История Ислама в России

Ислам и Золотая Орда

Первым монгольским правителем, принявшим ислам, был хан Берке (по-монгольски «сокол»). Он действительно стал соколом ислама. Внук Темучжина (Чингиз-хана), участвовавший во множестве походов своего деда и братьев, в том числе и направленных против мусульман, он принял ислам от шейха Бохарзи в городе Бухаре. При этом он, могущественный наследник престола одной четвертой части империи, включавшей в себя большую часть обитаемого мира, внук «Покорителя Вселенной», в течение трех дней ждал приема у дверей шейха – жителя покоренной страны! Поистине, какое же нужно иметь терпение и какова была сила его веры!

Сразу после принятия ислама Берке-хан устанавливает отношения с крупнейшим в середине XIII в. мусульманским государством – Государством мамлюков, включавшим в себя Египет, Аш-Шам (историческая область, состоящая из современных Сирии, Ливана, Палестины и Иордании), Судан, Хиджаз (часть современной Саудовской Аравии, в которую входят Мекка и Медина).

После взятия монголами Багдада мамлюки пригласили к себе представителей аббасидской династии и провозгласили Халифат. Несмотря на всю формальность власти халифа, это давало мамлюкам некую сакральность их правления и возможность претендовать на распространение своего суверенитета на весь остальной исламский мир. Помимо государства мамлюков, в тот момент в мире существовали лишь мусульманская Испания (Аль-Андалус), сельджукские султанаты Малой Азии и разрозненные эмираты Северной Африки.

Кто они – мамлюки?

Салах ад-Дин аль-Айюби, освободив от крестоносцев большую часть Аш-Шама и разгромив исмаилитское государство Фатимидов в Египте, создал в XII в. на этих землях фактически независимое государство, формально вернув их под власть аббасидского халифа. Значительную часть его войска составляли мамлюки – рабы-воины, воспитанные специально для ведения боевых действий. Мамлюки были белые и черные. Если черные по происхождению были суданцами, то белые состояли исключительно из представителей наших российских народов – кыпчаков и черкесов. Кыпчаки были выходцами из степи, а черкесами называли всех кавказских горцев без различия их происхождения. Очень важным моментом является и то, что все мамлюки на момент своей продажи в рабство не были мусульманами, а приняли ислам, уже будучи в неволе. Это обстоятельство сыграло весьма существенную роль при распространении ислама на Западном Кавказе, но это произошло несколько позже описываемых нами событий.

Мамлюки сыграли огромную роль в военных операциях Салах ад-Дина аль-Айюби, являясь основой его регулярных войск, состоявших, помимо них, из его соплеменников-курдов, наемных туркменских и бедуинских арабских племен. Впоследствии, когда потомки Салах ад-Дина выпустили знамя из своих рук, его подхватили вчерашние рабы, а ныне эмиры из мамлюков. Наступило время мамлюкских султанов – наших соотечественников, по воле Аллаха попавших в Египет рабами, принявших там ислам и ставших правителями этой обширной страны. Первым в череде этих султанов стал Котуз, правивший сравнительно недолгий срок, после чего его сменил Захир Рукн ад-Дин Бейбарс (1260–1277 гг.).

Мамлюкские эмиры и султаны оставили неизгладимый след в истории и культуре Египта и Сирии. Защитив их от крестоносцев и монголов, они стали покровителями наук и искусств. Многие из них сами стали учеными – ханафитский факих Аргун-наиб, Халиль ибн Киклади аль-Алаи, прозванный «хранителем Востока и Запада». Являясь носителями литературных традиций своих народов, некоторые мамлюки стали превосходными литераторами и на арабском языке: аль-Ашраф Халиль, сын эмира Калауна, эмир Башкерд и многие другие. А об эмире Дамаска Ала ад-Дине ибн Абдаллахе ат-Танбаге аль-Джавали (умер в 1343–44 гг.), прозванном «самым поэтичным тюрком», его современник Ибн аль-Адим аль-Катиб написал следующие строки: «Я всегда думал, что турок отличают чарующие глаза и веки. Я нашел божественные рифмы, прекрасный диван и уверился, что у них чудесно все». Долгие века в Египте блистали построенные мамлюками медресе «Сарагатмышийя» и «Бейбарсийя». Многие наши сведения о том времени почерпнуты из трудов историка Ибн Тагрибарди, мамлюка по происхождению.

Сарай-Берке

Как уже упоминалось ранее, одним из первых дел хана Берке в качестве мусульманского правителя улуса Джучи, называемого в русскоязычной традиции Золотой Ордой, было то, что он установил дипломатические отношения с Государством мамлюков, являвшимся в то время хранителем власти халифа. Более того, он даже приказал своим войскам, воевавшим на стороне его двоюродного брата хана Хулагу против мамлюков, перейти на сторону последних. За время правления хана Берке с 1256 по 1266 гг. его государство несколько раз обменивалось посольствами с далеким Египтом. Построенная ханом Берке новая столица Сарай-Берке стремительно выросла в один из самых больших городов Европы. По описанию географа Ибн Батуты, посетившего город в XIV в., путешественнику требовалось полдня, чтобы объехать его вокруг. По данным археологов, население Сарай-Берке составляло от 75 до 100 тысяч. И это в то время, когда население Рима было 35, а Парижа – 58 тысяч жителей. (Сразу после образования улуса Джучи – четвертой части империи, выделенной Темучжином для правления в ней потомков своего сына Джучи, Бату-хан разместил свою столицу в Булгаре – центральном городе наиболее культурной и развитой области страны. Но в скором времени он перенес свою ставку в нижнее течение Волги, выстроив там город Сарай-Бату.)

Сарай-Берке, или, как его еще называли, Сарай-аль-Джадид, был не только одним из крупнейших городов Европы того времени. В то время, как в Париже конный посыльный мог увязнуть в нечистотах, Сарай-Берке обладал развитой системой водопроводов и канализаций – следует отметить, что это было характерной чертой многих крупных мусульманских городов того времени. По сведениям Ибн Арабшаха, на службе у ханов Берке, Узбека, Джанибека и других правителей Орды были мауланы Кутб ад-Дин аль-Ислам ар-Рази, шейх Саад ад-Дин ат-Тафтазани,шейх Джаляль ад-Дин и другие ученые ханафитского и шафиитского толков, а также Хафиз ад-Дин аль-Баззази, Ахмед аль-Хаджандари и другие. Сарай-аль-Джадид, будучи молодым городом, сначала приглашал ученых из других научных и культурных центров, а потом начал выпускать собственные кадры, прославившие великую столицу. К сожалению, сейчас мы крайне мало знаем наследие наших предков – дало о себе знать планомерное уничтожение всех мусульманских книжных собраний, начатое «опричниками в рясах» во времена Ивана Грозного и продолженное их наследниками, вплоть до «комиссаров в пыльных шлемах». В наши дни одним из крупнейших собраний книг на тюрки считается каирское (также результат работы мамлюков), но оно еще ждет своего исследования.

Берке, Узбек и другие

Всего за десять лет своего правления хан Берке сумел достичь того, что мусульмане, по крайней мере на подвластных ему территориях, перестали воспринимать монголов как нечто безусловно враждебное. После его смерти ханы сменяли друг друга на престоле улуса Джучи. Большая часть из них была мусульманами, лишь некоторые были язычниками-тенгрианцами или христианами. Но главное было сделано – улус Джучи постепенно принимал образ мусульманского государства. Точку над «i» в этом вопросе окончательно поставил хан Узбек, правивший в 1312–1340 гг. Именно он объявил ислам государственной религией улуса Джучи, к тому времени уже окончательно ставшего самостоятельной державой. Произошло это знаменательное событие в городе Наровчате (ныне Пензенская область) – административном центре одной из провинций улуса Джучи. К сожалению, сейчас в этом городе, согласно данным Единого духовного управления мусульман Пензенской области, мусульман нет, нет и ни одной действующей мечети.

Особо примечательным является то, что из всех ханов монгольских государств первым принял ислам именно хан улуса Джучи, располагавшегося большей частью на территории современной России. Правители других монгольских государств принимают ислам позднее – в улусе Джагатая в 1378 г., в улусе Тулуя в 1294–95 гг., несмотря на то, что доля мусульманского населения в них была выше. Не обошлось при принятии ислама в этих странах и без досадных курьезов. Так, например, правитель улуса Тулуя ильхан Газан до принятия ислама длительное время воевал с мусульманами – египетскими мамлюками. Приняв ислам и получив новый титул «великий султан, султан ислама и мусульман, победоносный в мире и вере Махмуд Газан», продолжил воевать против мамлюков. Взяв Дамаск, он зачитал свой указ: «Мы услышали, что правители Египта и Сирии уклоняются от пути веры, не придерживаются заповедей ислама, нарушают свои обязательства, дают нечестивую клятву; у них нет ни верности, ни долга, когда кто-нибудь из них приходит к власти, то стремится получить земли, чтобы разорить их, а Аллах не любит разорения, религиозное рвение и интересы защиты ислама заставили нас отправиться в эту страну, дабы уничтожить такую несправедливость».

О пользе «вреде» мыла

Лишь в одном из улусов, данных во владение своим сыновьям могучим завоевателем Темучжином (Чингиз-ханом), правители не приняли ислам – в улусе Угедея. Когда правителем последнего был внук Темучжина Гадан (другая форма имени – Кадаган), то однажды он тяжело заболел каким-то кожным заболеванием. Лекари не могли его вылечить, но пришел один буддийский монах, вылечил таинственную болезнь и благодарный правитель повелел всему населению своей страны исповедовать буддизм. Некоторые комментаторы этой легенды, хорошо знакомые с монгольским бытом и с Ясой – кодексом Темучжина, строго запрещающим мыться, – утверждают, что чудодейственным лекарством был кусок обычного мыла. Пожалуй, это первый пример использования изобретений, сделанных мусульманами (в данном случае – мыла), против ислама.

В государстве Угедея распространение ислама было надолго остановлено. В качестве иллюстрации можно указать на некоторые известные факты из истории одного из его правопреемников – Джунгарского ханства. В последнем «виновных» в заклании скота согласно нормам шариата казнили способом, аналогичным закланию. Даже отдельные родоплеменные группы, прежде бывшие мусульманами, попав в Джунгарию, были принуждены отказаться от ислама. Среди таких известен род хотан-кыпчаков у алтайцев – потомков переселенцев из Восточного Туркестана, возможно, также алтайские рода найманов и кыпчаков.

От тенгрианства к исламу

Население западных улусов монгольской империи (Джучи, Джагатая и Тулуя) состояло из достаточно многочисленного местного населения, оседлого и кочевого, и относительно малочисленного кочевого населения, пришедшего из Центральной Азии (здесь и далее под этим регионом мы понимаем Монголию и прилегающие к ней области современных России и Китая). Это пришлое население, монгольское и восточно-тюркское по происхождению, несмотря на свою относительную малочисленность играло чрезвычайно важную роль: именно из него состояла феодальная знать – выражаясь современным языком, генералитет, высшее офицерство и значительная часть административного аппарата. И именно на них, в первую очередь, была направлена политика исламизации, которую повел хан Узбек, провозгласив ислам религией своей державы.

Каковы же были результаты? Среди монгольских племен, расселившихся по территории улуса Джучи, нам известны, например, кереиты, конгираты, катакины, джалаиры, мангыты и многие другие. Стоит назвать и тюркское племя найманов, также пришедшее с Темучжином. Подавляющая часть этих племен была тенгрианцами или шаманистами, некоторые (найманы и кереиты) – несторианами. Сегодня мангытов-шаманистов или тенгрианцев не осталось, не осталось таковых среди джалаиров и катакинов. Совсем немного конгиратов-буддистов, зато огромное количество конгиратов-мусульман среди казахов и узбеков, много было и среди татар, но сейчас татары утратили племенное деление. Среди найманов не осталось несториан – все мусульмане (казахи, башкиры, татары), есть лишь небольшая группа найманов-язычников среди алтайцев, и то лишь «благодаря» политике джунгаров. Все мангыты – татары, ногайцы, казахи, узбеки – мусульмане. (Будучи честолюбивым племенем, они образовали внушительный слой феодальной знати, что дало повод к уподоблению терминов «мангыты» и «золотоордынская аристократия» в татарской исторической традиции, из мангытов же происходила и последняя династия бухарских эмиров.) Нет ни следа от несторианства в современных кереитах – башкирах, ногайцах, татарах, зато они дали свое имя целой династии – крымским Гиреям, правившим на обширной территории от границ Астраханского ханства до современной Румынии.

Оказала значительное влияние исламизация, объявленная ханом Узбеком, и на коренное кочевое население улуса – кыпчакские и башкирские племена, издавна жившие на этих землях. Начавшись еще в домонгольскую эпоху, сейчас она разгорелась с новой силой. Именно к XIV в. относится деятельность распространявшего ислам среди башкир Хусаин-бека – ученика шейха Ходжи Ахмада Ясави. Могила Хусаин-бека, расположенная около Уфы, на протяжении многих веков являлась объектом уважения к человеку, донесшему свет ислама до множества сердец. Несмотря на то, что отдельные мусульмане среди башкир упоминались еще Ибн Фадланом, но массовое принятие ислама башкирскими племенами началась именно в XIV в. и во многом связана с ханом Узбеком.

Ислам в Сибири

В XIV же веке (ближе к его концу) правители земель, в будущем получивших название Сибирского ханства, пригласили из Мавераннахра (Средняя Азия) 360 накшбандийских шейхов для объяснения ислама своим подданным. Не все в даавате этих шейхов было сразу легко воспринято, часть из них погибла, объясняя людям ислам. Место их гибели около аула Астана на юге Тюменской области до сих пор почитается в народе. Часть шейхов вернулась на родину, а потомки оставшихся и сегодня пользуются большим уважением среди мусульман Сибири. Именно из их потомков происходил наш великий соотечественник, сибирский татарин Абдур-Рашид Ибрагимов, распространявший ислам в Японии в начале ХХ в. и построивший там первую мечеть. Таким образом, ислам начал распространяться на обширных землях от современной Свердловской области на западе и до Томской и севера Кемеровской области на востоке, от границы Степи на юге и дальше вглубь тайги на север.

Этническим ядром были земли Омской и юга Тюменской областей. Помимо местного тюркского населения, в орбиту исламской цивилизации с ростом торговых контактов постепенно вовлекались финно-угорские народы – ханты, манси. Некоторые авторы пишут, что принятие ислама вызвало размежевание тюрков, ставших мусульманами, и финно-угров, оставшихся в язычестве. Но как тогда объяснить факт наличия в Сибири татарских аулов хантыйского происхождения, сохранивших свой быт и образ хозяйствования. Часть этих аулов имеет более позднее происхождение, но начало было положено еще в XIV в.

Одним из традиционных занятий сибирских татар была меновая торговля со своими северными соседями вплоть до Северного Ледовитого океана и на восток до Енисея и дальше. В ходе торговых контактов шло постепенное ознакомление с исламом народов тайги и тундры. Еще один интересный факт: некоторые следы влияния мусульманской культуры обнаружены у нганасанов – коренного населения Таймыра. Среди пантеона их духов упоминается «шайтан». Возможно, есть и другие свидетельства проникновения исламского влияния, но вопрос требует серьезного изучения, причем и среди культур иных северных народов.

Почему Узбек не пошел дальше?

Часто задают вопрос, почему Узбек-хан не пошел дальше и не принялся распространять ислам среди славян и финно-угров (последние составляли не менее половины населения образовавшегося позднее Казанского ханства, основное население Касимовского и, по мнению многих историков, основную массу податного населения Владимиро-Суздальской Руси, Новгородчины и Рязанской земли). Более того, именно при Узбек-хане и его сыне Джанибек-хане – весьма активных распространителях ислама во внутренних областях Орды – очень усилились позиции православия в русских княжествах. Причин может быть две. Первая: в представлении Узбек-хана население его державы четко подразделялось на две неравные подгруппы – на тех, кто «на коне», и всех остальных – податного населения. Конное войско служило опорой этого государства, из него выходила знать, и именно от его позиции зависела судьба страны. Недаром земли, непосредственно подчиненные ханской власти («тахт иле» – «страна трона») были землями кочевых племен. И именно сюда направлялись имамы даавата (даи), подготовленные в медресе Булгара и Хорезма, а при нехватке своих приглашались и «зарубежные» из Мавераннахра (улус Джагатая). Может быть, эти великие ханы-подвижники, прославившиеся еще и небывалым укреплением мощи государства, просто не обращали внимания на не представляющее из себя, с их точки зрения, ничего серьезного податное христианское и языческое население. Но такой высокомерный подход в скором времени дал очень негативный результат.

Вторая точка зрения: возможно, в дальнейшем Узбек и имел в виду исламизацию славянского, финно-угорского и прочего податного населения. Но для этого ему требовалось укрепить позиции ислама среди конного войска – опоры своего трона. И первым делом он даже пошел на репрессии против собственных родственников, когда за нежелание принять ислам было казнено 70 чингизидов (наследников Чингиз-хана). С этой точки зрения можно понять и такой вроде бы странный шаг, как благоприятствование увеличивающемуся в его правление распространению христианства среди финно-угров. Если рассматривать христианство как переходную ступень от язычества к исламу, то последний факт можно было бы объяснить в целях подготовки язычников финно-угров к восприятию ислама. Но не все конное войско приняло ислам – часть, не приняв его, ушла в находившиеся под защитой Орды русские княжества. Там они были приняты и наделены уделами на кормление. Часть же конного войска, особенно находившаяся вдали от влияния центров исламской культуры, так и не приняв ислам, осталась в Степи – это предки донского и запорожского казачества.

Все эти факты однозначно подтверждают то, что едва ли найдется общество, равное по толерантности мусульманскому. Следует также обратить внимание еще на один факт: активно директивное распространение ислама в ордынский период проходило лишь в период правления Узбек-хана (1312–1341 гг.) и его сына Джанибек-хана (1342–1357 гг.). После же Джанибека распространение ислама носило лишь народный характер и характер частной инициативы. Но, тем не менее, начиная с Узбек-хана и вплоть до середины XVI в., большая часть населения современной Российской Федерации проживала в мусульманском государстве, что не могло не оставить след в народном сознании. Причем мусульманское правление распространялось и на периферийные зоны Золотой Орды.



3 комментариев


  1. ильяс
    (11.01.2010 08:13) #
    0

    я буду очень благодарин Вам если Вы продолжете больше знакомить нас с нашей историей

  2. Руслан
    (16.01.2010 16:36) #
    0

    Напишите пожалуйста о появлении Ислама на Северном Кавказе

  3. Салтан Хан Грозный
    (12.04.2010 11:02) #
    0

    О БЫЛОЙ ДРЕВНЕ-МУСУЛЬМАНСКОЙ РУСИ СУЩЕСТВУЕТ ТЫСЯЧИ (ЕСЛИ НЕ МИЛЛИОНЫ) РАЗЛИЧНЫХ СВИДЕТЕЛЬСТВ, НО К ВЕЛИКОМУ СОЖАЛЕНИЮ, НИКТО ИЗ ПРАВОВЕРНЫХ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ ИХ СБОРОМ, ХРЕСТОМАТИЙНЫМ ИЗДАНИЕМ И Т.Д.

    НА ЭТО У МУСУЛЬМАН НЕТ СРЕДСТВ.

    НО САМОЕ ИНТЕРСНОЕ ЭТО ТО, ЧТО ГЛАВНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ ЭЛИТЫ ДРЕВНЕ-МУСУЛЬМАНСКОЙ (БОЯРСКОЙ) РУСИ БЫЛИ... ВАЙНАХИ И ИХ БЛИЗКИЕ РОДИЧИ!!!

    КАК И ПОЛОЖЕНО БЛАГОРОДНЫМ ВАЙНАХАМ, БОЯРЕ И ЦАРИ НОСИЛИ ВЫСОКИЕ САНОВНЫЕ ШАПКИ.

    БОЛЕЕ ТОГО, МОЖНО СКАЗАТЬ ДАЖЕ ТАК: РОССИЯ-ВАЙНАХСКОЕ ГОСУДАРСТВО.

    НАДО ТОЛЬКО ХОРОШО ЗНАТЬ КАК ВАЙНАХСКИЕ РОДЫ, ТАК И ГЛАВНЕЙШИЕ РОДЫ РУССКИХ КНЯЗЕЙ И БОЯР.

    НО ЭТО, НАДЕЮСЬ, ДЕЛО ОБОЗРИМОГО БУДУЩЕГО.

    А ЧТОБЫ ЗНАТЬ ОБО ВСЁМ ЭТОМ, НУЖНО ИЗУЧАТЬ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ НАУКИ, ГЕНЕАЛОГИИ, ЛЕГЕНДЫ, БЫЛИНЫ, А НЕ, РАЗИНУВ РТЫ, СЛУШАТЬ КАКИХ-ТО БЕЗРОДНЫХ КРЕСТЬЯН (ХРИСТИАН) И ЛЖИВЫХ ЕВРЕЙСКИХ БРОДЯГ.

    ДЛЯ НАЧАЛА ПОСТАРАЙТЕСЬ ОСИЛИТЬ ХОТЯ БЫ СЛЕД. МАТЕРИАЛЫ.
    ==========================================

    ПРИЛОЖЕНИЕ: "МУСУЛЬМАНСКИЙ СВЯТОЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР"

    1.
    ФОРУМ ГОРОДА БЕРДИЧЕВА

    Заголовок: Кто пишет историю Украины?
    ------------------------------------
    greywolf Отправлено: 06.08.07 15:20
    Вот вам любопытный факт:

    Великий князь Киевский Владимир I Святославич прозванный в летописях Красное Солнышко, который официально первым из русских князей принял христианство, также канонизирован русской церковью.

    Однако весь курьез канонизации Владимира-1 состоит в том, что он после того, как принял христианство, через некоторое время принял ислам.

    Но многочисленные русские летописи сохраняют гробовое молчание об этом историческом факте, который приводится древними арабскими источниками 10-го века – Ауфи, ибн-Русте, Димашки.

    Впервые отрывок из сочинения Ауфи о посольстве руссов в Хорезм за верою был опубликован В.В. Бартольдом в 1896 году:
    ******************************************

    «приняв христианство, они вложили мечи в ножны. Так как они не знали другого способа добывать себе пропитание, + то их дела пришли в расстройство, и жить стало им трудно.

    Поэтому они почувствовали склонность к религии ислама и сделались мусульманами... Они отправили послов к хорезмшаху; послов было четверо, из родственников царя, правившего вполне самостоятельно и носившего титул Буладмир. Когда послы пришли к хорезмшаху, он очень обрадовался их желанию принять ислам, пожаловал им почетные подарки и отправил одного из имамов, чтобы научить их правилам ислама. После этого они сделались мусульманами

    (Бартольд В.В., «Новое мусульманское известие о русских. Ауфи», Записки Восточного отделения Императорского археологического общества, т.9. СПб., 1896 г. стр.262-267).
    *****************************************

    То есть, русская православная церковь зачислила к лику святых мусульманина князя Владимира Красное Солнышко.

    Но официальная российская пропаганда, естественно, предпочитает этот факт опровергать, утверждая, что киевский князь отказался от предложения принять ислам.

    Для шовинистического сознания, наполненного лишь великодержавием и ненавистью ко всему «инородному», очень желательна официальная версия.

    Но вот только беда в том, что она эта официальная версия, полностью выдумана, так как переход главы древнерусского государства в ислам «задевает» достоинство русского православия.

    http://rio.borda.ru/?1-1-140-00000139-000-45-0
    ===========================================

    2.
    Надпись на шлеме Ивана Грозного расшифровал консул Ирана

    9 июня 2009, 18:32

    (СМ. ЦВЕТНЫЕ ФОТО ШЛЕМА ИВАНА ГРОЗНОГО С АРАБ. НАДПИСЬЮ)
    -------------------------------
    Арабскую надпись на шлеме русского царя Ивана Грозного, выставленного в астраханском Музее Боевой Славы, расшифровал генеральный консул Ирана Сейед Голамрез Мейгуни.

    «Консул утверждает, что выполненная на верхнем горизонтальном поясе царского шлема надпись переводится с одного редкого арабского диалекта как «Аллах Мухаммед», - сообщила старший научный сотрудник музея Елена Арутюнова. - Эти слова могут быть сокращенной версией известного выражения «Велик Аллах, и Мухаммед пророк его»....

    ...на втором горизонтальном поясе шлема надпись сделана уже на славянском языке - «Шелом Князя Ивана Васильевича, Великого Князя сына Василия Ивановича, господаря Всея Руси самодержца», - пояснила Арутюнова.

    Реликвия мирового уровня была привезена в Россию из Швеции, из Королевской Оружейной палаты Стокгольма специально к 450-летию включения Астрахани в состав государства Российского сильной рукой Ивана Четвертого Грозного.

    http://www.vz.ru/news/2009/6/9/295788.html
    =========================================

    3.
    Дж. Флетчер. О ГОСУДАРСТВЕ РУССКОМ. (1591 г.), С.-Пб., 1911.
    ---------------------------------

    Глава 5

    Царский дом в России имеет прозвание Белого. Название это (как предполагают) происходит от королей Венгерских.
    Иван Васильевич, отец теперешнего царя, часто гордился, что предки его не русские, как бы гнушаясь своим происхождением от русской крови. Это видно из слов его, сказанных одному англичанину, именно его золотых дел мастеру. Отдавая слитки для приготовления посуды, царь велел ему хорошенько смотреть за весом.

    “Русские мои все воры”, - сказал он.

    Мастер, слыша это, взглянул на царя и улыбнулся. Тогда царь, человек весьма проницательного ума, приказал объявить ему, чему он смеется.

    “Если Ваше Величество просите меня, - отвечал золотых дел мастер, - то я вам объясню. Ваше Величество изволили сказать, что русские все воры, а между тем забыли, что вы сами русский”.

    “Я так и думал, - отвечал царь, - но ты ошибся: я не русский...” (с. 34).
    ===========================================