывает опыт Китая, где единая ассоциация мусульман республики, объединяя около 42 тысяч мечетей и являясь надежным и эффективным партнером государства, на своем уровне успешно противостоит сепаратизму среди своих единоверцев.

Консолидация позволит с большей эффективностью популяризировать в среде российских мусульман общероссийские мусульманские проекты, ориентированные на решение ключевых вопросов развития мусульманского и всего российского общества на современном этапе. Объединение позволит умме и официальным духовным структурам достичь большей прозрачности, адекватности, образованности и системности. Поднимется авторитет лидеров традиционного ислама, что позволит именно системным духовным лидерам, а не протестным неформальным активистам, определять тенденции и направление развития уммы.

Все это позволит мусульманскому сообществу России стать более предсказуемым, внятным и авторитетным партнером государственной власти и всего российского общества.

Наша умма во главе с авторитетной единой духовной структурой могла бы стать лидером среди мусульман всего постсоветского пространства, численность которых составляет около 80 миллионов человек. А так как половина стран СНГ — это страны с преобладающим мусульманским населением, мы могли бы развернуть широкую деятельность по продвижению российской модели традиционного ислама и исламской умеренности за пределами нашей страны на просторах бывшего СССР.

Инициатива Москвы и разобщенность мусульман

— Есть версия, что единый муфтият — проект Кремля. Якобы его началу дал толчок визит в Уфу советника администрации президента России Алексея Гришина…

— Я считаю правильным и закономерным, что отдельные региональные лидеры высказали поддержку процессу. Не секрет, что и руководители страны проводят консультации по данному вопросу, мы прекрасно понимаем, что в нынешних реалиях нельзя надеяться на положительный исход объединительного процесса без поддержки и понимания федерального центра. Я думаю, что мусульмане России своей лояльностью, гражданской позицией и исторической ролью в становлении государства заслужили эту поддержку.

— При наблюдении за жизнью муфтиятов создается впечатление, что их функции чисто представительские: визиты, встречи и так далее, но они никак не реагируют на боль российской и мировой уммы. Почему руководители ДУМ не высказываются о похищениях и убийствах мусульман на Северном Кавказе? Почему не дают оценку геноциду палестинцев? Почему не выражают протест из-за блокады сектора Газы? И список этих «почему» будет очень длинный…

— Эти проблемы тоже будут решены через объединение. Наша социально-экономическая, политическая, культурная активность укрепит положение уммы в обществе, а значит, и в государстве. Например, чтобы противостоять запрету книг по ошибке, мусульманским структурам необходимо создать свой совет по оценке той или иной литературы, но пока эти механизмы не отработаны. Стабильность подразумевает отказ от какой-то доли свободы. Факты дискриминации исламского меньшинства связаны с тем, что умма пока еще недостаточно едина и структурирована.

— Говорят, что объединение поможет решить проблему радикализации мусульман Северного Кавказа. В то же время радикализация — это, в частности, и проигрыш официального духовенства. Нужны новые люди, нужен новый взгляд для решения проблемы, но список кандидатур на руководство единого муфтията наводит на мысль о перетасовке карт из старой колоды. Как же в подобной ситуации вернуть молодежь из вооруженного подполья?

— Нужно переформатировать идею единения 6—7 миллионов мусульман Кавказа на идею объединения всего, более чем 20-миллионого мусульманского сообщества страны, что при грамотной подаче, несомненно, может стать более привлекательным трендом для мусульманской общественности, в особенности для молодежи Северного Кавказа.

Тогда призыв экстремистов к мусульманам региона объединиться вокруг так называемого «Имарата Кавказ» на фоне наметившегося объединения российских мусульман и консолидации вокруг единой духовной структуры неминуемо потеряет свою притягательность.

— ДУМ даже на местах — не единый орган. Немалая часть мусульман в силу различных причин не воспринимает его как руководящий орган. Об этом говорит, в частности, несовпадение дней празднования значимых событий, хотя бы дня начала и конца месяца Рамазан. И в подобной ситуации, наверное, логично думать о реформировании региональных муфтиятов, а не об образовании единого руководящего органа…

— Инициатива объединения появлялась и сверху, и снизу. Во время президентства Владимира Путина Кремль был заинтересован в объединении мусульманских центров. Тогда основным партнером со стороны мусульман был президент Чечни Ахмад Кадыров. Но представители татарских мусульманских организаций не были готовы к этому процессу, а на Кавказе была в разгаре вторая чеченская кампания. Сами мусульмане также в этот период не раз высказывались за объединение.

На этот раз инициатива исходила от муфтия центрального духовного управления мусульман России Талгата Таджуддина, который в конце ноября предложил всем духовным управлениям объединиться и четко объяснил структуру единого муфтията. На должность единого муфтия он предложил кандидатуру муфтия Совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. Идею поддержали все мусульманские лидеры, и вскоре начался процесс сближения этих структур.

Говорить о том, что это вызовет противоречия в обществе, не имеет смысла, сегодня противоречия возникают именно из-за разобщенности, ведь по отдельности духовные управления не могут противостоять уходу молодежи к радикальным проповедникам или бороться с ущемлением прав мусульман.

Против объединения выступают только те представители духовенства, для которых духовные управления стали кормушками, это касается сферы организации хаджа, исламского образования, печати литературы. Поэтому механическое сведение этих структур без модернизации самих духовных управлений не даст результата.

Выборы муфтиев и пожелания президенту Дагестана

— Разъединение чувствуется даже в центральных мечетях Москвы. Почему там читают проповеди на татарском языке, хотя большинство прихожан — не татары?

— Вопрос о самоидентификации для татар исторически очень важен. Но в среде татар идет напряженная дискуссия о том, кто мы в первую очередь — мусульмане или татары? Для нас, мусульман России, сохранить национальное можно, только опираясь на исламскую духовность. Например, финно-угорские народы были многочисленнее татар, но к сегодняшнему дню они растворились в славяно-православной массе. А татарская нация в основе своей сохранилась исключительно благодаря религии.

Ислам — это то, что спасло татар от полной ассимиляции. Например, польские, литовские и белорусские татары столетиями были оторваны от корней и утратили свой язык, последние 200—300 лет языком их домашнего общения был польский. При этом, сохранив свою религию, они сберегли и свою татарскую самоидентификацию.

Без религии и духовности не может быть нормальной гармоничной нации. Поэтому религия первична, а национальное — язык, знание истории, традиции — это очень важно, но все же вторично.

Я думаю, что значительное число активных членов уммы правильно расставляют приоритеты. Но большинство татар сегодня, увы, обладают низким уровнем религиозного и национального самосознания. Татарская нация разбросана по разным регионам, большая ее часть не владеет родным языком, лишена полноценного понимания своей собственной истории. Недостаточно высок уровень религиозности даже в Татарстане, но он еще ниже в Башкортостане, не говоря уже о татарах Урала. Люди озабочены выживанием или просто асоциальны.

— Почему вопросы исламской власти не решает сама умма, хотя бы через выборы?

— В исламе нет канонического разделения на духовенство и мирян, есть понятие общины — уммы. И она включает в себя как религиозных деятелей, так и всю активную часть верующих. Поэтому мы убеждены, что верховный муфтий должен избираться свободным волеизъявлением на всеобщем съезде мусульман.

— Я внимательно выслушал все ваши ответы. Понял, что объединение важно для решения определенных задач, но так и не уразумел, зачем это нужно рядовому мусульманину. Попытайтесь еще раз переубедить его…

— После распада СССР процессы дезинтеграции возобладали на всем постсоветском пространстве. Неслыханная свобода стала не только достижением, но и соблазном для людей, привыкших многие десятилетия жить под прессом тоталитаризма. И все же мусульманская умма России сохранила в этой непростое время свои основные структуры.

Сегодня почти все региональные духовные управления подчиняются Совету муфтиев России, Центральному духовному управлению мусульман России и Координационному центру мусульман Северного Кавказа. Не всегда и не во всем общение протекает гладко и без разногласий. На это влияют не только амбиции отдельных муфтиев, но и этнокультурные различия.

И все же динамика событий свидетельствет о том, что необходимость объединения осознана всеми главами духовных управлений. И это кажется мне наиболее ценным в продолжающемся переговорном процессе.

— В Дагестане новый лидер. Ваши пожелания Магомедсаламу Магомедову и нам…

— Дагестан для российских мусульман — не просто субъект Федерации, а земля, откуда пришел ислам. Поэтому всех нас волнует, что творится в вашем доме. Сами дагестанцы мобильны, их голос сейчас слышен по всей стране. Теперь пришла пора перестройки для республики. Притом перестройка должна опираться на две составляющие: экономику и ислам. Поэтому выбор Кремля и пал на Магомедсалама Магомедова — толкового экономиста и практикующего мусульманина. Также можно охарактеризовать и вице-премьера Дагестана Ризвана Курбанова. Рузвельт когда-то сказал, что нет ни одной значимой задачи, которую не может решить объединенная нация. Поэтому вам всем необходимо сплотиться вокруг нового руководства, чтобы сообща выйти из тупика. А мы, мусульмане всей России, будем просить Всевышнего, чтобы Он помог вам…



0 комментариев