Почему у России никогда не будет своей Аль-Джазиры

События в Тунисе, затем в Египте и теперь уже — по всему арабскому региону — заставили по-другому смотреть на население бунтующих стран. В обывательском представлении «дикари» оказались более продвинутыми — культурно и информационно — чем, например, население России. Новости распространялись мгновенно, использовались те средства коммуникации, о которых наша оппозиция пока только грезит. И не случайно массовые протесты в Египте начались после отключения социальных сетей Твиттера и Фейсбука — этот акт информационного вандализма переполнил чашу терпения.

Первые волнения, как считают наблюдатели, начались с известного сайта WikiLeaks — очередная порция публикаций дипломатической переписки рассказала народу Туниса о той роскоши, в которой живёт правящая верхушка страны. Для безработных — но при этом образованных и знающих, как пользоваться Интернетом — WikiLeaks стал «искрой, из которой разгорелось пламя». Да, настоящие протесты в Тунисе начались после самосожжения уличного торговца, у которого полицейские отобрали ящики с фруктами, и серии аналогичных самоубийств в Египте — но сами по себе такие события не смогли бы запустить революцию. Да и кто бы об этом услышал — при монополии государств на средства массовой информации?

Для WikiLeaks волнения в арабских странах — очередной предмет для гордости, «мы влияем на мировую политику. Но администраторы сайта признают — настоящим массовым агитатором и пропагандистом стало единственное независимое, неподконтрольное локальным властям СМИ — телеканал Аль-Джазира.

Вот что по этому поводу сообщает Викиликс в Твиттере WikiLeaks: «Да, возможно мы внесли свой вклад в события в Тунисе и Египте. Но давайте не будем забывать про слона в этой комнате: Аль-Джазиру и спутниковые тарелки».

Почти на всю неделю протестов в Египте Аль-Джазира отказалась от традиционной сетки вещания. Её корреспонденты круглосуточно передавали новости с места событий. Иной раз там висела одна и та же «картинка»: например, общим планом центральная площадь Каира Аль-Тахрир.

Представить такое вещание на российских каналах невозможно в принципе: даже в тот день, когда террористы взорвали «Домодедово», только новостные «Вести-24» оперативно дали информацию о взрыве — спустя полчаса после трагедии («Вести-24» смотрит 2% аудитории, в тот день — менее 1%). На «Первом канале», «России 1» и НТВ сетку вещания ломать не стали — конечно, это можно оправдать фразой «у нас не новостные каналы», но за что тогда государство даёт им деньги на покрытие 100% территории страны?

То, что для России немыслимо, для Аль-Джазиры — норма, за это, собственно, её и смотрят. В Египте её журналистов задерживали, военные изымали камеры. Власти отключили вещание канала на страну (спутник, впрочем, отключить им было затруднительно), ведущих каирской студии чуть было не арестовали прямо в эфире — но обошлось.

Что такое Аль-Джазира

Канал был основан в 1996 году в Катаре. Своим декретом эмир Шейх Хамад бин Халифавыделил ей кредит в 137 млн долларов. Планировалось, что беря деньги в долг — вместо прямого безвозмездного государственного финансирования — канал сможет обеспечить себе независимую от властей редакционную политику.

Аль-Джазира начала вещание в конце 1996 года, причём значительная часть сотрудников перешла работать из арабской редакции Би-Би-Си — её совладельцем были власти Саудовской Аравии, и, поскольку саудовскому правительству не понравилось то, о чём снимают и пишут корреспонденты, вещание было прекращено по требованиям цензуры.

Получив изначальный грант в 137 млн долларов, Аль-Джазира планировала выйти на окупаемость к 2001 году. Однако, этого сделать не удалось, и эмир Катара согласился дать ещё несколько поддерживающих займов. Помощь осуществлялась в течение нескольких лет, и на данный момент неизвестно, поступает ли она до сих пор. Последние данные на этот счёт относятся к 2004 году — тогда канал получил от 30 до 50 млн долларов.

Тогда же назывались цифры общего бюджета компании — 120 млн долларов в год. Основные источники доходов — это реклама (40%), продажа контента кабельным сетям, и торговля эксклюзивной «картинкой» с места событий.

Впрочем, это официальные цифры. Скорее всего, полноценное телевещание на двух языках — арабском и английском, корпункты почти во всех странах Востока, сотни журналистов по всему миру, техника и тому подобное обходятся дороже. Назывались цифры вплоть до 5 млрд долларов — якобы, такие деньги вкладывались в первые годы запуска канала.

Так или иначе, продукт получился качественнее, чем у многих западных телеканалов. Аль-Джазира конкурирует с такими гигантами, как CNN и Fox News. Согласно опросу, проведённому в Британии «каким новостям вы доверяете больше всего», среди 2000 человек Al-Jazeera English выбрали 33%, а традиционные BBC и ITV новости набрали по 6%.

Правда, в Америке конкурировать сложнее — крупные кабельные операторы в Соединённых Штатах отказываются включить канал в свой пакет, а СМИ «постоянно демонизируют Аль-Джазиру». Скажем, в Вашингтоне запуск вещания состоялся только в 2009 году. Аналогичное отношение к каналу и в Израиле — он там тоже считается «вражеским», так как предоставляет слово террористам (к примеру, показывает видеообращения Усамы Бин Ладена).

Впрочем, независимость телеканала часто ставится под сомнение. Руководит Аль-Джазирой родственник главы Катара, редакция получает деньги от правительства — пускай и в долг. Соответственно, само вещание иногда становится предметом политического торга — и это очень серьёзный аргумент в дипломатии на Востоке.

Согласно публикациям Wikileaks, премьер-министр Катара Хамад бен Джасем аль-Танипредлагал президенту Египта Хосни Мубараку прекратить вещание в обмен на помощь Египта в урегулировании палестино-израильского конфликта.

В записке американского дипломата, сделанной после встречи премьер-министра Катара с влиятельным американским сенатором Джоном Керри, говорится, что предложение закрыть телеканал глава правительства Катара сделал Хосни Мубараку, после того как глава Египта объявил канал источником проблем в своей стране. При этом американский чиновик ссылался на данные главы правительства Катара.

«Катар беспокоится о Египте и его гражданах, в которых возрастает нетерпимость. Мубарак говорит, что Аль-Джазира — «источник проблем Египта». Впрочем, как видно, договорённость не состоялась, и теперь Мубараку есть о чём пожалеть.

Российский опыт

Перенести пример Аль-Джазиры наверняка можно и на Россию — не сказать, что наши журналисты чем-то хуже арабских. «Русская Аль-Джазира» должна, по идее, соответствовать нескольким непростым требованиям:

  • Вещать на весь русскоязычный мир, при этом иметь английскую версию, и, соответственно, информационно не привязываться к одной стране, в том числе и к России. Мировые новости в самом глобальном понимании этого слова.
  • Иметь стабильный рекламный доход, хотя на первых порах допустима государственная поддержка.
  • Выдерживать как можно более независимую редакционную политику и «наглую» подачу информации — возможно, в стиле «старого НТВ» (там тоже давали слово «чеченским сепаратистам», что сейчас немыслимо).
  • И, пожалуй, самое главное требование — чтобы медиаменеджмент не разворовывал те скудные средства, которыми канал располагает.

Эксперименты по созданию подобных телеканалов уже были, но все эти попытки можно считать провальными.

Исторически первым таким опытом стала «Межгосударственная телерадиокомпания «Мир». Её основали как «СМИ, объединяющее СНГ» — примерно в то же время, когда было создано Содружество, в 1992 году. Первоначально редакция делала передачи, которые вещались другими каналами, с 2003 года — запустила собственный эфир.

Первое время деньги на создание канала давали 8 республик, подписавшие договор Содружества — тогда доля участия стоила около 100 тысяч долларов. Постепенно канал дорожал — для собственников: в 1994 году его содержание обошлось уже в 8 млн долларов. Кроме того, российское государство подарило телеканалу право на беспошлинный ввоз товаров, чем менеджмент активно пользовался. В 1998 году «Московские новости» писали о том, что по документам таможни «Мир» импортировал в страну продукции, никак не связанной с ТВ, на 250 млн долларов. Естественно, при таком бизнесе на нормальное полноценное вещание времени уже не оставалось. Грандиозные планы по выходу на самоокупаемость провалились.

Сейчас «Мир» по-прежнему финансируется из бюджета СНГ. Правда, сумму «помощи» в Исполнительном комитете СНГ «Свободной прессе» озвучить отказались. «Мы не стремимся афишировать бюджет СНГ», — заявили в пресс-службе комитета — «И не можем предоставить вам такой информации». В самой телекомпании на вопрос ответить так же затруднились.

Однако, судя по открытым данным российского бюджета, канал отнюдь не бедствует. В 2009 году Россия профинансировала «Мир» на 1 млрд 298 млн рублей (почти 44 млн долларов, сравните с помощью «Аль-Джазире»), в 2010-м — на 1 млрд 520 млн рублей (51 млн долларов). То есть суммы не только выделяются постоянно — они ещё и растут!

Это только с российской стороны. По идее, ещё почти столько же должны давать и другие страны-члены СНГ. Но, в отличие от России, которая выделяет на дружбу народов 7 млрд рублей ежегодно, наши соседи экономнее — скажем, Казахстан даёт всего лишь около 35 млн рублей, а Белоруссия — менее 30 млн. Даже если бы эти суммы целиком уходили «Миру», погоды бы они не сделали. В Узбекистане вещание канала вовсе запрещено, следовательно, оттуда не приходит ни копейки. (Вообще, судя по суммам — СНГ как организация сейчас нужна только России, но это другая тема).

Второй проект, который стоило бы упомянуть — это RTVi, он же — Эхо-ТВ. Канал был создан на развалинах «старого НТВ» Владимиром Гусинским, там долго работали кадры, которые так и не смирились с разгромом редакции. Вещание — платное, и исключительно через спутник. Соответственно, основная аудитория — бывшие «наши», живущие в Израиле и США. Редакционная политика — жёстко оппозиционная, поэтому за годы существования канала никто не рискнул взять такой контент в свой «кабель» или эфир.

Впрочем, деньги на этот проект Гусинский давал очень скромные (поверьте как человеку, который провёл 2 месяца в этой редакции в качестве стажёра — авт.). А с приходом в главные редакторы экс-ведущего «Итогов» Евгения Киселёва ситуация стала критической. Сотрудники канала в частных беседах говорили, что заплата,которую он себе выписал, оказалась неподъёмной для бюджета. В результате и без того маленькую новостную редакцию расформировали, и сейчас канал окончательно превратился в «шоу говорящих голов» — на большее денег не хватает.

Третий проект запущен относительно недавно, в конце 2005 года. На базе информационного агентства «РИА Новости» был создан канал «Russia Today». Его миссия — показать «человеческое лицо» российской действительности. Как утверждается, «Рашу Тудей» решили создать как раз после успеха «Аль-Джазиры», поэтому по замыслу он ближе всего к рассматриваемому примеру.

Камеры «Russia Today» часто можно увидеть на антиправительственных мероприятиях, даже самых микроскопических — Запад должен видеть, что в России есть оппозиция, и государственные СМИ не игнорируют её существование. Запущено вещание на нескольких языках — английском, арабском и испанском.

Что касается денег, то тут Аль-Джазира, конечно, выглядит нищей: в 2005—2006 годах на нужды канала из федерального бюджета выделялось по 30 млн долларов ежегодно, в 2007 году — 2,4 млрд рублей. В 2008 году было выделено 3,6 млрд рублей. В текущем году строчка в бюджете «ТВ-Новости» весит уже 11,4 млрд рублей, или почти 400 млн долларов (!!!) — это больше, чем Катар давал в долг Аль-Джазире за всё время её существования. Естественно, возвращать эти средства никто не собирается, и окупаемость проекта попросту не предусмотрена.

Сколько стоит пропаганда

Если считать вместе с «Миром» и «Звездой», которую содержит Министерство обороны, то в этом году государство планирует потратить на средства массовой информации более 62 млрд рублей (или 2 млрд долларов). Все статьи расходов не позволит привести формат материала. В таблице ниже приведены те СМИ, расходы на которые превышают 1 млрд рублей. Телевидение, естественно, самая дорогая для государства сфера — особенно это касается телеканала «Россия». На него уходит больше 635 млн долларов! Несколько дешевле обходится «Russia Today» — пропагандистский рупор, развёрнутый на Запад, в этом году стоит 385 млн долларов.

И это только цифры прямой поддержки телевещания. На телепроизводство «социально значимых» программ идёт ещё 35 млрд рублей, то есть более 1 млрд долларов. Эти деньги уже «размазываются» по всем каналам - от «Первого» до последнего кабельного. Плюс многочисленные статьи «патриотического воспитания» и компенсации уплаты налогов за недвижимое имущество. В общем, 2 млрд долларов - сумма круглая, но не окончательная. Многие программы поддерживаются из ведомственных фондов - скажем, активно вкладывается в телевидение МВД. И - при всей этой господдержке - телеканалы ещё и зарабатывают на рекламе!

При этом пугают не сами цифры расходов (скажем, сумма всех трат бюджета Костромской области в 2011 году — 17 млрд рублей, это вместе с врачами-учителями-дорогами, а также с собственными региональными газетами и телеканалами; то есть на деньги, выделяемые на ГосСМИ, можно содержать 3 средних российских региона, и ещё останется на доплаты пенсионерам). Пугает неэффективность этих расходов. Если арабы смогли за 15 лет построить одно из лучших СМИ в мире, вкладывая в сотни раз меньшие деньги, и добиться окупаемости проекта, то каким результатом может похвастаться Россия? Разве что рейтингом правящего тандема.

Впрочем, появись подобный Аль-Джазире канал в России, далеко не факт, что он набрал бы достаточные рейтинги и окупился на рекламе. Российский телезритель уже давно отвык от серьёзной подачи информации. В качестве индикатора можно привести тиражи самых влиятельных и качественных отечественных газет — «Коммерсант» выходит в количестве 75 тысяч штук, и аналогичным тиражом — «Ведомости». Увы, даже при наличии сверхталантливого телевидения наш зритель предпочтёт условного малахова, который 24 часа в сутки, семь дней в неделю будет поливать его мочой с экрана.



0 комментариев