На пути к новому формату отношений Левобережной Украины с Московским государством. Век XVII-й

На политическом небосклоне - казаки

Приход на царство Михаила Романова не снял с повестки дня вопроса воцарения на московский престол польского королевича Владислава. В целях достижения цели, в 1618 г. поляки решили воспользоваться помощью казаков.

Образование "военного сословия под названием казаков" знаменитый русский и украинский историк Николай Костомаров фиксирует с начала XVI в.(1). В данном аспекте отметим, что первые известия о казаках, за которыми можно предполагать непосредственно украинских, относятся к последней трети XV в. Также наименование "казаки" применялось по отношению к добытчикам татарским и к степному населению в бассейне Дона. Согласно ряда источников, это тюркское слово, означавшее в тогдашнем употреблении легковооруженного добытчика, лишь спустя век приобрело значение общепринятого имени для известной группы украинского населения, нового украинского сословия.

На протяжении XVI в. число казаков начинает увеличиваться, первоначально включая в состав, в основном, беглых крестьян. Вскоре региональная шляхта призвала правительство и сейм рассмотреть перепрофилирование казаков в полувоенную касту для защиты восточных и юго-восточных границ Речи Посполитой. Лоббировавшие эту идею магнаты являлись выходцами из немногих оставшихся неополяченными православных родов украинской знати. Им и принадлежит инициатива создание в первой четверти XVI в. на о. Малая Хортица форта (путем объединения разрозненных казацких ватаг), приведших к возникновению Запорожской Сечи - колыбели украинского казачества.

Запорожское казачество оказалось своеобразной республикой с кошевым атаманом во главе. Здесь все имели равные права, участвуя в общих советах - радах, созывавшихся по тому или иному поводу.

В 1572 г. польская власть приняла на службу определенное количество казаков, занесенных в реестр. За свою службу они получали плату, подчинялись коронному гетману и освобождались от налогов.

К началу XVII в. существовало три категории казачества:

реестровое казачество; запорожское и нереестровое, проживавшее в городах пограничья, ведущего казацкий образ жизни, но не имевшего официально признанного статуса. В целом, казачество стало силой, занимавшей место ушедшей полонизированной элиты (2/а,б).

К рассматриваемому этапу казачье войско возглавил православный шляхтич Петр Сагайдачный, объявивший себя в 1606 г. гетманом всего войска Запорожского.

Казаки в контакте с Москвой

Деулинское перемирие 1618 г. между Московским государством и Речью Посполитой привело к утере первым Смоленска, черниговской и северской земель, а в целом - выхода к Финскому заливу. Однако, спустя чуть более года, казаки, ранее воевавшие на стороне Польши против против крымских татар, переходят на сторону Москвы. В 1620 г. П.Сагайдачный направил сюда послов для выражения готовности запорожских казаков служить царю. По всей видимости, стороны ударили по рукам.

Первым делом, войско Запорожское вступило в Киевское (Богоявленское) братство, образованное в 1615 г. при православных церквах Киева на антиуниатско-антикатолической основе объединение горожан, интеллигенции, духовенства. В том же году П.Сагайдачный провел конкретную операцию в пользу Москвы. Причем не на военном, а религиозном поле.

Дело в том, что в 1619 г. Иерусалимский Патриарх Феофан III рукоположил в Московского патриарха Филарета (отец царя - Михаила Романова). Обучавшийся в шляхетском кадетском инженерном корпусе, русский военный инженер Александр Ригельман раскрывает, что, возвращаясь из Москвы "чрез Киев", Феофан "по прошению Петра Сагайдачного, тако ж шляхетства исповедания греко-восточного", посвятил "во все епархии, униятскими епископами отнятые, архиереев благочестивых"(3).

Украинский летописный свод конца XVI - начала XVII вв. (Густынская летопись) подтверждает наличие этой просьбы: «Моляху святителя Патриарха все благочестивые, да им оставит святыню, да посвятит им епископы»(4).

Согласимся, вряд ли происшедшее осуществлялось спонтанно, вне предварительных договоренностей. Иначе Иерусалимский патриарх не пошел бы на несанкционированный контакт с казаками. По всей видимости, еще в Москве глава отправленного П.Сагайдачным посольства атаман Петр Одинец встречался с Феофаном, да и не один на один к тому же. Наверняка, и позже имели место определенные контакты с Москвой казаков, т.к. именно они встретили патриарха во время приезда того из Москвы на Украину в марте 1620 г., «обточиша его стражбою, яки пчелы матицу свою»(4).

Следовательно, П.Сагайдачный обеспечивал личную безопасность Феофана. Как усматривается, его команда прекрасно справилась с задачей, и в отправленном в апреле послании для П.Сагайдачного Москва предоставила положительный ответ на предложение казаков о службе царю. При этом было даже выделено "лехкое наше жалованье 300 рублев денег", с обещанием дальнейшего увеличения оплаты, "смотря по вашей службе"(5).

Насколько демонстрируют дальнейшие события, группа П.Сагайдачного блестяще обеспечила также организационную подготовку и проведение процесса рукоположения Феофаном православных епископов: "Патриарxу взяша на рамена и опеку свою, благоч(с)тивоево(й)ско,гетманъ, гл~емы(й) петръ сагайдачный; избраша бо на метрополїю киевскую Иова Борецкого, їгумена мн(с)тыря ст~ого арxистратига Миxаила Золотоверxого...отца їсаию пост~иша на премы(с)кое епископство" и др(4).

Речь идет об октябрьском рукоположении митрополита Киевского и Галичского Иова Борецкого, епископа Перемышльского и Самборского Исайи Копинского и др. на вакантные кафедры православной Киевской митрополии. Тем самым, при активнейшем участии казаков, в юго-западной Руси была восстановлена православная иеархия.

Добро на православие - санкционированное?

В этой связи, однако, возникает вполне резонный вопрос. Неужели власти Речи Посполитой не были в курсе такого архиважного действа, хотя фактически все православное движение на территории страны находилось "под колпаком" соответствующих ведомств?

В контексте вопрошаемого можно обратить внимание на следующее. 3 сентября 1620 г. польский гетман Станислав Жолкевский, при поддержке молдавского князя Гаспера Грациани, приступил к военным действиям против османских войск. А уже 20 сентября началось польское отступление. В начале октября лагерь поляков близ Могилева был атакован османами (гетман погиб). Столкнувшись с угрозой их дальнейшего продвижения вглубь страны, Сигизмунд III объявил о созыве сейма. В этот момент Феофан и провел акцию по рукоположению епископов. Так возможно ли ее неофициальное санкционирование властями? И если да, то на каких условиях?

Выдающийся российский историк Сергей Соловьев приводит отрывок из выступления православного депутата (волынского) Лаврентия Древинского на открывшемся в начале ноября в Варшаве сейме, в частности, отмечавшего: "В войне турецкой ваше королевское величество едва ли не большую часть ратных людей потребуете от народа русского греческой веры"(6). Ну ведь не на пустом месте прозвучало это заявление?

Принятое же сеймом решение об увеличении казацкого реестра до 20 тыс. человек, с выделением для него 100 тыс.злотых, должных быть собранными с шляхты(7), расставляет, как представляется, все точки над "I". Между королем и казацко-православным тандемом было заключено неафишируемое соглашение: легализация православной иерархии в обмен на союз против османов. Да, Л.Древинским было сказано о "великих притеснениях русского народа", запечатанности церквей, имения которых расхищены(6), но стороны поняли друг друга. Согласно ряда источников, сейм гарантировал конституцию 1607 г. И хотя после Феофанова рукоположения епископы "не могли инако, как тайно, в епархии свои для паствы своей въезжать, почему они в Киеве и по монастырям малороссийским принуждены больше проживать, ибо король пал повеление ловить их и казни предавать"(3), уже в 1621 г. (под защитой казаков) митрополит Иов созвал Собор, провозгласившим задачи сохранения в Речи Посполитой чистоты догматики православия, ограждения населения от преследований римо-католиков и униатов.

Принятые 24 правила предписывали духовным лидерам убеждать паству в спасительной роли для веры православия, в условиях искажения католичеством истины Евангелия. Актуализировалось создание трудов в защиту Православия; усиление связей с православным Востоком, прежде всего, Константинопольским Патриархатом.

Безусловно, призыв к осуществлению этих пунктов далеко не означал полного признания прав "чужих". Но изменение в государстве "религиозного вектора" вскоре почувствовали и униаты. К рассматриваемому периоду эта ветвь (Украинская грекокатолическая церковь-УГКЦ) укрепилась в исторических Восточной Галиции, Буковине, Закарпатье и Волыни. Другое дело, что несмотря на получение ею всех полномочий Восточной церкви в стране, главенство на православных епископских кафедрах и курацию значительной части церквей и монастырей, награждать их правовым равенством с католичеством никто не собирался. В контексте развития геополитической ситуации это не было удивительным, т. к. в условиях антироссийской внешней политики власти все же могли опасаться появления в их лице "пятой колонны". К слову, на созванном униатами в 1626 г. соборе в Кобрине ставился вопрос добиться исполнения польским королем обязательств 1596 г. и намечалось направить папскому нунцию жалобу о притеснении униатов со стороны латинской иерархии. Весьма симптоматичным оказалось получения приглашения на собор православными епископами, с которыми обсуждалась возможность нового объединения. Через три года во Львове открылся очередной собор с "объединительной" повесткой дня, но итог был аналогично безрезультатным.

Укрепление в Речи Посполитой православной ветви с... латинским акцентом

Православные лидеры по-прежнему взаимодействовали с Москвой. Получивший в 1631 г. сан митрополита киевского с титулом «Экзарх Константинопольского трона» Исаия Копинский поддерживал переписку с Филаретом, ставя его в известность о притеснении православных.

В 1632 г., воспользовавшись периодом кратковременной "пустоты" польского трона (Сигизмунд III умер, а Владислав IV еще не ступил на его место), Московский Земский собор объявил королевству войну. Осенью русские войска приблизились к Смоленску. Аналогично развитию событий 1620 г., в Польше вновь созывается сейм, и к концу года заполучивший королевство Владислав подписал "Статьи по успокоению народа русского греческой религии", де-факто признав Киевскую митрополию во всей канонической полноте. Тем самым, была признана легитимность православной церкви.

Тонкость состояла в необходимости заместить все епископские кафедры. Что и было сделано...самим же сеймом, с утверждением "списка" королем. Так, на место Исайи Копинского заступил Петр Могила. Предшественник не слишком охотно расстался с престолом, т.к. между ним и Петром существовали определенные трения, вызываемые неидентичным отношением к традициям Восточной церкви. Ранее Петр являлся киево-печерским архимандритом, номинально подчинявшимся Константинопольскому патриарху, но не киевскому митрополиту. Он открыл при Киевской лавре высшее училище "для преподавания свободных наук на греческом, славянском и латинском языках" (вне Киевского братства). До заступления на новый трон Петр добился получения от Константинопольского патриарха Кирилла I Лукариса титула «экзарх святаго апостольскаго Константинопольскаго трону».

По мнению русского богослова, историка Георгия Флоровского, в бытность Петра киевским митрополитом, "западно-русская Церковь выходит из растерянности и дезорганизации", но все "пронизано чуждым, латинским духом". Используя термин "романизация православия", богослов говорит о практическом строительстве "латинской и латинствующей школы", где латинизиции "подвергается не только обряд и язык", но и в целом "богословие, мировоззрение, религиозная психология". Что латинизирует" "саму душу народа". Поэтому, фиксируя "каноническую независимость" православия, историк, в то же время, утверждает о возникновении "чуждой и искусственной" традиции, вследствие прерывания "восточных связей".

Вместе с тем, Г. Флоровский считает "неверным" обвинять в происшедшем "одного Могилу", т.к. "процесс начался до него" и он "скорее выражал дух времени, чем прорубал новые пути"(8).

Этим определением Г.Флоровский дистанцирует П.Могилу от прокатолических или униатских настроений. В общем-то, не исключено, что вышепредставленная позиция киевского митрополита могла определяться и иной причиной, возможно, даже более глобальной, чем представление чьих-то интересов. Например, желанием добиться некоего реального религиозного суверенитета для киевского престола, как от католического Рима, так и от православной Москвы, т. к. латинская направленность богослужения отдаляла "киевлян" от Московской митрополии. Но и Папа не мог считать Киев "своим", ведь последний, пусть и в "тесном" латинском обрамлении, внешне сохранял православный почерк, причем на фоне подключения к борьбе за влияние на восточную ветвь христианства оппозиционного Риму молодого протестантского движения.

Петр Могила против протестантских веяний в православии

Исследователь Й.Майер демонстрирует, как усиливающиеся с начала XVII в. протестантские Нидерданды и Англия начинают теснить католическую Францию, в, частности, на "поле" Константинополя. Где под воздействием (в т.ч.) "известного протестанта", немецко-нидерландского купца Давида де Вильхема Константинопольский патриархат "все больше склоняется к кальвинизму". Так, Кирилл I высказывал недовольство постоянными "заигрываниями" с Римом Константинопольского престола, "не противостоящего римско-католическому влиянию на православие"; сетовал на отведение Православной Церковью Писанию "слишком незначительного места"(9).

Апофеозом этих настроений явилось вышедшее в 1629 г. на латинском языке (спустя два года - на греческом) его "Восточное исповедание христианской веры", разделившее основные положения протестантизма. К примеру, патриарх православных озвучивал веру в Божественное предопределение наличия избранных "не по делам их", а благоволением Господа, соглашаясь, что Всевышний "прежде создания мира отверг тех, кого отверг". Также Кирилл I признал оправдание человека "верою, а не делами", в аспекте икон призвав "служить не творению, но одному только Творцу" и лишь "Его одного почитать". Воспринимая право "любого желающего" иметь "изображения Христа и святых", поклонение им он назвал "ненавистным"(10).

Говоря другими словами, все "Исповедание" проникнуто духом протестантизма, в связи с чем Константинопольский собор 1638 г. осудил Кирилла и труд (в общей сложности, как "еретик", Кирилл I осужден на шести православных Соборах).

Конечно-же, католический мир не мог являться молчаливым статистом происходящего. Так, в целях недопущения "реформаторства" православного престола "пользовавшиеся в Константинополе большим влиянием иезуиты"(10) добились ссылки Кирилла султаном. А затем "подставили" его (с акцентом на предательство), вследствие чего султан приказал избавиться от патриарха.

Безусловно, П.Могила должен был предпринимать определенные шаги, ведь никто иной, как патриарх Кирилл, присвоил ему титул экзарха Константинопольского трона. И П.Могила в 1640 г. представляет свое "Православное исповедание веры" (на латинском языке), сначала Киевскому собору, а через три года - общевосточному форуму в Яссах. Различные источники отмечают определенные проблемы при принятии соборами текста, т.к. в нем наличествовали "усвоенные от латинских школ формулировки": учение о чистилище, креационная теория происхождения человеческих душ и др. Т. е. "Исповедание" П.Могилы, в отличие от кириллового, несло "латино-римский [отпечаток] толкований церковных догматов", что отдельными экспертами обосновывается его стремлением "окончательно отбросить [их] кальвинское понимание"(11).

Наверное, единой оценки деятельности П.Могилы в православном мире ожидать не приходится, т.к. одни считают многие из его акций "нововведениями" в пользу Папского престола. По- Флоровскому, происходившее являлось "псевдоморфозой религиозного сознания, православной мысли"(8).

Другие акцентируют внимание на "восстановлении" П.Могилой православия на территории современных Украины и Беларуси. Поэтому здесь вряд ли возможен некий средний знаменатель.

Ну а на этом фоне, согласно подписанному в 1634 г. между Москвой и Речью Посполитой Поляновскому миру, последняя обязывалась вывести войска из пределов России, а Владислав IV отказывался от претензий на московский трон. Поляки не добились разрешения на строительство католических костелов в Московском государстве; не прошло и их предложение о смене подписи русского самодержца Михаила с «царь всея Руси» на «царь своей Руси».

Богдан Хмельницкий в поиске союзников

В 1648 г. гетманом войска запорожского был избран Богдан Хмельницкий. В том же году пошел он "войной на ляхов" (поляков - прим. авт.); "соединился с татарами и выгнал ляхов со всей Украины; того ж года мая 8 побил очень много ляхов на Жовтой Воде"(12).

Данное антипольское восстание, осуществляемое при поддержке Крымского ханства, привело к освобождению в течение нескольких месяцев всей территорию Левобережья Украины, части правобережного и Волынского воеводств. По результатам военных действий, летом 1649 г. был подписан документ, общепринятое название которого звучит как Зборовский договор.

Согласно документу, Украина получала автономию в составе Брацлавского, Киевского и Черниговского воеводств, на территории которых власть принадлежала гетману (с резиденцией в г. Чигирине); на все административные должности здесь назначались только православные шляхтичи; численность казацкого реестрового войска увеличивалась до 40 тыс.; митрополиту Киевскому обещалось место в Сенате. В Киеве и других городах не имели права жить и организовывать свои школы иезуиты, запрещалось прибывать туда евреям, за исключением "купеческих дел"(13).

В то же время, украинский исследователь Владимир Бровко приводит иное название договора: "Декларация милости короля данной на пункты прошения войска Запорожского" (должной быть утвержденной на осеннем сейме). Среди важнейших пунктов декларации - принятие ставшим с конца 1648 г. королем польским и великим князем литовским Яном II Казимиром войска Запорожского "в свою милость при всех давних вольностях"; с представлением правителем Б. Хмельницкого, принесшего ему присягу, "делая его верным слугой своим и речи-посполитой".

По словам В. Бровко, наиболее опасным для престижа и репутации гетмана и всего гетманского правления на Украине являлось его соглашение "с разрешением Польского короля Крымскому хану о взятии ясыря (населения в рабство) из украинских земель, отошедших под контроль Б.Хмельницкого(14).

Что касается вопроса о ликвидации унии и возвращении православной церкви захваченного у нее имущества, его решение откладывалось до следующего сейма. Однако, на ноябрьском заседании этого органа были утверждены все пункты Декларации, за исключением ликвидации унии. Киевский митрополит даже не был допущен на слушания.

Безусловно, данные игры поляков вынуждали Б. Хмельницкого искать внешнюю поддержку. Происходило это на фоне некоторого взаимопонимания Яна Казимира с крымским ханом Исламом Гиреем. Так, в 1650 г., в ответ на послание короля хан призвал его усердно стараться "провести необходимые военные приготовления" для выступления весной следующего года "общими силами". Речь шла о совместных действиях против Москвы, т.к. Ислам Гирей озвучил желание "получить обратно астраханские, казанские и другие орды магометанской веры, принадлежавшие нам сто лет тому назад"(15).

Б.Хмельницкий же периодически зондировал выход на Османскую империю, намереваясь приобрести в ней антипольскую опору. В 1650 г. османский султан Мехмет IV Авджи конкретизировал, что с учетом придания гетманом себя "под крылья и протекцию" османов, "высокая Порта принимает вас". В связи с чем султан, сообщив об отдании приказа Исламу Гирею, "дабы он никогда на польскую сторону не обращал свои очи", подчеркнул, что пока войска Б. Хмельницкого будут верны Мехмету, крымский хан "вас не подведет"(16).

Уже в начале 1651 г. османский визирь Мелех Ахмед паша сообщил Б.Хмельницкому о наличии приказа Исламу Гирею об оказании помощи украинскому войску в войне против Речи Посполитой. Однако, со

вторжением польских войск в пределы Браславской области, в Берестецкой битве казацко-крымское войско потерпело поражение: "В году 1651 князь Радивил (Януш Радзивилл, будущий великий гетман литовский - прим. авт.) к Киеву пришел и город спалил"(12).

Белоцерковский договор того же года признал казацкой территорией лишь Киевское воеводство, с констатацией подчинения украинского гетмана польскому коронному гетману без права внешних сношений. Союз с крымским ханом подлежал расторжению.

Как следствие, в 1652 г. Б.Хмельницкий поворачивается в сторону Москвы.

Войско Запорожское и Москва

В письме занявшему к тому времени царский трон Алексею I Михайловичу Тишайшему он акцентирует внимание на конфессиональной составляющей: "Неприятелем же тем, которые так веру нашу, церкви божий, как и нас самых християн изнищити и искоренити желают, не изволь ваше царское величество верить и помочи на православие давать", православным "всякими мерами пособляти покорно просим. А ныне сами себе со всем Войском Запорожским в милостивое жалованье вашего царского величества прилежне вручаем"(17).

Состоявшийся в 1653 г. в Москве Земской собор, с учетом того, что "вся Речь Посполитая" восстала на православие, а Ян Казимир церкви "многие разорил, а в-ыных униею учинил", а также в целях недопущения запорожцев, которые "стали ныне присягою королевскою вольные люди", в "подданство турскому салтану или крымскому хану", принял решение об изволении Алексеем Михайловичем взять Войско Запорожское "з городами их и з землями" под "свою государскую высокую руку"(18).

Для приведения жителей "Малой Руси" к присяге царю, было образовано Московское посольство, возглавляемое Василием Бутурлиным. По словам членов делегации, на состоявшейся в начале 1654 г. Переяславской раде "весь народ возопил: волим под царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику христову поганину достати". Вслед за чем, согласно писарю Ивану Выговскому, "казаки и мещане все под государеву высокую руку подклонились". По данным членов Московского посольства И. Выговской назвал милостью, что как и "при великом князе Владимире, так же и ныне сродник их, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец, призрил на свою государеву отчину Киев и на всю Малую Русь" - "вечное их государского величества". В свете чего озвучивалась радость "служить" царю и готовность "головы свои за его государское многолетное здоровье складывать"(19).

По итогам Рады, Б.Хмельницкий озвучил благодарность "Богу милостивому" и Алексею Михайловичу, "промыслом божиим и милостию неизчетною" принявшего под крепкую "государскую" руку "верных слуг своих"(20).

В ответ на что царь раскрыл: изволение "принять вас" под "высокую руку" основано не на пустом месте, благо вы "служити нам, великому государю, обещались до века"(21).

Б. Хмельницкому наказывалось, "будучи в нашей государской милости, нам, великому государю, служить, и прямить", не прельщаясь "на польского короля и сенаторей". Конкретизировалось это тем, что, в отличие от последних, которые никогда "на правде не стоят, а ищут всякого зла", Москва "вас, православных християн, во всякой нашей государской милости содержати хотим". При этом подтверждалось сохранение за запорожцами прежних прав и привилегий(22).

Таким образом, с середины XVII века возник новый формат взаимоотношений Левобережной Украины с Московским государством, приведя к значительному видоизменению геополитической конфигурации во всей Европе.

Казаки между Москвой и Польшей

Первым фоном складывающихся веяний стала возникшая в 1654 г. очередная московско-польская война, в которой активной участие приняли и казаки.

Вскоре войну Речи Посполитой объявила укреплявшаяся Швеция, приобретшая значительные польские территории. В условиях захвата Московским государством почти всей Литвы и украинских земель, находившихся в составе Польши, Ян Казимир вынужден был предложить царю Алексею перемирие. Возможно, Москва не приостановила бы наступление, однако признание Великим гетманом литовским Янушом Радзивиллом власти Швеции над Великим княжеством Литовским, создавало сложности для царя, т.к. лишало Северо-западную Русь "литовских" завоеваний. Посему начавшиеся московско-польские переговоры (Виленское перемирие) удивления не вызывают.

Тонкость же тут в том, что данное развитие событий пришлось не по душе Б. Хмельницкому, призвавшего Алексея Михайловича не верить "прехитрым ляхом", разумея "их хитрости". В то же время, отвечая на вопрос царя о желательных границах будущей Украины, Б. Хмельницкий возжелал, чтобы "рубеж княжества Росийского по Вислу реку был, аж до венгерские границы"(23).

Самостоятельно Б. Хмельницкий осветил этот территориальный нюанс, или глас с места был озвучен под диктовку Москвы, факт остается фактом - речь шла о распространении интересов Московского государства также на Западную Украину.

Правда, вскоре геополитическая палитра вновь приняла новый разворот. Так, в связи с недопущением представителей казаков на московско-польские переговоры переговоры и распространением информации о согласии Москвы на передачу Гетманщины полякам, Б. Хмельницкий в конце 1656 г. заключил в союз со Швецией антипольской направленности. В то же время, когда Польша озвучила возможность наследования Алексеем Михайловичем польского трона, казаки, устами Б. Хмельницкого, поддержали это решение, высказав желание, "чтоб царское величество, как царь православный, под крепкую свою руку Коруну Польскую принял".

Но стремительная смена декораций в регионе привела к очередному политическому кульбиту. В частности, старшинская рада в Корсуне «при закрытых воротах» избрала гетманом Ивана Выговского. Белорусский историк Виктор Кохнович оценивает происшедшее в качестве переворота, т.к. "Украина из монархии превратилась в олигархическую республику по образу Речи Посполитой". По его словам, "легитимность узурпации" утверждалась присутствием на раде послов ряда государств, включая Москву. Но И. Выговский разорвал Переяславский договор, подписав в 1658 г. с Польшей Гадячский трактат о возвращении украинских земель в состав польско-литовского государства. Договор, вроде как признавая Украину (в составе Киевского, Брацлавского и Черниговского воеводств) «Великим княжеством Русским», т.е. наряду с Польшей и Великим Княжеством Литовским, "субъектом обновленной Речи Посполитой"; уравнивая православное вероисповедание с католическим, фактический суверенитет казачества видоизменял на автономию в рамках Польско-Литовского государства. Но и при этом польский сейм договор не ратифицировал(24).

Посему ничего спонтанного в падении И. Выговского и избрании гетманом сына Богдана Хмельницкого - Юрия - нет. Предложенный последним проект договора, определявший принципы союза с Россией, включал отмену московских гарнизонов в украинских городах, кроме Киева; подчинение гетману всех московских войск, направлявшихся на Украину и др., направленные на достижение самоуправления. Однако, подписан в 1659 г. был подготовленный Москвой документ, известный как "Переяславские статьи", получивший в корне иное содержание.

Казакам запрещалось переизбрание гетмана, несанкционированное царя; не допускалось осуществлении ими дипломатических отношений с зарубежными государствами. Московские гарнизоны и воеводы должны были расквартировываться в Переяславе и др. местах на средства украинского населения; Киевская митрополия подчинялась Московскому патриарху без дозволения принимать посвящение от Константинопольского патриарха и т. д.(25). Тем самым, Украина теряла самостоятельность.

Москва же, заключив к концу года трехлетнее перемирие со Швецией, вновь заполучила возможность атаковать Речь Посполитую. Но, несмотря на первоначальные успехи Москвы, спустя год поляки, поддерживаемые крымскими татарами и казацкими силами, одержали победу. Как следствие, разорвав политический союз с Москвой, в 1560 г. Ю. Хмельницкий заключил договор с Речью Посполитой, именуемый Слободищенский трактат. Украина становилась автономией, возглавляемой гетманом; украинские войска обязались принимать участие в военных действиях польской армии против Московского царства, не осуществляя нападений на Крымское ханство.

Другое дело, если пропольская казаческая рада в Корсуне одобрила трактат, промосковские левобережные полки условий договора не приняли. Данная ситуация предопределила раздел Гетманского государства на Левобережную и Правобережную части, каждая из которых подчинялась "своему" гетману(26).

Так, Украина раскололась на два гособразования по принципу внешнеполитических пристрастий. Попытки Речи Посполитой и Москвы овладеть неподчинявшимся им территориями оказались непродуктивными, в результате чего между сторонами был подписано Андрусовское перемирие.

В преддверие его заключения, в 1666 г. в Москву приехала польская делегация во главе с генералом Станиславом Биеневским. Во время беседы с гостями, московский дипломат Афанасий Ордин-Нащокин, признавая актуальность "нерушимо и навеки" сохранять свободу поляков, включая "ваши древние обычаи", довел "разумное и безобидное" предложение Алексея Михайловича подумать о пользе "благополучию нашему и вашему народу и христианской вашей республике" в случае предоставления польского королевского престола сыну царя. Были очерчены перспективы лоббируемого единодержавия "над двумя государствами". Послы учтиво сослались на необходимость посоветоваться со своим "светлейшим величеством"(27).

Данный пункт вполне ожидаемо не вошел в итоговый вариант перемирия, заключенного на 13,5 лет, определенных сроком подготовки условий «вечного мира» между сторонами. К Московскому государству отошли Смоленское и Черниговское воеводства, Стародубский повет (уезд) и Левобережная Украина. Под контролем Речи Посполитой оказались Беларусь, Западная Украина и ряд др. территорий. Для Запорожья было разработано совместное русско-польское управление. Киев передавался Москве двухлетний срок, но по его истечении возвращен не был(28).

Таким образом, раскол Украины принял еще более "официальный" формат.

Вместе с тем, по окончании польско-московских переговоров 1666 г., беседу с поляками провели антиохийский и александрийский патриархи. Данный момент представляет актуальность далеко не с точки зрения обращения иерархов к польским послам с просьбой "ходатайствовать при светлейшем короле вашем и республике о восстановлении союза между обеими церквами". Согласно источникам, "прибыли же оба сии патриархи в недавнем перед тем времени в столичный город Московии для низложения московского патриарха, обвиняемого в поползновении к изменению священных догматов и в прежней его наклонности вмешиваться в гражданские дела"(27).

Речь здесь идет о московском патриархе Никоне, самовольно покинувшем свою кафедру. А этот нюанс свидетельствует о важнейших процессах, происходивших в тот период внутри Московского государства.

Список использованных источников и литературы

1.Н.И. Костомаров. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей

http://www.spsl.nsc.ru/history/kostom/kostom36.htm

2.Возникновение и эволюция казачества

а/http://www.timeshistory.ru/historys-296-1.html

б/http://www.timeshistory.ru/historys-296-2.html

3.Рігельман Олександр. Літописна оповідь про Малу Росію та ii народ і козаків узагалі (Летописное повествование о Малой России)

http://litopys.org.ua/rigel/rig04.htm

4.Густынская летопись

http://litopys.org.ua/gustmon/gusm.pdf

5.Грамота царя Михаила Федоровича гетману П.Сагайдачному

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1620-1640/300let_voss/1-20/2.htm

6.Соловьев Сергей Михайлович. История России с древнейших времен

http://az.lib.ru/s/solowxew_sergej_mihajlowich/text_1100.shtml

7.См. В борьбе за волю

http://www.tovtry.com/en/tur/ex/freedom.html

8.Прот. Георгий Флоровский. Пути русского богословия

http://www.vehi.net/florovsky/puti/02.html

9.Проф. Й.А.Мейер. Жизнь и деятельность Кирилла Лукариса

http://www.reformed.ru/articles/misc/lukaris-activities.html

10.Кирилл Лукарис, патриарх Константинопольский. Восточное исповедание христианской веры, Константинополь, 1631 г.

http://calvinism.ru/eastern.htm

11.Митрополит Петр Могила (1632-1647 г.)

http://www.biblicalstudies.ru/Books/Kartash12.html

12.Межигорская летопись (XVIII в.)

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVIII/1700-1720/Mezigor_let/text.htm

13.Подписание Зборовского Договора и его Основные Условия

http://histua.com/ru/knigi/aktualni-problemi-istorii-ukraini-kurs-lekciie/pidpisannya-zborivskogo-dogovoru-ta-jogo-osnovni-umovi

14.Владимир Бровко. Присоединение Крымского ханства к росийской империи и современная геополитика

http://www.narodnapravda.com.ua/politics/4824b29ca7b58/

15.Письмо крымского хана Ислам Гирея польскому королю

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1640-1660/Vojna1/121-140/134.htm

16.Письмо султана Мехмета Богдану Хмельницкому

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1640-1660/Vojna1/121-140/140.htm

17.Письмо к царю Алексею Михайловичу гетмана Богдана Хмельницкого

http://his95.narod.ru/doc00/bh1.htm

18.Решение Земского собора о воссоединении Украины с Россией

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1620-1640/300let_voss/101-120/101.htm

19.Из статейного списка русского посольства во главе с В. Бутурлиным о торжественной встрече послов населением Украины

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1620-1640/300let_voss/101-120/105.htm

20.Письмо Богдана Хмельницкого Переяслава царю Алексею Михайловичу http://ukrhist.at.ua/publ/16-1-0-141

21.Грамота царя Алексея Михайловича гетману Богдану Хмельницкому о принятии Украины в состав Русского государства

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1620-1640/300let_voss/101-120/109.htm

22.Грамота царя Алексея Михайловича Богдану Хмельницкому с подтверждением всех прав и вольностей Запорожского Войска

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Ukraine/XVII/1620-1640/300let_voss/101-120/112.htm

23.Ответная грамота Богдана Хмельницкого царю Алексею Михайловичу от 12 июня 1656 г.

http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Russ/XVII/1640-1660/AlexejI/gramoty_Bogdan_1656.htm

24.Кохнович В. А. Освободительная война украинского народа под предводительством Б. Хмельницкого.

http://hist.bsu.by/images/stories/files/uch_materialy/hist/5_kurs/Kohnovich/Glava13.pdf

25.Переяславские статьи (1659)

http://nado.znate.ru/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%8F%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8_(1659)

26.Слободищенский трактат 1660 г.

http://ua.convdocs.org/docs/index-39788.html?page=8

27.Исторический рассказ о путешествии польских послов в Московию

http://www.vostlit.info/Texts/rus5/Polsk_Posol/frametext.htm

28.Русско-польская война 1653–1667 гг.

http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/07642eb4-d6ef-edd6-8a3c-7fda288f67b2/1011543A.htm



0 комментариев