НАТО теряет... Турцию

"Нынешние тенденции указывают на то, что связь Турции с США и НАТО и ее западная идентичность находятся под угрозой", - сказал ведущий эксперт Фонда "Наследие" по вопросам России, Евразии и международной энергетической политики Коэн, выступая в Стамбуле на конференции "Изменения внешней политики Турции: вызов для трансатлантического союза?".


На протяжении десятилетий, по его словам, Турция и Соединенные Штаты сотрудничают на огромном пространстве, включая Балканы, Средиземное море, Персидский залив, Центральную Азию. Однако турецкие и американские интересы в отношении Ирана, России, на Кавказе и Ближнем Востоке в последнее время начинают расходиться, и примеров тому несколько, считает член Экспертного совета Trend Коэн.

"Турция бросила вызов своим традиционным союзникам, в том числе Соединенным Штатам и Израилю, проголосовав против четвертого раунда санкций ООН против Ирана. 12 сентября 2010 года Турция сделала важный политический шаг, ослабив светское государства, когда большинство населения проголосовало на референдуме за увеличение политического контроля за судебной системой партией АКР и за ослабление системы противовесов в политической системе страны. Результаты референдума ослабили военных и судебную систему - до недавнего времени главных балансиров светского характера Турецкой Республики, созданной Ататюрком", - сказал Коэн, выступая на конференции.

Сегодня внутренние сдвиги в Анкаре скоординированы с глубокими изменениями во внешней политике, считает эксперт. Они, по словам Коэна, затрагивают жизненно важные интересы США в регионе, так как Турция играет ключевую геополитическую роль в Ираке, Иране, на Кавказе / Черном море, Балканах.

"Дистанцируясь от Европы и США и налаживая контакты с Россией и мусульманским миром, Турция стремится стать независимым полюсом в многополярном мире. В этом играет свою роль и растущая исламизация внешней политики Анкары. Турция претендует на лидерство в мусульманском мире и на Ближнем Востоке", - сказал он.

По его мнению, под контролем АКР Турция стремится к более тесным отношениям с арабскими и иранскими соседями и с другими мусульманскими странами, часто за счет интересов США, Израиля (военно-политические и туристические связи с которым сходят на нет) и других западных союзников.

Турция давно является ключевым партнером НАТО и стратегическим союзником Европы и Соединенных Штатов, однако последние тенденции вызвали законные вопросы о приверженности Турции интересам НАТО среди политиков и экспертов, считает Коэн.

"Надо думать, США, Турция, НАТО и ЕС имеют общие региональные интересы, в том числе защита от растущего ракетно-ядерного потенциала Ирана, стабильность и независимость государств Южного Кавказа, энергетическая безопасность трубопроводов и расширение экономических связей. Как член НАТО и ключевой партнер США, считает Вашингтон, Анкара не должна подрывать отношения с союзниками в регионе, в том числе с Израилем", - сказал он.

Однако, по его словам, условия, которые Анкара поставила перед НАТО в вопросе размещения систем противоракетной обороны на своей территории, вызвали серьезную озабоченность.

Одним из условий согласия Турции на размещение ПРО стало требование, что все ссылки на Иран как угрозу или список стран-угроз должны быть устранены.

Все это, по словам Коэна, говорит о том, что существуют серьезные опасения по поводу геополитической ориентации Турции и что страна может дистанцироваться от альянса в среднесрочной или долгосрочной перспективе.

Турецкие власти также настаивают на создании системы ПРО НАТО, но не системы ПРО США. Недавно премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган повысил ставки, заявив, что Турция должна иметь командование над системой, расположенной на территории Турции. Это условие было отвергнуто как противоречащее практике и политике НАТО.

По словам политолога, Россия и Турция, а также Китай и Турция в последнее время значительно увеличили свои торговые, военные и дипломатические контакты, что диверсифицирует геополитический портфель Анкары.

"Военные связи Турции и Росси стали новшеством, учитывая, что вооруженные силы Турции входят в НАТО и традиционно сотрудничали с Североатлантическим договором. Но сегодня очевидно, что Анкара рассматривает и другие варианты. В 2010 году Россия обсудила продажу ракет S-300 "земля-воздух" дальнего радиуса действия с турками, а Китай сменил США в традиционных авиаманёврах "Анатолийский орёл", - сказал Коэн.

Однако самым важным результатом укрепления российско-турецких отношений, по его мнению, стало удаление после 10 лет России из списка угроз Турции - так называемой "Красной книги" - документа, который отражает наиболее существенные внешние угрозы Турции.
Вместе с Россией из списка были удалены Иран, Ирак, Армения, Болгария и Греция, но добавлен Израиль.
"Турция также развивает более тесные связи с Ираном, что тем более странно, так как Турция в прошлом была бастионом евро-американской безопасности", - сказал Коэн.

Анкара, по его словам, явно не соглашается с Вашингтоном по главному вопросу отношений с Тегераном - его ядерной программе.

В последнее время, турецкие лидеры неоднократно делали публичные заявления о том, что Иран разрабатывает ядерную программу лишь для использования в гражданских целях. Анкара также хотела бы, чтобы следующий раунд переговоров по ядерной проблеме между Ираном и западными странами в формате 5+1 состоялся в Турции.

"Мотивация Ирана для такого шага ясна: руководство Исламской Республики считает, что Турция будет поддерживать иранские интересы", - сказал Коэн.

Одновременный отход от светских ценностей Турецкой Республики, рост исламской солидарности и продолжающиеся размолвки с НАТО и США способствуют росту пессимизма в Вашингтоне в отношении Анкары, считает он. "Правительство и Конгресс США должны разъяснять турецким коллегам, что может выиграть Турция, оставаясь в трансатлантическом союзе, и что она может потерять, сорвавшись с его орбиты", - сказал Коэн.



0 комментариев