С думой о ДУМах

Проблема духовных управлений мусульман – без сомнения, является одной из ключевых для развития Ислама в России. Не зря она вызывает столько споров и обсуждений. Позиции разнятся – от тотального неприятия данного специфического явления до полного восторга и откровенного «лизинга». Наиболее же адекватный подход, наверное, где-то посередине. Но это также – всего лишь мнение.

В любом случае тема ДУМов должна широко и открыто обсуждаться. Это повод для большой, но конструктивной, общественной мусульманской дискуссии, к которой мы всех и призываем.

Генезис


ДУМы, если подходить к анализу явления объективно, всесторонне и взвешенно, на мой взгляд, надо признать не только (а, может быть, даже и не столько) инструментом государства по контролю и управления мусульманами и развитием их религии с «чиновниками от Ислама» во главе, но и своего рода уступкой мусульманам, Исламу вообще. ДУМы отнюдь не появились по доброй воле империи. Они стали результатом большой крови и десятков, если не сотен, восстаний, поднимавшихся на протяжении нескольких веков.

Да, ДУМы во многом были скопированы с Русской православной церкви, с ее клерикальной иерархией и плотной вписанностью в систему государства. Но, с другой стороны, как убедительно показывают последние исследования, Екатерина II по-своему, с поправкой на реалии России и ее собственное видение, попыталась применить османскую модель миллетов (внетерриториальных автономий для этно-конфессиональных меньшинств) с той разницей, что в Турции меньшинствами являлись в основном христиане, а у нас – мусульмане. При этом, кстати, османский правитель, имевший статус халифа, признавался духовным, но не политическим, главой российских приверженцев Ислама.

В общем, из песни слов не выкинешь. Давайте рассматривать явление во всей полноте его противоречивости и неоднозначности. Власти на протяжении всей истории существования ДУМов не столько использовали их, сколько с разной степенью успеха опекали и сдерживали управления и через них развитие Ислама в России.

Оренбургскому магометанскому духовному собранию (тогдашнему ДУМ) не доверяли, проверяли, постоянно в чем-то подозревали, не считали вполне лояльным и своим и отсекали. Более того, власти Российской империи видели в ДУМ порой даже угрозу, полагая, что, несмотря на подконтрольный характер, административный пресс, привилегии, подношения, вовлечение в коррупцию и проч. именно на его базе может произойти консолидация мусульман страны, в результате чего те могут стать силой, с которой придется серьезно считаться.

И эти страхи имели под собой некоторое основание. Как показывает профессор Айдар Хабутдинов, ОМДС играло важную роль в формировании единой нации российских мусульман. Но если таковая не появилась в силу разных причин, то ключевое значение духовного управления для сложения современной татарской нации бесспорно.

В принципе, ничего страшного для государства в этом нет. При нормальном устройстве, какового не было, такие процессы должны власть не пугать, а ее приветствоваться.

Поэтому ДУМы, скорее, приходиться признать мусульманским достижением в России, которые, безусловно, надо дальше развивать и облагораживать, а не тотально чуждым навязанным из вне институтом, задача избавления от которого должна стать, как иногда считают, чуть ли не главной задачей для формирующейся сегодня отечественной уммы.


Перспективы

Надо, по всей видимости, признать и естественность появления такого института как ДУМ, если принять во внимание российскую политическую традицию и культуру. В условиях всепроникающего характера государства и слабого (или вообще его отсутствия) общества (в смысле субъекта своей судьбы) формирование духовных управлений как форм бытования Ислама в нашей стране выглядит закономерным. В этом смысле ДУМ – это действительно традиционная черта мусульманской жизни России.

Россия - не Египет с его массовыми движениями и даже не Западная Европа или США с их гражданскими традициями. Формы мусульманской жизни у нас, как и везде, имеют своеобразный характер. На уровне высшей организации он неизбежно отдает византийско-ордынским официозным бюрократизмом с лесным финно-угорским привкусом. При этом взаимоотношения властей и ДУМов остаются сложными и неоднозначными.

Но свои издержки есть везде. Любая крупная система подразумевает их. Идеальных моделей вообще нет, наверное, за исключение джамаата самого Пророка (мир ему).

Надо научиться вести исламский призыв в самом широком смысле наиболее эффективно в тех условиях, в том месте и в то время, в которое нас помещает Всевышний, деятельно стремясь к совершенству, а не сетуя на то, что наступление лучших времен самих по себе вновь почему-то отложено «по техническим причинам».

ДУМы пережили империю, Советский Союз, даже революция 1917 г. и радикальные либеральные реформы начала 90-х не поколебали их. В то же время такой общественный институт, как Исламская партия возрождения, вызванная к жизни в Перестройку инициативой снизу, распалась через несколько лет после своего появления. И сегодня, за исключением ряда республик Северного Кавказа, у нас нет практически серьезной низовой инициативы.

В принципе, это все говорит о том, что духовные управления, как и Русская православная церковь, кстати, являются эндогенным элементом России, российского государства как ее политического выражения, в любых его формах, и исчезновение их и замена чем-то другим, совершенно иным по своему внутреннему характеру, теоретически возможно (и то под большим вопросом) только при условии ухода в небытие самой России, российского государства, т. е. тотальной и глубинной смены политической и социальной организации на просторах Северной Евразии.

Иными словами, требовать замены ДУМов, например, структурой, носящей более открытый общественный сетевой характер, в условиях российской государственности – все равно, что биться, как муха об стекло. Да, это, конечно, звучит интересно и заманчиво, но абсолютно оторвано от реальности и похоже на мечты за чашкой чая на кухне.

Говоря трезво, речь может и должна идти о модернизации ДУМов, их обновлении и приведения в адекватное сегодняшним запросам состояние. Бороться же с этим институтом просто из принципа – значит игнорировать объективную реальность и генезис развития Ислама в нашей стране, а это, совершенно очевидно, контрпродуктивно, прежде всего, для самих мусульман.

ДУМы для власти

Создается впечатление, что многие чиновники до сих пор воспринимают ДУМы, может быть, не осознанно, а стихийно, «по умолчанию», как само собой разумеющееся, в качестве уступки 220-летней давности. Этот комплекс и глубинные обиды, живущие в закоулках сознания или даже подсознания, за то, что когда-то предшественникам нынешней бюрократии пришлось отказаться от прежней политики, свою ложку дегтя вносят даже сегодня.

Не то, чтобы в высоких кабинетах сидят поборники ассимиляции и христианизации в духе XVIII в. Нет. Просто как-то считается, что государство не может ошибаться в принципе и «поддаваться на давление», тем более, даже если это произошло свыше чем два столетия назад.

Такие настроения укрепляют и создают порой ощущения безальтернативности стратегии сдерживания развития Ислама в России, вместо курса на полноценный и взаимовыгодный диалог и адаптацию.

В сер. XIX известный теоретик и практик христианизации мусульманских и языческих народов Поволжья Николай Ильминский так описывал приемлемого для империи муфтия и его подопечных: «Для нас вот что подходящее было бы, чтобы инородец в русском разговоре путался и краснел, писал бы по-русски с порядочным количеством ошибок, трусил бы не только губернаторов, но и всякого столоначальника».

Иными словами, лидером мусульман России должен быть дискредитировавший себя темный и мелкий персонаж, который провалит любую инициативу. Добиться «окончательного решения» исламского вопроса в силу объективных причин у Ильминского возможности не было, так он стал добиваться максимальной парализации работы духовного управления.

Сам Ильминский был секретарем (что-то вроде главного помощника-куратора) при главе Магометанского духовного собрания Мухамедъяре Султанове. Это примерно также, если бы сегодня предполагаемый единый муфтият возглавил печально известный глава Пермского ДУМ Мухаммедгали Хузин, умудрившийся превзойти в лоялизме даже предельно лояльного Талгата Таджутдина, а его замом стал бы не менее одиозный Роман Силантьев.

Опасался христианизатор Ильминский следующего: «Надвигается страшная буря мусульманская; новое нашествие, но не монгольское, а мусульманское; не дикарей из Азии, а дикарей цивилизованных, прошедших университеты, гимназии и кадетские корпуса, вспоенные прессой».

Кажется, рекомендации Ильминского, его подходы к работе с мусульманами и страхи для некоторых и сегодня вполне актуальны.


Почему боятся объединения ДУМов?

Все вышесказанное отразилось на начавшемся процессе консолидации российских мусульман. Предложенное объединение Центрального духовного управления мусульман, Совета муфтием (наследников ОМДС) и Координационного центра мусульман Северного Кавказа вызвала сложную реакцию в определенных чиновничьих кругах, даже подозрения в антигосударственных тенденциях со стороны «официального духовенства».

Если идея только объединения в целом контролируемых ДУМов встретила противодействие, что же будет, когда процесс дойдет до консолидации всех российских мусульман, до достижения ими подлинной субъектности, до формирования настоящей уммы в нашей стране?

Появление центра, выражающего согласованную мусульманскую позицию - действительно вопрос государственной важности. Адаптация его в современных российских условиях – одна из задач модернизации, в очередной раз в нашей истории заявленной в прошедшем году главой государства.

Но бюрократии, в принципе, идея модернизации чужда. Ее и так все устраивает, по ее представлениям, все распределено по своим местам, все поделено, все уже назначены. Ей ничего не хочется менять, обновлять, исправлять. Как кажется, легче и правильнее сдерживать то, «что шевелится», чем решать проблему стратегически.

Тем более, если речь может зайти о выстраивании взаимовыгодных, но сложных, отношений с новой силой, с которой нельзя будет не считаться и от которой нельзя будет избавиться силовыми методами. Сложных в том смысле, что комплекс проблем под названием «исламский вопрос» в России копился столетиями, и распутывать этот клубок, конечно, когда-то придется – это все понимают, но никому не хочется брать на себя столь масштабную ответственность.

Реальная же консолидация российских мусульман может состояться только на базе модернизированного единого ДУМ. Столь разные народы, группы, деятели могут сойтись только на платформе Ислама, общемусульманской культуры, общего исторического наследия и общего видения будущего, которое вытекает из общности их религиозного происхождения. Больше их, например Северный Кавказ и Урало-Поволжье, по большому счету, ничего не связывает.

А сегодня в нашей стране нет другой такой площадки, кроме ДУМов, где этот запрос мог бы быть реализован. ДУМ – это достаточно зыбкая, но хоть какая-то основа, от которой можно оттолкнуться к формированию уммы. Это совершенно верно осознают противники процесса объединения, и, собственно, поэтому у них вызывает неприятие движение духовных управлений на встречу друг другу.

В принципе, функцию консолидации должна выполнять структура вроде Конгресса российских мусульман, политического лоббистского представительства уммы на высшем уровне государства, который объединил бы всех тех, кто связывает себя с Исламом, мусульманской культурой, общим историческим наследием в нашей стране. Не обязательно это должны быть люди глубоко религиозные, но обязательно - если так можно не совсем корректно выразиться, «патриоты уммы», «патриоты Ислама в России».

Речь идет о главах и элитах мусульманских регионов Северного Кавказа и Поволжья, которые всегда по объективным причинам будут стремиться сдержать давление центра; некоторых федеральных и региональных группах влияния; среднем, мелком и крупном, даже очень крупном, бизнесе (в числе 100 самых богатых людей РФ немало мусульман); «официальном духовенстве», интеллигенции, общественных объединениях, деятелях культуры, науки, искусства, спорта и т. д. – всех искренне и пусть даже прагматично, связывающих свою судьбу с Исламом, с уммой.

Но такого Конгресса нет, и неизвестно когда появится. Поэтому консолидация в наших условиях и пошла по линии ДУМ, что, исходя из российских реалий, характера нашего государства, генезиса государственно-исламских отношений, вполне закономерно.

Абдулла Ринат Мухаметов



0 комментариев