Эксперты ставят под сомнение существование "ногайского батальона"

В связи с терактом в московском аэропорту Домодедово и взрывом бомбы в Кузьминках, в СМИ все чаще стала появляться информация об активизации деятельности группировки боевиков "ногайский батальон". Эксперты-кавказоведы ставят подобные выводы под сомнение.

Заведующий отделом народов Кавказа Института этнологии и антропологии Российской Академии наук, член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов, считает, что у ногайцев меньше всего возможностей для сепаратистского движения и партизанской борьбы. "Для всего этого нужна численность, территория, и компактный однородный этнический состав. Даже если какой-то батальон и существует, в нем едва ли более 20 человек", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Сергей Арутюнов.

Организация, которую называют "ногайским батальоном", является, по его мнению, частью сети, созданной на Северном Кавказе. "Она не преследуют этнических целей, этнического самоопределения. Она чисто фанатически-религиозная. А отдельные свои группы она может называть ногайским батальоном, карачавским дивизионом, шапсугским эскадроном", - говорит Сергей Арутюнов.

Член-корреспондент РАН отмечает, что, несмотря на то, что ФСБ крайне неохотно делится имеющейся информацией о незаконных вооруженных формированиях, "конкретных сведений о "ногайском батальоне" у них нет".

Проблема, по мнению Арутюнова, заключается, на самом деле, в том, что "есть русский фашизм и с ним заигрывают". "Фашисты могут давить на кого угодно, а уж на кавказцев – "сам Бог велел", - говорит ученый.

Политолог и кавказовед Орхан Джемаль считает, что деятельность "ногайского батальона" прекратилась еще в 2002 году "Я забыл о нем думать после 2002 года, после так называемого "карачаевского заговора". В рамках этого дела разгромили ногайские джамааты: их членов задерживали, мучили, судили, сажали. И после этого я вообще забыл о существовании хоть сколько-нибудь радикального ногайского джамаата", - говорит Орхан Джемаль.

Он считает, что для нынешних времен для членов НВФ очень нехарактерно разделение по этническому признаку. "То, что было актуально в первую чеченскую войну, сейчас считается дурным тоном: в этих кругах неприлично спрашивать о национальности. Они там интернационалисты", - отмечает политолог.

По мнению главного редактора информационного агентства REGNUM Константина Казенина, разбираться в том, что такое "ногайский батальон", и кто в него входил, должны историки. "Если когда-то будет написана серьезная военная история чеченских конфликтов, наверное, попытаются на эти вопросы ответить", - заявляет журналист.

Ногайский батальон вспоминают тогда, отмечает Казенин, когда речь идет о каких-то экстремистских группах из восточного Ставрополья. "Это многонациональная территория. Почему прилепили такой ярлык этим, скорее всего, разрозненным формированиям, не очень понятно", - отмечает Казенин.

"Во-первых, потому что эти территории нельзя считать автоматически принадлежащими какой-то одной народности. Во-вторых, самое главное, мы прекрасно знаем, что экстремистский ислам находится в глубоком противоречии с любым национализмом, поэтому искать национальную подоплеку абсолютно бессмысленно. Я думаю, это происходит не от злого умысла, а просто от незнания реальности", - говорит собеседник.

"Ногайский батальон" – это название для внешнего использования, считает Ахмед Ярлыкапов, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН. "Внутри организации – полный интернационал, хоть и зеленый. Они считают, что они все мусульмане", - подчеркивает Ярлыкапов.

По мнению кавказоведа, присваивание НВФ названий титульных наций делалось для того, чтобы продемонстрировать участие в сепаратистских группировках представителей различных этносов Кавказа.

В создании "ногайского батальона" наряду с Шамилем Басаевым принимал участие чеченский депутат Султан Даутов. "В 2000 году его убили, но организация, в создании которой он принял участие, стала развиваться дальше самостоятельно", - говорит Ярлыкапов.

О "ногайском батальоне" вновь заговорили из-за того, что в России, "как правило, наиболее беззащитные становятся "козлами отпущения". "Нет среди ногайцев таких людей, которые могут сказать: "Давайте не будем упирать на национальность, а говорить о бандитах", - сообщает Ярлыкапов, отмечая, что из 100 тысяч ногайцев в рядах боевиков оказалось лишь несколько десятков человек.



0 комментариев