Четвертый звонок

Совет безопасности ООН ввел расширенные финансовые и военные санкции против Ирана. Введение санкций поддержали 12 из 15 членов Совбеза ООН, включая Россию и Китай. Сегодня же появилась информация о том, что РФ сворачивает военно-техническое сотрудничество с Ираном, заморозив контракты на поставки в Иран ЗРК С-300. Несмотря на последующие оговорки, ясно одно - Москва сама наступила на собственные геополитические грабли: имея все возможности серьезно закрепиться в ближневосточном и средневосточном регионе, она полностью развернулась в сторону Запада

Резолюция ООН об ужесточении санкций против Ирана, с целью добиться от него сворачивания проектов по обогащению урана, была подготовлена пятью постоянными членами Совбеза — Россией, Великобританией, Францией, США и Китаем, а также Германией. Бразилия и Турция проголосовали против, Ливан воздержался.

Нынешние санкции стали четвертыми по счету и самыми жесткими за всю историю введения санкций против Исламской республики, начиная с 2006 года. Напомним, что проект резолюции в мае был предложен Совбезу ООН американской стороной. В резолюцию, с рядом смягчающих поправок, на которых настояли Россия и Китай, были включены санкции, касающиеся экономики Ирана, а также его военно-промышленного комплекса.

Против Ирана было ужесточено эмбарго на поставки оружия. В расширенный список запрещенного к поставкам в Иран оружия попали танки, бронетранспортеры, боевые самолеты, ударные вертолеты, корабли, а также ракеты и ракетные комплексы.

Также был значительно расширен «черный список» иранских компаний, который отныне распространяется на 41 иранское предприятие, связанное с ядерной программой страны. Кроме того, санкции затронут 15 компаний из Ирана, связанных с деятельностью Корпуса Стражей исламской революции, а также 3 компании, занимающиеся морскими перевозками.

Резолюция содержит предложение со стороны США, Китая, России, Германии и ЕС помочь Ирану с развитием гражданской атомной энергетики при условии, что он приостановит обогащение урана. Взамен Ирану обещают финансовую и техническую помощь для строительства современного реактора на легкой воде.

При этом Тегерану запретят финансировать деятельность зарубежных компаний, задействованных в ядерной отрасли. Вместе с тем усиливаются меры по международным инспекциям грузов, которые следуют в Иран или из Ирана. В резолюции Совбеза содержится ряд ограничений международной деятельности банковской сферы Ирана, а также призыв ко всем государствам-членам ООН проявлять бдительность в отношении денежных переводов с участием иранских банков. США пытались настоять на ограничении внешнеэкономической деятельности иранского Центробанка, однако Россия и Китай воспротивились этой идее, указав на то, что данная мера негативно скажется на гуманитарном аспекте и на жизни простых иранцев.

Несмотря на смягчающие поправки, внесенные РФ и КНР, Белый дом уже заявил, что со своей стороны воспользуется резолюцией для ведения дополнительных санкций. В частности, речь идет о расширения финансовых ограничений для иранских экономических институтов со стороны США и их сателлитов в Европе, Азии и на Ближнем Востоке.

Тегеран, в свою очередь, уже объявил о том, что, несмотря на ужесточение санкций, не собирается отказываться от разработок по обогащению урана.

«Ничего не изменится. Мы не собираемся прерывать ни одну из наших научных программ. Принятие санкций — шаг в неправильном направлении. Это неконструктивный и неэффективный шаг. Он только усложнит ситуацию», — говорится в заявлении иранской стороны.

«Со всех сторон на нас обрушиваются санкции. Для нас это как назойливые мошки», – сказал Махмуд Ахмадинеджад, находящийся с визитом в Таджикистане.

«Против нас сейчас приняли резолюцию, но эти санкции — все равно что грязный носовой платок: их место — в мусорном баке», — сказал Ахмадинежад.

«Мы терпели многое – вытерпим и это», – заключил он.

Тегеран уже заявил о том, что новая резолюция СБ ООН ставит крест на возвращении Исламской республики за переговорный стол. Иран при этом намерен продолжить свою атомную программу. Накануне в Стамбуле Махмуд Ахмадинежад заявил, что новые санкции станут «большой ошибкой», и назвал инициативу Бразилии и Турции по внедрению посреднической схемы обогащения урана через эти страны «последней возможностью» для урегулирования. «Эта возможность больше не повторится», — отрезал иранский лидер.

Между тем, после принятия новой резолюции СБ ООН по Ирану мало у кого остаются иллюзии, что эти меры окажутся действенными. «Мы не считаем санкции эффективным инструментом воздействия в данном случае», — заявила представитель Бразилии в ООН Мария Луиза Виотти. А президент Бразилии Луис Игнасиу Лула да Силва вообще назвал новую антииранскую резолюцию «пирровой» победой. Россия и Китай также неоднократно заявляли, что лишь дипломатические меры могут быть успешными. Однако в их реальную действенность сегодня в мире никто больше не верит.

Эксперты отмечают, что Иран легко переживет новых виток санкций, так как единственные по-настоящему действенные меры, которые могли бы ограничить его ядерные амбиции – это санкции на экспорт иранской нефти и газа. Однако именно против этого сильнее всего воспротивились Москва и в особенности – Пекин, который реализует совместно с Тегераном масштабные энергетические проекты. При этом объем иранских энергетических поставок в КНР составляет 11% совокупного импорта энергоносителей страны. По подсчетам иранских экспертов, в 2009 году Пекин был крупнейшим торговым партнером Ирана. Хотя недавние соглашения Китая с Саудовской Аравией, нацеленные на сокращение закупок иранской нефти, уже серьезно портят отношения обоих партнеров.

Также и ограничения по поставкам вооружений в Иран вряд ли станут эффективными. 7 июня, буквально накануне принятия проекта резолюции по Ирану издание The New York Times опубликовало результаты журналистского расследования, согласно которым Иран многие годы вполне успешно обходит все международные санкции. Так, например, согласно данным американского издания, иранская компания-грузоперевозчик Irisl, которая уже находилась в «черном списке» еще со времен прошлых санкций, продолжает доставлять в Исламскую республику оружие и боевую технику. Для этого компании оказалось достаточно внести ряд коррективов в сопроводительные документы, переименовать суда и везти груз под флагом другой страны.

Так, в январе 2009 года из Гонконга в южноафриканский порт Дурбан пришел сухогруз Diplomat, приписанный компании Starry Shine. Он погрузил на борт быстроходный боевой катер Bladerunner 51, и доставил на территорию Ирана, ссылаются на портовые документы авторы The New York Times. По этим данным, шестью месяцами ранее Diplomat назывался Mufateh и официально принадлежал Irisl. В апреле 2010 года этот же сухогруз вновь был замечен американскими спецслужбами— на этот раз в Карачи и под другим именем— Amplify.

«Схема Mufateh-Diplomat-Amplify является частью широкой операции по укрывательству судов,— утверждает The New York Times.— В ее рамках Irisl под давлением американских и международных санкций маскирует истинную принадлежность своих судов за множеством фиктивных компаний, которые регистрируются по всему миру: от Европы до Азии».

По информации The New York Times, Иран активно и успешно жонглирует как флагами и местами приписки своих судов, так и именами их владельцев, операторов и менеджеров компаний. Как только СБ ООН выпускает новый пакет санкций, Иран тут же перерегистрирует новые компании-изгои под другими именами и в других странах, что создает большие сложности для государств, которые стараются следовать резолюциям Совбеза ООН.

В то же время в МИД РФ полны странного оптимизма относительно новой резолюции по Ирану, так как в российском внешнеполитическом ведомстве считают, что там нет формулировок, которые бы вели к применению «удушающих» или «парализующих» мер воздействия, а также мер, которые делали возможными применения силы. Это упование на силу юридического казуса никак не вяжется с жесткой политической действительностью: Иран выходит из переговорного процесса и готов пойти на дальнейшее охлаждение отношений с Москвой. Президент Ахмадинежад демонстративно сегодня не поехал на саммит ШОС в Ташкенте. В Исламской республике уже готовы включить Россию в список «врагов иранского народа», а на улицах уже раздаются лозунги «Смерть России!».

Конечно, сугубо с точки зрения совместных масштабных экономических проектов с Ираном Россия ничего не теряет. Доля Ирана во внешнеэкономическом обороте РФ ничтожна и составляет менее 0,5 %. Правда, есть одна оговорка – в Иран мы поставляли не сырье, а готовую продукцию нашей промышленности. Серьезные совместные проекты вроде Бушерской АЭС уже завершены. А новые так и не были начаты. Россия слишком долго боялась по-серьезному идти в Иран, опасаясь начала военной операции США и НАТО против Исламской республики. Теперь говорить о новых проектах уже поздно – Москва, похоже, слишком увлеклась играми с Западом и сделала свой стратегический выбор не в пользу Ирана.

Сегодня же стало известно, что Россия сворачивает военно-техническое сотрудничество с Ираном в связи с принятой Совбезе ООН резолюцией. В частности, теперь будут отозваны контракты на поставки в Иран ЗРК С-300. Об этом заявил «Интерфаксу-АВН» в четверг высокопоставленный представитель структур в системе ВТС РФ.

«Решение Совета безопасности ООН для любой страны является обязательным для выполнения и Россия здесь не исключение. Естественно, будет заморожен и контракт на поставки Тегерану зенитных ракетных систем С-300», — сказал собеседник агентства.

Не успев появиться, эта информация мгновенно обросла оговорками, так как в резолюции СБ ООН нет отдельного пункта о ЗРК С-300. В частности, как отмечает глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев, санкции не оговаривают поставки Тегерану российских систем С-300.

«Системы оборонительного характера, к которым относится С-300, в этом перечне не содержатся, и таким образом эти поставки под санкции не подпадают», — цитирует Косачева ИТАР-ТАСС.

Более того, комплексы С-300 являются сугубо оборонительными и не противоречат международным соглашениям.

Позднее информацию об отмене поставок С-300 пришлоь опровергать МИД РФ. Поставка российских комплексов ПВО С-300 не подпадает под действие новой резолюции Совета Безопасности ООН по Ирану, заявил в четверг официальный представитель МИД РФ Андрей Нестеренко.

«Поскольку в резолюции вчерашней по Ирану имеются ссылки, которые относятся к отдельным видам вооружений, могу сказать, что средства ПВО за исключением ПЗРК (переносной зенитно-ракетный комплекс) не охватываются регистром ООН по обычным вооружениям», — сказал Нестеренко на брифинге в Москве, отвечая на вопрос о содержании резолюции.

Напомним, что глава Федеральной службы по ВТС Михаил Дмитриев еще в апреле подтвердил выполнение Россией условий договора о поставках ЗРК С-300. Более того, иранская сторона подтвердила договоренности и уже начала переводить первые платежи, как поставки ракетных комплексов в Иран опять были перенесены на неопределенный срок – формально «по техническим причинам». Теперь же становится ясно, что российская сторона решила подождать принятия резолюции СБ ООН. Вот только вопрос: для чего это понадобилось России наступать на горло собственной песни, а потом разбираться и путаться между решением заморозить поставки С-300 в Иран и запоздалыми оговорками на сей счет. Тем более, пока в Москве разбираются насчет рельности отзыва поставок С-300, отношения с Ираном уже испорчены.

Пикантность ситуации заключается в том, что качественное вооружение, жизненно необходимое иранцам для отражения возможной военной атаки США и их союзников, способна поставлять только Россия. Зачем России потребовалось терять один из самых перспективных рынков вооружения и одновременно – важнейшего стратегического партнера на Среднем Востоке, при этом не получив взамен ничего, кроме чувства глубокого удовлетворения приверженности «международным нормам», остается непонятным. Ведь все понимают, что принятая резолюция по-прежнему позволит Ирану как обогащать уран, так и при желании – вооружаться. Но только – уже без нас. Более того – Москва получает дополнительную головную боль в виде осложнений отношений с Ираном, сворачивания линий взаимного сотрудничества по ШОС.

Ситуация вдобавок осложняется для России тем, что она сегодня имеет все возможности для того, чтобы сформировать серьезный антизападный блок в регионе. Недавний антиизраильский демарш Турции из-за атаки ВМС Израиля против т.н. «Флотилии свободы» поставил США перед очень серьезным выбором между двумя стратегическими союзниками на Ближнем Востоке. Вашингтон не может не поддерживать безопасность Израиля и в тот же момент не может потерять Турцию из орбиты своего влияния, учитывая стратегическое значение ее военных баз (в первую очередь – базу «Инджирлик») для своих военных операций в Ираке и Афганистане. Протест Турции против резолюции по Ирану вместе с протестом против мартовской резолюции Конгресса США о признании геноцида армян в Османской империи тормозил иранские аппетиты Пентагона на неопределенное время.

Более того – осудив Израиль в Стамбуле на саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, исключив его из участия газового проекта «Голубой поток-2», Владимир Путин поддержал геополитические притязания Турции на место единственной региональной сверхдержавы на Ближнем Востоке, которая стала активно разворачиваться в сторону от как США, так и Европы. Теперь же Турция снова остается в геополитическом одиночестве, так как намечавшийся блок Москва-Анкара-Тегеран с возможным участием Сирии и Ливана уходит в небытие. Москва вместо этого сама себе придумала геополитические грабли, на которые и наступила.

Наоборот, принятая резолюция – крупный геополитический успех Соединенных Штатов. Теперь США получают важнейший юридический прецедент апеллировать к «единству международного сообщества» по иранскому вопросу. И совершенно очевидно, что на данной резолюции они не остановятся, продолжая двигаться в сторону ее дальнейшего ужесточения. Вашингтон уже заявил о дополнительном введении собственных санкций. Российские дипломаты напрасно надеются, что резолюция позволяет исключить силовой вариант развития иранской проблемы. Наоборот, к нему сделан первый важный моральный шаг. Более того, он был предопределен уже тем, что действительно реальная площадка урегулирования иранской ядерной проблемы – предложение обогащать полторы тонны иранского урана через Турцию и Бразилию, вообще никем не было серьезно рассмотрено.

Сегодня становится все более очевидно, что проблема обеспокоенности т.н. «мировым сообществом» обогащением Ираном собственного урана – не более, чем предлог, чтобы США в перспективе начали против него самую серьезную экспансию – сначала дипломатическую, затем – экономическую, а потом — и военную. Подлинная цель – иранские запасы углеводородов, полный контроль американцев над Персидским заливом. Ведь нынешний порог обогащения иранского урана составляет всего 3,5 %, в то время, как для получения оружейного урана необходимо около 90% изотопа U-235. Вменяемым специалистам изначально понятно, что между нынешними ядерными разработками ИРИ и производством стратегических запасов оружейного ядерного материала лежит практически непреодолимая пропасть. Однако именно потому, что сегодня в мире данный аспект почти никого не интересует, свидетельствует о том, что против Ирана реализуется масштабный заговор. К сожалению, Россия теперь принимает в нем самое непосредственное участие.



0 комментариев