О причинах Куликовской битвы

Данная публикация из цикла, посвященного теме 700-летия принятия Ислама золотоордынскими ханами, призвана ответить на нерешенные вопросы вокруг военного конфликта, донельзя мифологизированного в российской истории.

Статья о Куликовской битве, вошедшая в энциклопедический словарь «Ислам в центральноевропейской части России», написана работниками Государственного музея-заповедника «Куликово поле»: научным сотрудником отдела археологии И.Г. Бурцевым и методистом отдела музейной педагогики И.В. Пешехоновым. Раздел «Общий ход событий» начинается с такого абзаца:

«В начале 1370-х годов обострились отношения между Московским великим княжеством и западной частью Золотой Орды, так называемой "Мамаевой ордой". Причиной этого было "своеволие" великого князя московского Дмитрия Ивановича, который отказывался платить "ордынский выход", повиноваться ордынским распоряжениям. Вполне вероятно, что не последнюю роль в этой конфронтации сыграл захват Дмитрием "татарских мест" — южнорусских земель, входивших в состав Золотой Орды».

Таким образом, вышеназванные специалисты музея-заповедника «Куликово поле» очень осторожно называют две возможные причины Куликовской битвы — военного столкновения, ставшего синонимом двухсотлетнего русско-татарского «конфликта». Расшифруем их для газетной публикации. Первая причина — отказ московского правителя повиноваться незаконному временщику, узурпатору и сепаратисту Мамаю, который отнюдь не был ханом (как о том говорится в школьных учебниках или произведениях из жанра фолк-хистори), но лишь — темником, военачальником. Вторая причина еще интереснее. Великий князь Дмитрий к моменту столкновения с ордынцами успел «прихватизировать» кое-какие земли, не относившиеся к его государству, но входившие в состав Золотой Орды. Дополнительную информацию об этом почерпнем из энциклопедической статьи специалиста музея-заповедника «Куликово поле» И.Г. Бурцева. Уже ее начало заинтриговывает читателя: «"Татарские места" — условный термин, обозначающий большую часть территории Тульского края, попавшую под власть Золотой Орды в XIII веке и захваченную Московским и Рязанским великими княжествами в XIV веке».

Итак, был захват земель, которые до эпохи Золотой Орды не принадлежали Руси: «Это были "ничейные" или спорные земли; земли, примыкавшие непосредственно к Степи. Спорные рязанско-черниговские и рязанско-владимирские земли (водораздел Оки и Дона), видимо, оказались под юрисдикцией монголов, и между русскими княжествами образовались Татарские места — места, которые "баскаки ведали". В составе этих земель были, очевидно, Коломна, "лопастеньские места", а также территории, расположенные в "Тульском степном коридоре" и несколько севернее».

Если нанести на современную карту местности, обозначенные в данной энциклопедической статье, станет ясно, что речь идет о территории нынешней Тульской и юге Московской областей. Коломна была пограничным городом между Московией и Золотой Ордой — это надо подчеркнуть не с целью умалить территориальные размеры одной из сторон, а лишь для того, чтобы читатель воочию понимал геополитические реалии того времени. Московия не могла не восприниматься в правящих кругах Орды в качестве далекого северного захолустья, находящегося предельно далеко от «цивилизованных центров» данной эпохи. И что же вдруг произошло в отношениях между гигантским по площади, влиянию и населению Золотоордынским государством и карликовым Московским княжеством — нечто такое, что подвигло обе стороны к вооруженному столкновению?

Продолжим цитировать тульского археолога и источниковеда: «...После убийства царицы Тайдулы в 1360/61 году произошло ослабление власти ордынских чиновников над Тулой и прилегающими землями. Дмитрий Московский воспользовался "великой замятней" в Орде и повел самостоятельную, независимую от Орды политику. Вероятно, в период, когда власть на западе ордынских земель узурпировал Мамай, Москва и Рязань провели ряд территориальных захватов. Именно тогда, предположительно, и попали под власть русских князей Татарские места и Тула, упомянутые в докончании (мирном договоре) Дмитрия Московского и Владимира Серпуховского с Олегом Рязанским от 1381 года: "А что место князя великого Дмитрия Ивановича на Рязанскои стороне, Тула, как было при царице при Таидуле, и коли ее баскаци ведали, в то ся князю великому Олгу не вступати, и князю [ряд историков читают здесь: "то князю". — И.Б.] великому Дмитрию... А что Татарская места отоимал князь великии Дмитрии Иванович за себя от татар до сего нашего докончанья, та места князю великому Дмитрию. А что князь великии Олег отоимал Татарская от татар дотоле же, а то князю великому Олгу та места". Эти события стали, по всей видимости, одной из причин усилившегося противостояния Мамаевой Орды и Руси».

Переведем отрывки из мирного договора между Москвой и Рязанью на современный язык: «Те Татарские места, которые занял, отобрав от татар, и закрепил за собой в одностороннем порядке Московский великий князь, включая Тулу, останутся отныне ему. А те Татарские места, которые успел отхватить от татар Рязанский великий князь, останутся теперь за ним». Каким образом два князя рассчитывали легализовать свои незаконные приобретения — в договоре не сказано. Но, очевидно, подразумевалось примерно следующее: кто проявит себя более дерзко, смело и быстро во время смуты в Сарае — тот и сорвет куш.

Однако подобные приобретения, добытые незаконно, не всегда признавались другими странами. Международное право существовало и в XIV–XV веках, как это ни покажется нам странным. Вот что сказано по этому поводу в статье И.Г. Бурцева: «После захвата Татарских мест Москвой и Рязанью сложилась весьма непростая ситуация. С одной стороны, захваченные территории фактически принадлежали Москве и Рязани (с присоединением Рязани Москва "подобрала" к себе и рязанские Татарские места), с другой — они не имели юридических прав на эти земли, поскольку это ордынские территории и ярлык на них князья получить не могли. По мнению В. Егорова, Тула была личным владением царицы Тайдулы; это дает основание предположить, что после ее смерти тульские земли остались в ханском домене. Эта двойственность, связанная с фактическим обладанием и невозможностью легитимного юридического владения землями Орды в Окско-Донском водоразделе и южнее, продолжалась на протяжении двух веков. В связи с тем, что Татарские места существовали де-факто, они попали в договоры Московского, Рязанского и Литовского великих княжеств. Но поскольку де-юре прав на них не было и их нельзя было завещать наследникам, Татарские места отсутствуют в известных духовных московских князей, от Дмитрия Ивановича Донского до Ивана Васильевича Грозного».

Разумеется, история любого государства и народа полна мифов, при объективном изучении которых героизация оказывается пиратством, славный военный поход превращается в грабительский набег, а «нажитое непомерным трудом» с точки зрения законности — всего лишь своевременно прихваченное «ничье» имущество. Наша задача — снимать шелуху мифов с исторического прошлого, одинаково горестного как для русского, так и для татарского народов. Каким бы шокирующим ни был результат, заниматься такого рода деятельностью просто необходимо — ведь на сгнившем, фальшивом фундаменте не построить крепкого здания, в котором сегодня так нуждаются народы обновленной, демократической России.

Невозможность легитимации захвата Тулы привела к тому, что в течение почти целого столетия Москва оспаривала бывшие Татарские места у своих соседей — Рязанского и Литовского государств. Вот что пишет И.Г. Бурцев: «В "Списке русских городов дальних и ближних" (последняя четверть XIV века) Тула не упомянута ни среди московских городов, ни среди рязанских... Предположительно, в 1380-е годы Тула была "за Москвой", в 1390-е — вероятно, уже отошла к Рязани. ...Между 1389-м и второй половиной 1402 года Tula Castrum ("Крепость Тула") могла принадлежать и Литве, о чем сообщает копия... с записки... 1402 года из секретного польского королевского архива... Около 1430 года Тула уж точно находилась в ведении Литвы... В 1434 году Тула опять в сфере влияния Рязани... В 1447 году Тула еще подчинена Рязани...»

И лишь спустя столетие после незаконного захвата Тулы и Татарских мест эти земли перешли к Московии. Однако и тогда, и даже в XVI веке, когда «Московская Русь стала самостоятельным и достаточно влиятельным государством», она не могла в открытую объявить эти земли своими. «Между тем крымские ханы... считавшие себя законными наследниками Улуса Джучи, помнили о Татарских местах, захваченных русскими. Они должны были знать о составе и юридическом статусе ордынских земель, в том числе и утраченных. Об этом говорит, например, ярлык на управление рядом южно- и западнорусских земель (в том числе и Тулой), выданный крымским ханом Хаджи-Гиреем великому князю литовскому Казимиру в 1461 году. Помнили об этих землях и Менгли-Гирей (незаконное владение Москвой рядом ордынских территорий могло послужить одной из причин разрыва Менгли-Гирея и Ивана III), выдававший аналогичные ярлыки великим князьям литовским Казимиру в 1472 году и Сигизмунду I в 1507 году; и Сахиб-Гирей, выдавший ярлык Сигизмунду I в 1540 году».

«...Московские государи за долгое время не смогли легитимировать свои права на Татарские места. В октябре 1575 года Иван Грозный объявил себя удельным князем Московским, а крещеного бывшего касимовского хана Симеона Бекбулатовича (Саин-Булата бин Бек-Пулада) посадил на великокняжеский стол. Данный никому не понятный эпизод, вероятно, был связан именно с попыткой легитимации прав на обладание этими землями».

Так с помощью татарина на московском престоле разрешился вопрос о незаконно приобретенных землях. А с помощью нашей статьи любой читатель сможет ответить на вопрос, насколько связаны между собой Куликовская битва и освобождение Руси от «татарского ига»...

На фото: Куликовская битва. Миниатюра из Лицевого летописного свода, XVI век



1 комментариев


  1. beerisin
    (09.06.2011 17:07) #
    0

    Какая-то нелогичная статья - положения друг с другом не связаны. И конечный вывод с текстом не коррелируется.
    Хуже того, непонятно, при чем тут 700-летие принятия ислама?