Торговцы смертью на родине Будды

Не все понимают, что жизнь какого-нибудь простого серба или босняка, пуштуна или курда, палестинского мальчишки или подростка-хуту, бойца ПОЛИСАРИО или партизана-наксалита, революционера из ФАРК или рекрута колумбийской армии и многих-многих других может зависеть от какой-нибудь маленькой буквы. Например, от того, называется ли вражеский миномет PPK-S1A или PPK-S1B, или от наличия или отсутствия буквы «М» в названии гранатомета РПГ-8 или РПГ-8М в руках у прицелившегося бойца противоборствующей стороны.

Отсутствие этой буквы может означать долгую жизнь, счастливую или несчастную, празднование конца боевых действий, свадьбу, детей, внуков, правнуков, кто-нибудь из которых может оказаться гениальным поэтом, талантливым композитором или великим инженером – конструктором новейших видов оружия.

Наличие этой буквы будет означать мучительную смерть от тяжелых ранений, нанесенных оружием, разработанным холодным, рассудочным умом талантливых людей, посвятивших свою жизнь разработке новых, все более эффективных способов лишать жизни злых бесхвостых приматов вида гомо сапиенс сапиенс. Так устроен мир, и морализаторство на этот счет, когда каждый день от прицельного огня из самого современного оружия гибнут дети, выглядит слегка неуместным…

Но оружие мало изобрести и изготовить, его еще нужно доставить и вручить тем, кто и будет его использовать в попытке решить ту или иную проблему – защиту своей земли, неприязнь к инородцам, презрение к некрещеным, неверным или гоям, голод детей, социальную справедливость, жажду мести, просто нескладную судьбу, приведшую к тому, что человека, и не помышлявшего о войне, мобилизуют в армию и выдают ему РПГ. Или РПГ-М.

По буддийским преданиям князь Шакьямуни родился в Ориссе – удивительном штате Индии, сейчас населенным симпатичным народом ория, пишущим красивыми круглыми буквами, так сильно отличающимися от нанизанного на линеечку санскритского письма девангари. Необразованному человеку даже трудно представить себе, что эти буквы происходят от той же письменности брахми, что и бенгальский, гурмукхи или хинди. Язык ория очень близок бенгальскому, а необычная форма букв объясняется тем, что ория писали на банановых листьях, которые постоянно сворачивались, так что линеечки трансформировались в овалы…

Брамины быстро почувствовали в буддизме опасного конкурента и эта великая религия была уничтожена в Индии, распространившись по Юго-Восточной Азии, Китаю, Монголии, Калмыкии, Корее, Дальнему Востоку, чтобы вернуться в ХХ веке благодаря «гордости неприкасаемых» доктору Амбедкару - «Бабасахибу», сподвижнику Ганди, автору индийской Конституции, который счел, что, поскольку индуизм отказывает в достойном месте далитам, те должны перейти в новую религию, и выбрал буддизм. Массовое обращение 500 тысяч неприкасаемых в буддизм состоялось в 1956 году. Своеобразным символом возвращения буддизма стала и эмиграция тибетского Далай-ламы в Индию.

Ре-Бут или Апология Виктора

2010 год был громким годом для торговцев смертью. Выдача правительством Таиланда в США обвиненного в незаконной торговле оружием Виктора Бута привлекла внимание общественности к оружейному рынку.

Западные СМИ описывают Бута как беспринципного торговца оружием, не знающего сомнений или угрызений совести, готового к поставкам средств лишения жизни любому, кто предложит самую высокую цену. По словам американцев, которые объявили Бута в международный розыск, он поставлял оружие организациям, внесенным Вашингтоном в «черный список»: Революционным вооруженным силам Колумбии (ФАРК), Талибану и повстанческим группировкам в Сомали.

США с конца девяностых годов предоставили колумбийским вооруженным силам 5 миллиардов долларов военной помощи. Многие миллиарды были потрачены и в Афганистане в бесплодных усилиях в борьбе с талибами. Из Сомали американских морпехов с позором выкинули давным-давно, и с тех пор США боятся туда сунуть нос.

Фактически из Бута хотят сделать козла отпущения, который ответит за те вопросы, которые должны рано или поздно возникнуть у гражданского общества – почему так неэффективно тратятся на военные операции бюджетные средства, когда ни одной из целей операций США не достигнуто, при том, что выделенные средства по любым меркам были достаточными или даже излишними.

Американская армейская традиция имеет корни в войнах против слабо вооруженных и плохо организованных индейцев и мексиканцев. С давних пор американским военным полюбились такие противники. Оправданием нынешних неудач в Сомали, Ираке, Афганистане, Латинской Америке бездарным, если откровенно, генералам, храбрым против плохо вооруженного противника, уступающего в количестве, силах, средствах, будут такие люди, как В.Бут, которые якобы и дают простым колумбийским крестьянам или сомалийским пастухам, не желающим воспринимать «культуру» стриптиза и кока-колы, возможность брать вверх над американскими вояками с их электроникой и композитными материалами.

Но, даже если допустить, что Бут действительно виновен, масштаб его деятельности настолько незначителен по сравнению с масштабами рынка, что его дело все равно следует рассматривать как пропагандистскую акцию соответствующих ведомств США.

Если американцы позволяют себе критиковать Россию за избирательность применения закона, например, против М.Ходорковского, то особенно странным выглядит шум вокруг Бута, когда многие десятки американских бизнесменов, не особо скрываясь, продают оружие неправительственным организациям по всему свету.

Американское оружие и оборудование двойного назначения, например, средства спецсвязи и шифрования данных есть у боевиков в Чечне, том же Сомали, у талибов, у наркомафии. И торговал им не Бут, а американский бизнес, до которого руки правосудия США не дотягиваются. Правильно отмечал Маркс, «за 100 процентов прибыли капитал способен пойти на воровство, за 300 - готов продать собственную мать, и нет ни одного преступления, на которое не пошел бы капитал, если бы ему улыбалась прибыль в 400 процентов…»

Поставщики смерти

Настоящие продавцы смерти - это не Бут, а большие оружейные компании, в основном в США и Европе, которые продают на миллиарды долларов оружие в страны развивающегося мира.

Возглавляют их список американские монополии. Последние оружейные сделки, заключенные США с Саудовской Аравией и другими государствами на Среднем Востоке, совершенно трансформируют финансовую отчетность Локхид-Мартин, Боинг и Нортроп-Грумман в следующем финансовом году. Они вам покажут, что такое настоящие прибыли!

Мировой оружейный рынок оружия составляет 60 миллиардов долларов ежегодно (копеечные сделки Бута в этой статистике даже не учитываются). Десятку крупнейших экспортеров оружия составляют США, Россия, Германия, Франция, Великобритания, Израиль, Китай, Швеция, Нидерланды и Италия. В 2009 году доля США в глобальном рынке оборонной продукции составляла 39 процентов, а России - около 20 процентов. Китай был третьим по величине экспортером.

В 2009 году Бразилия стала крупнейшим покупателем оружия, потратив 7,2 миллиарда долларов, Венесуэла, которой угрожают вторжением колумбийской армии, потратила на перевооружение 6,4 млрд. долларов. В число крупных покупателей оружия входят также Индия, Пакистан, Алжир, Малайзия, Израиль.

Но не следует забывать и о нефтедобывающих странах Персидского залива. За период 2002 - 2009 годов Саудовская Аравия подписала оружейных контрактов на сумму более 39,9 млрд. долларов. Но это были цветочки. Ягодки мы видим сегодня.

В этом году США, вероятно, побьют все рекорды по мировым оружейным продажам. Financial Times сообщила, что арабские государства Персидского залива разместили заказы на американское оружие в размере 123 млрд. долларов, «для противостояния иранской военной мощи».

США раскручивают гонку вооружений на Среднем Востоке

Крупнейшая сделка заключена с Саудовской Аравией на 60 миллиардов долларов в октябре 2010 года. Среди прочего, США поставят Саудовской Аравии 85 новых реактивных истребителей F-15 и модернизируют еще 70 истребителей. В Вашингтоне рассчитывают еще на 30 миллиардов долларов в рамках программы модернизации саудовского флота в ближайшем будущем. В Америке не скрывают, что саудовские контракты – это «большой спасательный круг» для американских военных подрядчиков.

Средний Восток уже переполнен оружием. Однако администрация Обамы, похоже, решила участвовать в дальнейшей милитаризации неспокойного региона, не заботясь о возможных последствиях. США направляет отчетливый сигнал для своих недоброжелателей - несмотря на заметное снижение своего статуса единственной сверхдержавы, они планируют оставаться крупнейшим и самым влиятельным актором в регионе.

Помощник государственного секретаря США по военным вопросам Эндрю Шапиро отметил: «Эта предстоящая продажа имеет в регионе огромное значение со стратегической точки зрения. Она пошлет убедительный сигнал для стран региона, что мы полны решимости поддерживать безопасность наших ключевых партнеров и союзников в Персидском заливе и на Большом Ближнем Востоке».

Американские лоббисты постоянно озабочены защитой израильских интересов, поэтому чиновники Министерства обороны США подчеркивают, что Тель-Авив не возражает против продажи современных вооружений в Саудовскую Аравию, так как «это не повлияет на превосходство Израиля в регионе». На всякий случай администрация Обамы объявила, что Израилю будут предоставлены самые дорогие новейшие истребители, разработанные к настоящему времени, модели F-35 (стоимостью 184 млн. долларов за штуку). Израиль получит 20 таких самолетов в 2015 - 2017 годах.

Правда, есть мнение, что администрация Обамы предложила F-35 в обмен на решение израильского правительства в очередной раз «заморозить» строительство поселений на Западном берегу реки Иордан и вернуться за стол переговоров. Израильтяне торговаться умеют, причем оружие из США они получают бесплатно.

Кроме того, Объединенные Арабские Эмираты недавно подписали с США военные контракты на сумму 35,6 млрд. долларов (фактическое банкротство дубайского строительного сектора, может быть, было бы предотвращено, согласись руководство страны выделять эти деньги на гражданское строительство, а не на изощренные американские средства умерщвления), а также приобрели 80 американских реактивных истребителей F-16.

Предусмотрены поставки разрабатываемых сейчас систем противоракетной обороны (ПРО) большой высотности (THAAD) и системы ПВО-ПРО «Патриот» – аналог тех самых С-300, которые Россия отказалась поставлять Ирану по решению Президента в рамках введенных ООН санкций. Правда, надо заметить, российские системы превосходят «Патриот» по основным показателям – американским торговцам смертью не с руки, когда потенциальные покупатели могут наблюдать за противостоянием российского оружия и их изделий на настоящем поле боя.

Американцы ожидают, что в этом году объем продаж оружия превысит 50 млрд. долларов. Оман и Кувейт, вероятно, разместят в США заказы на замену и модернизацию своих военно-воздушных сил. Оман, как сообщается, на закупки оружия в США ассигновал 12,3 млрд., а Кувейт - 7,1 миллиарда долларов.

В сентябре США подписали соглашение с Ираком на продажу оружия на сумму 4,2 миллиарда долларов. Номенклатура контракта включает в себя 18 истребителей F-16, ракеты воздух-воздух Сайдвиндер, бомбы с лазерным наведением и разведывательное оборудование. Война кончилась, жизнь продолжается. Надо полагать, что расходы США на интервенцию в Ираке скоро обернутся прибылями, не только в нефтяном секторе и производстве горнодобывающего оборудования, но и в оборонке, общем машиностроении, да и других секторах экономики. Американцы деньги считать умеют.

В Египет США поставят истребители F-16 на 3,2 млрд. долларов, в Бразилию - бомбардировщики Boeing F-18 на 7 млрд. долларов, в Марокко - вертолеты "Чианук" на 134 млн. долларов. Сделка по продаже оружия Тайваню в январе 2010 года вызвала дипломатический скандал между Вашингтоном и Пекином. По условиям сделки США поставят современные виды оружия на более чем 6,3 млрд. долларов на остров, который Китай считает своей провинцией (в 2008 году США продали Тайваню самолетов и ракет на 6,4 млрд. долларов). В отместку Китай приостановил военные обмены с США и предупредил, что сделка будет иметь негативное влияние на двусторонние отношения.

Занятно, что подотчетное парламенту США Бюро по отчетности правительства (Governments Accountability Office - GAO) - некий аналог нашей Счетной палаты - опубликовало в сентябре отчет о том, что администрация с 2005 по 2009 год заключила многомиллиардные оружейные сделки в странах Персидского залива без проверки, соответствуют ли они национальным интересам США. Администрация Обамы, ясное дело, возражала, утверждая, что именно они были всегда приоритетными. Официальные лица утверждали, что экспорт оружия странам в Персидском заливе представляют собой «поддержку оборонной производственной базы США» и являются «ключевым компонентом отношений в области безопасности США в регионе».

Часть2
Почему США боятся атомной бомбы?


США в течение длительного времени пытались сделать страны Персидского Залива прифронтовым укреплением против Ирана. Колоссальные продажи оружия в Саудовскую Аравию делают крупнейшую страну Залива стратегическим буфером между Израилем и Ираном. США и Саудовская Аравия строили тесные стратегические отношения на протяжении последних семи десятилетий, основываясь на общности интересов в сферах нефти и безопасности. Хотя отношения между Эр-Риядом и Тегераном заметно улучшились, саудовская монархия, кажется, находится на стороне Вашингтона, по меньшей мере, по ядерной проблеме.

Не все понимают, почему США так настаивают на жестком соблюдении режима нераспространения именно ядерного оружия, причем эта озабоченность носит избирательный характер. Индийская, пакистанская, южноафриканская или израильская бомба американцев мало интересует. Между тем, возможность появления корейской или иранской бомбы вызывает жесткое давление со стороны США с целью исключить мало-мальски возможную возможность появления ядерных боеприпасов у этих стран.

С другой стороны, оружие массового поражения не ограничивается атомной бомбой, но химический и бактериологический потенциал потенциальных противников США фактически не беспокоит. При этом американцы готовы даже выкупать, предлагая существенные средства и ресурсы, ядерный потенциал у своих возможных противников.

Несерьезно полагать, что США опасаются применения ядерного оружия против своих союзников, например, Японии, Израиля, Южной Кореи или монархий Персидского залива. Удар химическим оружием по этим странам по последствиям для США будет не менее разрушительным, чем удар оружием ядерным, но беспокоит США именно атомная бомба.

Ответ, между тем, прост. Для Израиля, Индии, Пакистана, КНР ядерное оружие является оружием сдерживания – то есть, стратегическим средством. Например, в 1973 году, когда египетские танки преодолели синайские перевалы, и дорога на Тель-Авив для них была открыта, достаточно было израильтянам открыто показать, что они в состоянии атомным взрывом разрушить Асуанскую плотину (95% населения Египта было бы смыто в море за 24 часа водами из озера Насер на Ниле), как Египет оказался готовым к миру, а Израиль вернул египтянам Синай, больше не опасаясь войны на Южном фронте. Израилю атомная бомба ни для чего другого не нужна. Ни Дамаск, ни Алеппо, ни Бейрут целями для израильской атомной бомбы не являются.

Наоборот, целью потенциально возможной иранской бомбы также не будут ни Тель-Авив, ни Димона. Некуда ее сбрасывать, если ставить себе целью освобождение Палестины. Палестинцам нужна их Родина, их дома и родники, а не радиоактивная пустыня. Целью корейской бомбы не являются ни Сеул, ни даже Токио или Йокогама - опять же нет смысла. Индийская и пакистанская бомбы просто предназначены для того, чтобы грозить друг другу, повышать престиж страны и, что немаловажно, зарабатывать на продаже ядерных технологий.

Если атомная бомба является оружием сдерживания, то она американцам не страшна. США нет необходимости первым применять атомное оружие. Они и с конвенциональным оружием сильнее всех. Атомная бомба как оружие сдерживания - оружие слабых, например, России.

Однако ядерное оружие может применяться не только в стратегических целях (как оружие сдерживания и возмездия), но и в оперативно-тактических целях, для решения частных задач. Кроме того, важное применение ядерного оружия - системы ПВО и ПРО. Электромагнитный импульс от ядерного взрыва в воздухе выводит из строя электронные и электромеханические устройства ракет и самолетов на большой дистанции. Для США, чьи ударные силы, как правило, базируются на авианосцах, взрыв ядерного устройства в километрах от эскадры (а силы корабельной ПВО, безусловно, такой радиус прикрыть не могут) означает превращение боевой единицы в груду металла с мотором, полностью лишенную электронной начинки, живучесть которой вряд ли позволит ей дойти до порта ремонта. Вот именно такая атомная бомба - атомная бомба как средство ПВО, ПРО и подавления авианосных группировок представляет собой угрозу военной гегемонии США. В самом деле, два десятка авианосцев США со всеми их самолетами могут быть уничтожены маленькими ядерными боеприпасами, точность средств доставки которых может быть невысокой. Все превосходство в конвенциальном оружии, которое и позволяет Америке вести себя настолько уверенно, сойдет на нет.

Индийский рынок

До недавнего времени индийский оружейный рынок был практически монополизирован Россией и Израилем. Но сейчас американские военные торговцы зачастили в Индию, которая становится ключевым рынком для военно-промышленного комплекса США. Появляется все новая информация об успехах США в проникновении на индийский оружейный рынок. Основной целью недавнего визита Обамы в Индию было именно продавливание продаж американских вооружений.

В администрации Обамы публично заявляют об изучении возможности упрощения продажи оборонной продукции таким странам, как Индия. При подписании военного бюджета на этот год Президент Обама заявил, что документ предполагает «необходимые шаги в направлении перестройки приоритетов оборонного ведомства Америки и изменения способов, какими Пентагон ведет свой бизнес». Документы Викиликс показали миру, как Вашингтон выкручивает руки правительствам различных стран для того, чтобы вынудить их закупать американское оружие. Администрация США, согласно документам Ассанджа, усиленно лоббирует такие компании, как Боинг, за рубежом.

Особую озабоченность Индии вызывает рост китайских ВМС и ВВС. Руководство индийских ВВС уже заявляло, что «ВВС Индии являются неадекватными ситуации и составляют только одну треть военно-воздушных сил Китая», потребовав резкого увеличения авиационного парка в течение трех ближайших лет, не считая строительства новых аэродромов в районе Линии контроля.

За период 2002 - 2009 годов Индия подписала оружейных контрактов на сумму 32,4 млрд. долларов. На модернизацию своих вооруженных сил в течение следующих пяти лет Индия ассигновала 50 миллиардов долларов. Из них десять миллиардов долларов выделены на приобретение 126 многоцелевых истребителей. Если контракт на их поставку получит американская компания, то США могли бы превратиться не только в крупнейшего оборонного партнера Индии, но и в военного союзника. Индия уже закупает американское оружие, в том числе грузовые транспортные самолеты и самолеты-разведчики дальнего действия. В 2010 году был заключен контракт на поставку 145 гаубиц.

Общая сумма заключенных контрактов с американскими компаниями составляет около 5 млрд. долларов. При этом, в отличие от Пакистана, Индия платит за американское оружие наличными из своего бюджета (такие страны, как Пакистан и Израиль оплачивают американское оружие из выделенных на военную помощь огромных средств, которые они получают из Вашингтона. Например, в американском бюджете фонд поддержки действий Пакистана по борьбе с повстанцами на 2011 финансовый год увеличен до 1,2 млрд. долларов).

Геополитика, оружие и деньги

Люди, формирующие международную политику США на далекую перспективу, полагают, что основным соперником их страны становится не Европейский союз, теряющий динамичность развития и занятый внутренними противоречиями, - угроза исходит из Азии.

Народный Китай экономически развивается очень быстро, причем промышленное развитие сочетается с более быстрым ростом потребления, повышением емкости внутреннего рынка, вовлечением в современную жизнь миллионов людей, ранее занятых натуральным хозяйством. Феноменальный рост китайской экономики дал народному Китаю возможность модернизировать свои вооруженные силы.

Противопоставить КНР можно или силу, или полноценное сотрудничество. Но большая война дело очень затратное, а военная фортуна отличается изменчивым характером. Кроме того, Народный Китай является мастерской всего мира, а следовательно, и самих США. Слишком многие влиятельные силы в Америке заинтересованы в сотрудничестве с КНР, и они вполне в состоянии нейтрализовать внешнеполитических и военных стратегов.

Войны выигрываются задолго до того, как начинают стрелять пушки. Выигрываются, в том числе, и вербовкой сильных союзников. Долгое время главным союзником США в Южной Азии был Пакистан. Пока Индия была другом СССР, Пакистан опирался на США и КНР. Но Пакистан слишком непредсказуем в силу собственной неоднородности. Белуджи мало похожи на пенджабцев, а жизнь в Северо-Западной пограничной провинции совершенно не похожа на жизнь в Карачи. Сейчас Пакистан ощущает своим естественным союзником Народный Китай.

США перестали рассматривать Пакистан как своего основного союзника в Южной Азии и стали переключать свое внимание на Индию как главного стратегического партнера. Ключевые причины сближения Индии и США лежали в экономической области – быстрый индустриальный рост в Индии, огромные инвестиции, идущие обычно через американские банки, рост индийского экспорта, приобретший в области экспорта услуг просто фантастические размеры. С конца 1980-х экономика Индии постепенно становилась более открытой, а ее рынки, огромные в абсолютных размерах и динамически растущие, не могли не привлекать внимание американских деловых кругов (по абсолютному объему ВВП Индия находится на четвертом месте в мире после США, КНР и Японии при пересчете по методологии ООН по паритету покупательной способности). Это породило стремление бизнеса обеих стран к сближению, а именно, интересы крупного бизнеса и определяют, в конечном счете, «большую геополитику». Пакистан же оставался страной, испытывающей непереносимые социальные, экономические и экологические проблемы.

Учитывая, что США заинтересованы в громадном индийском рынке, а Пакистан стал стратегическим союзником Народного Китая, разворот США в региональной политике от Пакистана к Индии был естественным и ожидаемым шагом. В США действуют силы, пытающиеся подготовить основу для втягивания Индии в антикитайский альянс из США, Японии, Тайваня и Австралии. По замыслам американских политстратегов в Южной Азии возможно формирование двух осей США - Индия и КНР - Пакистан.

Тут важно понимать, что как индийская, так и американская или китайская внешняя политика является результирующей от усилий множества самых разнообразных сил, имеющих часто противоположные интересы. И эта подковерная внутренняя борьба за влияние на внешнюю политику бывает очень жесткой. Она должна быть предметом анализа для лучшего понимания того, что происходит и того, что может произойти. К тому же само противостояние Индии и Пакистана работает в интересах определенных сил в обеих странах, строящих свой политический и экономический капитал на войне.

Правыми геополитиками в США была выдвинута идея о геостратегическом окружении Индии Китаем. Именно они привлекли внимание индийских политологов к китайскому участию в реконструкции морских портов в Мьянме, Пакистане, Бангладеш и Шри-Ланке, назвав его «жемчужным ожерельем, удушающим Индию».

Конкуренция двух крупнейших по численности населения стран мира порождена объективной экономической реальностью. Развитие требует сбалансированности трех составляющих – трудовых ресурсов, капитала (накопленного или украденного труда) и природных ресурсов. «Труд – отец богатства, - в свое время отмечал Петти, - а земля (природные ресурсы) – его мать». И Индии, и Народному Китаю не хватает ресурсов, у них относительная избыточность населения. Но Китай — крупнейший торговый партнер Индии, а Индия в списке партнеров КНР занимает важную десятую позицию. Глобальный финансовый кризис серьезно повлиял на реальную экономику обеих стран и вызвал спад в промышленном производстве и экспорте. Важным остается то, что рынки Китая и Индии в совокупности превосходят любые другие. Кроме того, внутренний спрос на этих рынках не сокращается, как в развитых странах, а продолжает расти, и не только потому, что население этих двух стран составляет 40% мирового, но и за счет вовлечения все новых и новых слоев населения в товарную экономику.

Китай и Индия — крупнейшие импортеры нефти и нефтепродуктов, их нефтяные компании обречены на конкуренцию за поставки углеводородов, хотя именно в этой области постоянно идет процесс взаимных консультаций. Индийские и китайские производственные компании бьются за рынки азиатских стран и за инвестиции из стран развитых. С другой стороны, Китай в большом масштабе закупает индийские руды, глинозём и иные материалы.

Масштабные инвестиции Китая в горнодобывающую отрасль Африки и ее транспортную инфраструктуру требуют для своей защиты создания сильного военно-морского флота, который, по оценкам американских политологов, в следующем десятилетии может стать крупнейшим в мире. Причем естественным театром этого флота должен стать Индийский океан. Со своей стороны, Индия видит в попытках Китая укрепиться в Аденском заливе вторжение в свою традиционную сферу влияния.

Однако в индийском истеблишменте традиционно сильны антиамериканские настроения. Индийские политики, тонкие и умные, прошедшие жесточайший естественный отбор в горниле демократических выборов в стране, где 40% населения неграмотны, а треть живет за гранью уровня бедности, давно раскусили лицемерие американской политики. К тому же индийская дипломатия знаменита своей страстью к морализаторству, публичным заявлениям о том, что политика должна быть этичной. Беззастенчивое и циничное (политика – искусство возможного) поведение американских дипломатов их откровенно смущает и раздражает. С другой стороны, и индийских дипломатов, не желающих подчиняться правилам «реальной политики», их американские и европейские коллеги не переносят.

Биполярная картина мира, где идет противостояние и сотрудничество двух сверхдержав – США и Народного Китая - не очень устраивает политический мейнстрим Индии, желающей стать если не мировой, то региональной сверхдержавой, и исторически имеющей сложные отношения с КНР. Эта неприязнь ко всему американскому спускается и на более низкий уровень. Например, муниципальные чиновники в Дели закрыли единственный ресторанчик крупнейшей мировой сети КиЭфСи (который, кстати, совершенно не подходил к гастрономическим, да и религиозным традициям индийцев) на том основании, что на кухне видели крысу. Крыса, может, и была, но общее санитарное состояние огромного числа действующих индийских предприятий общепита невольно заставляет задуматься об избирательности применения законодательства в Индии даже большей, чем российская избирательность в отношении М.Б.Ходорковского.

У американцев всегда что-то есть в загашнике

Главный козырь США в борьбе за Индию - это снятие ограничений на ядерные технологии. Экономическому развитию Индии угрожает отставание в энергетической отрасли. Ощутим дефицит углеводородов, недостаточно развита угольная энергетика, гидроресурсы крайне сложны для освоения. Разумным выходом из этой кризисной ситуации выглядит развитие ядерной энергетики. Однако Индия не подписывала Договор о нераспространении ядерного оружия 1968 года, не являлась членом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Индия взорвала свое первое ядерное устройство в 1974-м году, а последний испытательный взрыв состоялся в 1998-м.

Правительство Индии не могло завершить переговоры с МАГАТЭ по поводу исключения Индии из-под ограничений на закупку урана и реакторов для АЭС за рубежом. Правила этих организаций запрещали Индии закупать за рубежом технологии для АЭС и урановое топливо.

Соглашение между США и Индией, подписанное в 2005 году, предоставляли Индии доступ к американским мирным атомным технологиям и, что особенно для нее важно, к ядерному топливу. При этом условия сделки не обязывали Индию подписывать Договор о нераспространении ядерного оружия и открывать все свои атомные объекты для инспекторов МАГАТЭ. Реакторы, на которых производятся расщепляющиеся материалы для военных нужд, остаются для них закрытыми.

Нынешнее правительство, сформированное Индийским Национальным Конгрессом, убеждено, что неформальный альянс с США позволит увеличить производство электроэнергии с помощью новых АЭС, а также заполучить инвестиции и технологии, которыми располагают ведущие американские корпорации.

Дели и Вашингтон после изнурительных двухлетних переговоров парафировали текст ядерной сделки в июле 2007 года. Согласно его положениям, Индия берет на себя определенные обязательства в области безопасности ядерного материала, а США поддерживают заявку Индии на исключение ее из-под санкций МАГАТЭ и Группы ядерных поставщиков. По условиям соглашения с США Индия получит доступ к американским мирным атомным технологиям.

Важно помнить, что определяющей частью постиндустриального сектора индийской экономики, важнейшими сферами генерирования валютных доходов является большое количество ИТ-компаний, занимающихся аутсорсингом для американских ТНК. Они зависят от США и вольно или невольно привносят американские взгляды в индийскую политическую жизнь. Этот сектор довольно чувствителен к политическим отношениям.

60 процентов индийских ИТ-доходов поступает из Америки, и Обама, который заявил, что он будет ликвидировать налоговые льготы для компаний, размещающих производство за рубежом, что многие считают прямым нападением на индийскую ИТ-индустрию, в Индии воспринимается как проводник протекционистской политики. Как заявил влиятельнейший политик, Министр иностранных дел и одновременно Министр финансов прошлого Правительства Пранаб Мукерджи, «любого вида протекционизма в это время следует избегать».

Кроме того, Индия испытывает не только относительный недостаток ресурсов, но и относительный недостаток капитала. Для успешной борьбы с безработицей нужны американские займы – в США, эмиссионном центре доллара, самые дешевые деньги.

В части индийского внешнеполитического и оборонного истеблишмента, наиболее тесно связанной с США, активно муссируются антикитайские настроения. Может создаться впечатление, что экономическое и политическое сближение администрации Президента Обамы с КНР вызывает своего рода зависть у прозападных индийских политиков. Они считают, что Индия в состоянии играть роль балансира в соперничестве между Китаем и США.

В последнее время в определенном сегменте индийской политической прессы началась массированная антикитайская кампания. Некоторые индийские газеты и частные телевизионные каналы предупреждают об опасности китайского вооруженного нападения на Индию в течение следующего десятилетия. Однако индийская оппозиция считает, что альянс с США в принципе подрывает суверенитет Индии и независимость ее внешней политики. Партия БДжП, формировавшая предыдущее правительство, тесно связанная с военно-промышленным комплексом Индии, не выступает против принципиального сотрудничества с США, но полагает, что секретные статьи соглашения Индия - США предусматривают отказ от военной ядерной программы Индии. Борьба между крупнейшими индийскими финансовыми группами и подрядчиками за ядерные контракты ведется самая суровая, побеждали в ней ранее структуры, близкие к БДжП, а тут американцы потребовали от Дели допустить на свои АЭС инспекторов МАГАТЭ.

В индийских политических кругах, особенно связанных с оппозицией, культивируется особая роль, которую Индия должна играть на Среднем Востоке – в республиках Центральной Азии, Иране, Афганистане. Предполагается поворот в сторону Шанхайской организации сотрудничества, отношений с Китаем. Оппозиция требует защиты независимой роли Индии как азиатской сверхдержавы во взаимоотношениях с треугольником США – Иран – Израиль. Администрация Обамы выступает за ужесточение санкций против Ирана, однако Иран - исключительно важный торговый партнер Индии, как в части поставок углеводородов, так и как рынок сбыта индийской продукции, и проиранское лобби в условиях индийской политической культуры очень сильно и влиятельно. К тому же, голоса индийских мусульман во многом определили победу нынешнего правительства, а индийские мусульманские общины хорошо организованы, отличаются внутренней солидарностью и дисциплиной. В условиях, когда Тель-Авив отвергает мирный процесс с Палестиной, внешнеполитическая позиция нового правительства на Ближнем Востоке остается открытым вопросом.

В Южной Азии ситуация внешне выглядит таким образом, что Индия окружена морем нестабильности и неопределенности. В Пакистане и Бангладеш - политические кризисы, идет гражданская война в Шри-Ланке, наблюдается политический паралич в Непале.

С военной точки зрения, вооруженные силы КНР очевидно сильнее индийских, но китайская дипломатия по-прежнему сосредоточена на обеспечении «мирного подъема страны», создании не только экономической, но и политической, и даже социальной сверхдержавы в ближайшие два десятилетия. Это требует способности к вооруженной защите своих интересов. Сейчас КНР — это не изолированная экономика, а одна из крупнейших торговых стран мира. Индустриализация и в Китае, и в Индии требуют свободного транзита энергоносителей через Индийский океан и Малаккский пролив. Не исключено, что Китай, а затем и Индия превзойдут США по абсолютному размеру ВВП в ближайшие несколько десятилетий. Обе страны хотят стать доминирующей силой в Южной Азии в ближайшем будущем. Пока же Китай и Индия пытаются использовать тонкие, но сложные элементы принуждения в отношении друг друга. Это нормальная дипломатическая практика.

Для России важным остается то, что в международных делах обе стороны поддерживают сотрудничество и координацию в рамках китайско-индийско-российского трехстороннего механизма. В принципе Россия заинтересована в том, чтобы Дели успешно урегулировал отношения с МАГАТЭ и Группой ядерных поставщиков. Дело в том, что Россия строит АЭС Куданкулам, между российскими и индийскими компаниями подписано соглашение о строительстве еще четырех энергоблоков этой АЭС. Теперь российской атомной отрасли придется готовиться к жесткой конкуренции с американскими, японскими и западноевропейскими компаниями за право дележа огромного рынка. Следует ожидать, что соглашение Индии и США предусматривают преференции именно американским компаниям и технологиям..



0 комментариев