ФОРМАльный подход

Постановление правительства Ставропольского края №422-п, которым введены «Основные требования к школьной одежде и внешнему виду обучающихся», было подписано губернатором Валерием Зеренковым 31 октября. Однако скажем, на сайте краевого Минобразования оно появилось лишь спустя две недели.

С подачи ряда федеральных СМИ, разыскавших на министерском сайте документ, и проснулся массовый интерес у журналистов (признаться, и у автора этих строк). Настолько массовый, что утром в понедельник пресс-службу Минобразования растерзали звонками, а уже в полдень министр Ирина Кувалдина была вынуждена собирать экстренный брифинг.

На нем она рассказала обо всех нововведениях незамеченного поначалу (хотя по сути и революционного) документа. Если вкратце, то он обязывает детей в школах с 1 по 11 класс ходить в строгой форме – то, что в добрые советские годы называлось «светлый верх, темный низ».

Одежда должна быть немарких цветов (серая, черная, коричневая, темно-зеленая, синяя, можно даже в клетку); без надписей, заплаток и, конечно, без накладных карманов. Хуже всего придется девочкам – никаких каблуков, коротких юбок, джинсов с низкой талией, под запретом оказались даже разрезы и декольте. Нельзя носить обувь на толстой платформе, пирсинг, яркие прически, вызывающий маникюр и мейкап.

Another brick in the wall

Документ носит «рамочный» характер, подчеркнула на брифинге министр образования Ирина Кувалдина. То есть теперь каждая школа должна разработать собственные требования к форме, определив ее цвет и фасон. Такое решение принимается простым большинством в органе школьного самоуправления (это может быть родительский комитет, совет школы или общешкольное собрание), изменения вносятся в школьный устав.

Процесс долог, но именно так он прописан в федеральном законе «Об образовании» образца 1992 года. Документ, сходятся во мнении эксперты, весьма демократичный, дающий широкие возможности для школьного самоуправления, в отличие от ныне разрабатываемого закона «Об образовании», прошедшего в Госдуме первое чтение и уже обросшего скандалами.

Принимая решение о введении формы, школьный совет также должен решить, где ее централизованно закупать. Детям из бедных семей должны быть выделены деньги на ее покупку (их можно взять в бюджете либо у спонсоров школы). А вот богатые, напротив, могут захотеть шить форму отдельно, у собственных портных. Главное – не выбиться из общего «канона».

Ирина Кувалдина на пресс-конференции рассказала, что некоторые школы в Ставрополе уже с 1 сентября ввели форму, то есть даже не дожидаясь постановления губернатора. Родители, конечно, возмущались, да нечего делать – сдались. По словам министра, почти 90% краевых школ имеют форму для учеников начальных классов, больше трети – для 5-9 классов. Если же ребенок не захочет быть «как все», что же, его можно отдать в частный лицей или религиозную школу, «успокоила» министр. Или перевести на надомное обучение.

Против хиджаба

«Обеспечение светского характера образования… устранение признаков религиозного и социального различия между обучающимися», – не скрывают авторы документа свои мотивы. Поэтому особо оговаривается, что в школе запрещено появляться в «религиозной одежде, одежде с религиозными атрибутами и (или) религиозной символикой», а также в любых головных уборах. Без труда можно понять, что это касается не только «светских» бейсболок и бандан, но также хиджабов, тюбетеек и православных косынок.

В правительстве Ставрополья и не скрывают, что принятие постановление – это ответная реакция на события в Кара-Тюбе, где пятерым девочкам запретили приходить на уроки в хиджабах.

После этой ситуации и развернулась горячая полемика по поводу возвращения в школы обязательной формы. Первым высказался, разумеется, президент. «У нас светское государство, и именно из этого мы должны исходить. У нас многоконфессиональное государство, но есть определённое общее правило светского государства – у нас церковь отделена от государства. Вот это очень важная составляющая нашей жизни на сегодня и на завтра», – заявил Путин на встрече с членами «Народного фронта», отвечая на вопрос о хиджабах.

Поддержал президента и министр образования Дмитрий Ливанов: на прошлых выходных в интервью «Вестям» он заявил, что единые требования к одежде учеников школ будут закреплены на федеральном уровне (не упомянув, правда, о ее «светскости»). Правда, конкретные виды формы уже будут разрабатывать сами регионы. Правда, еще совсем недавно, выступая в Госдуме сразу после инцидента в Кара-Тюбе, он заявил, что, мол, не видит ничего страшного в ношении школьницами хиджабов. Вот что значит политическая «гибкость»!

В полемику вступил даже главный санитарный врач страны Геннадий Онищенко: Роспотребнадзор направил во все свои региональные управления письмо, в котором введение школьной формы обосновывается с «гигиенических» позиций. Мол, дети носят дешевые (или дорогие, но неудобные) тряпки, отсюда – дерматиты, аллергия, простуды.

В довершение всего ВЦИОМ опубликовал результаты всероссийского опроса населения, проведенного 27-28 октября, то есть уже в разгар полемики о школьной форме. «За» введение формы высказываются 77% опрошенных, в основном женщины среднего возраста, имеющие детей. «Против» чаще выступают молодые мужчины, не имеющие детей. Причем 54% считают, что этот вопрос должно решать государство.

Решение о введении школьной формы половина россиян готова переложить на государство (54%). Это позиция прежде всего пожилых респондентов (65%). Реже опрошенные полагают, что это прерогатива региональных и местных властей (14%), родителей (10%) или директоров школ (8%). А вот еще более интересные цифры: 53% считает недопустимым демонстрацию религиозной принадлежности в школе, причем среди москвичей и петербуржцев их 76%.

«Запретный» стиль

Основная претензия к принятому постановлению – то, что оно было принято без широкого гражданского обсуждения. Промелькнула, правда, информация, что оно обсуждалось на Общественном совете при Минобразования, но не более того. Собственно, не снимаю вины и с журналистов, которые поначалу пропустили появление 442-го постановления мимо внимания

Таков уж «стиль» работы нынешнего губернатора: «продавливать» важнейшие решения, которые явно могут вызвать общественные брожения, волюнтаристски. И примеров того немало. В частности, принятое летом постановление, фактически вводящее на Ставрополье «сухой закон». Безусловно, бороться с алкоголем и сигаретами нужно. Вопрос – какими методами. После появления этого документа массово возмутились бизнесмены края, волна негодования дошла даже до Москвы. Дважды.

Как бы и в случае со скоропалительным введением школьной формой не получилось так же. В правительстве явно могли спрогнозировать, что реакция получится горячей. Как стало известно «Кавказской политике», в настоящее время уже идет активный сбор подписей среди мусульман Кавминвод – родителей детей-школьников – под обращением к губернатору Валерию Зеренкову с просьбой «смягчить» принятое постановление. Но в любом случае это должно стать поводом для общественного консенсуса, коего на Ставрополье власти пока не видят.

“Кавказская политика” также предлагает читателям ознакомиться с мнением юриста вокруг всей ситуации о запретах хиджаба и введении школьной формы. Любая религия диктует женщине покрыться.



3 комментариев


  1. (21.11.2012 20:57) #
    1

    А что вы хотели, у нас же борьба за нравственность, но без веры, зачем 10 заповедей соблюдать, это же светское государство, вот и воруют, все, и насилуют наших детей. Если, нет Бога в государстве, а только светскость, так, что президент В.В в церковь ходит, что за лицемерие?

  2. (22.11.2012 00:26) #
    1

    Интересно,каких масштабов получит эта ситуация с хиджабом в школах?Российские власти пробуют ввести на него запрет и даже очень смело.Как же отреагируют мусульмане?Всевышний Аллах,сказал о том, неверующие никогда не успокоятся пока окончательно не отвратят вас от вашей религии,подтверждение чему мы сейчас и видим.Мусульмане!В России идет борьба с Исламом,Россия не лояльна к нам мусульманам,только слепой этого не видит!

  3. (06.12.2012 18:26) #
    0

    Мы привыкли во всю критиковать власть и не мусульман в этом,а тем,благодаря кому ислам и исламская внешность казалась опасной враждебной (террористической) окружающим,те кто под видом ислама носят в общество раздор и смуту ни слова.