Египетская революция глазами России и Китая

Москва и Пекин встревожены каирскими событиями, и Вашингтон поневоле должен учесть их реакцию, полагает обозреватель Foreign Policy. "Одним из главных принципов внешнеполитического курса США при Обаме стало построение конструктивных, насколько это возможно, отношений с Россией, Китаем и другими великими державами", - поясняет Фиона Хилл.

Падение режима Мубарака - суровое предостережение, обнажающее трудности всех авторитарных правительств в современном мире. "Судьбу Мубарака предопределили экономический спад, высокий уровень безработицы, возмутительное имущественное неравенство, рост народного недовольства и непредсказуемая динамика, порождаемая новыми формами СМИ и социальных сетей", - говорится в статье. Однопартийный режим Китая, в свою очередь, видит серьезные угрозы своему господству, а коллегиальному руководству нелегко справиться с возможными кризисами. "Россия особенно уязвима: ее экономический рост напрямую связан с мировыми ценами на нефть, при этом на политической арене, как и в Египте, доминирует один человек - Путин, и легитимность правительства держится на его личной популярности", - полагает автор.

По мнению Хилл, после египетских событий "Китай и Россия сильно поостерегутся с допуском на внутриполитическую арену населения для участия в передаче власти" - побоятся, что СМИ будут активнее освещать их недостатки, а оппозиционеры и их сторонники выйдут на улицы. "Москва и Пекин будут также очень внимательно наблюдать за политикой США в Египте: выискивать намеки на то, что США поддержат российскую и китайскую оппозицию теперь, когда политические веяния в Вашингтоне, кажется, вновь благоволят продвижению демократии", - пишет автор.

Российское и китайское руководство хорошо осознает опасность демонстраций и роль социальных сетей, благодаря которым даже маленькая демонстрация может выйти из-под контроля, считает издание. "Китай запретил вести поиск в интернете по слову "Египет", российские государственные СМИ склонны раздувать гипотезу, что каирские события срежиссированы извне, Америкой и другими внешними силами", - говорится в статье.

По мнению автора, Россия имеет больше поводов для тревог: "В Китае сохраняется компартия, в России есть только Путин". В данный момент в России нет серьезной организованной оппозиции Путину и режиму, но многое указывает, что народ и элита жаждут более серьезных реформ. Египетские события показали: "если народ достаточно рассержен, его можно вывести на улицы и без серьезной организованной оппозиции", считает автор.

"На международном уровне самая болезненная проблема для России и Китая, связанная с последствиями египетских событий, - это ситуация в Северной Корее", - продолжает Фиона Хилл. Россия заинтересована в дружественных отношениях между двумя Кореями или в их объединении, так как мечтает создать в регионе зону свободной торговли. "Кошмарный сон Москвы: она беспомощно стоит в стороне, а Китай и США либо торгуются, либо дерутся за право наводить порядок после социальных потрясений в Северной Корее", - считает автор.

"Китайские и российские лидеры и элиты сильно преувеличивают способность США влиять на события даже в самых благоприятных обстоятельствах", - пишет обозреватель. Поэтому Москве и Китаю будет казаться, что США активно манипулируют ситуацией в Египте, хотя, очевидно, Вашингтон лишь пытается за ней угнаться.

До смещения Мубарака Россия, Китай и США одинаково отдавали предпочтение постепенной, а не резкой смене режима в Египте, отмечает автор. "Теперь, вероятно, обстановка вынудит Америку требовать немедленно передать власть временному правительству, которое по возможности будет представлять интересы всех молодых политических сил", - предрекает автор. Россия и Китай предпочтут видеть старый режим с новым лицом.

США следует постоянно консультироваться с Пекином и Москвой, чтобы выяснить их мнение и развеять их тревоги. Хилл заканчивает советом: задача политики США - конструктивное, а не обструктивное участие Китая и России в развитии Египта.



0 комментариев