Ближний Восток после Мубарака: что устроило бы «Израиль»

Новые правители Египта должны быть более чуткими к требованиям народа, и «Израиль» может воспользоваться такой возможностью.

После почти тридцати лет президентства Хосни Мубарак покинул, наконец, свой пост.

Для народа Египта – особенно тех, кто имел мужество выйти на улицы – это, без сомнения, день, когда чувства не опишешь словами. Для всех остальных это тоже день трепета, праздника и вдохновения.

Впрочем, у кого-то сегодня, возможно, не слишком много поводов для радости – например, у других недемократических правителей Ближнего Востока. Интересно, что и «Израиль» принадлежит к списку тех, кто не в восторге от свершившегося.

Долгое время «Израиль» утверждал, что он – единственное демократическое государство на Ближнем Востоке, причем, теперь видно, что это его вполне устраивало. «Израиль» всей душой прикипел к режиму Мубарака и подталкивал к тому же других – прежде всего, США.

Несмотря на заявления об обратном, Египет при Мубараке вовсе не был залогом безопасности и стабильности в регионе, не имел отношения к принципам умеренного правления и был далек от истинного экономического успеха.

Жесткий режим безопасности страны порождал террористов и экстремистов. Египетский авторитарный режим получил шутливое прозвище «умеренный», а показатели экономических достижений страны сегодня в четыре раза уступают турецким, хотя численность населения и Турции, и Египта одинакова.

Интересы «Израиля»

В принципе, роль Америки в качестве гаранта режима Мубарака следует признать невыгодной для ее собственных интересов, особенно после окончания «холодной войны».

Но Египет Мубарака был нужен кое-кому еще – а именно «Израилю», ибо позволял ему безнаказанно проводить в регионе жесткий политический курс.

Когда Биньямину Нетаньяху (или его предшественникам) нужно было поддержать свою репутацию «миролюбивых политиков», они всегда могли съездить в Шарм эль-Шейх и упасть в объятия своему другу Хосни. Когда «Израилю» нужно было, чтобы арабский мир закрыл глаза на устоявшуюся оккупацию и рост поселений либо его грубые военные авантюры, Хосни брал на себя миссию «амортизатора», смягчающего любой ответ арабов.

Годами эти стратегия была чрезвычайно удобной для бывшего египетского лидера: с ее помощью Мубарак становился фигурой – почти обязательной – в любых попытках тех или иных американских администраций балансировать между снисходительностью ко всем выходкам «Израиля» и желанием сохранить хотя бы видимость доверия со стороны арабского мира. Хотя этого доверия, конечно, никогда не существовало, Америка слишком пристально прислушивалась к единоличным правителям, а не к их народам.

Попытки сохранить это равновесие в игре теперь заставили многих израильских деятелей (и других в регионе, США и за их пределами) подталкивать Египет к длительному военному – а не гражданскому – контролю.

Взаимные выгоды

На сегодняшний день возникла новая задача: те, кто руководят Египтом, впредь должны быть более чуткими к воле народа.

Кое-кто предполагает, что «Израиль» беспокоит только вероятность отмены мирного договора с Египтом. Это не так. Приверженность Египта этому мирному договору объясняется его собственными интересами и одобрена мировым сообществом.

Договор помог спасти жизни израильтян и египтян, поэтому никто не рад перспективе возобновления военного противостояния. Так что египетско-израильское соглашение будет действовать.

Реальная проблема для «Израиля» заключается в другом.

Режим Мубарака настойчиво следовал определенному набору принципов и мер в региональной политике, которые тоже не добавили ему популярности у своего народа. Это, в том числе, закрытие границы с Газой, поддержка войны в Ираке и повышенной воинственности к Ирану, выполнение церемониальной функции посредника в палестино-израильских мирных переговорах, которые дискредитировали себя, превратившись в фарс.

Возможно, эти меры были неправильны и для «Израиля», но в Египте, если говорить о воле народа, они абсолютно бессмысленны и поэтому вполне вероятно, что их упразднят.

Достоинство через революцию

Да, демократические протесты, начавшиеся 25 января, были вызваны недовольством экономическим положением, руководством страны, отсутствием свобод. Но, помимо всех остальных демократических «дефицитов», в Египте присутствовал дефицит уважения к человеку, поэтому любая политическая позиция, рассчитанная на интересы «Израиля», египетскому народу всегда казалась унизительной и антиарабской.

Когда Египетские власти впервые заключили мир с «Израилем», их раскритиковали и на родине, и за рубежом за излишнюю автономность, отказ от палестинской и арабской идеи. Если бы за миром в Египте последовал мир в регионе, эта статья не была бы написана, но отсутствие полноценного мира, по-видимому, полностью оправдывает критику.

Существует дополнение к Кэмп-дэвидскому соглашению 1978 года. Оно называется «Рамочная программа достижения мира на Ближнем Востоке» и содержит список обязательств: среди них, в том числе, выход «Израиля» с палестинских территорий и проведение переговоров об окончательном статусе в пятилетний период. Всем известно, что не произошло ни того, ни другого.

А произошло то, что десять тысяч израильских поселенцев на Западном берегу, о которых говорилось в том соглашении, сегодня превратились уже в триста тысяч.

Впрочем, было ли это спланировано или нет, после подписания мирного договора с Египтом для «Израиля» началась эпоха «развязанных рук». И хотя фактическое господство не принесло «Израилю» реальной безопасности и служит только тому, чтобы тешить его самолюбие, - а это таит угрозу, в первую очередь, для него самого, - «Израиль» инстинктивно испытывает дискомфорт в связи с возможностью все это утратить.

Необузданная сила

В «Израиле» часто повторяют, что мир с Египтом нейтрализует любую прямую военную конфронтацию арабов по отношению к «Израилю». Обратное утверждение, к недовольству арабов, неверно.

Подписание соглашения с Египтом не помешало «Израилю» предпринять ряд крупномасштабных кампаний против Ливана и палестинцев, устраивать обстрелы Сирии и Ирака, организовывать убийства высокопоставленных лиц в Иордании и ОАЭ – и это далеко не полный список.

Понятно, что глубокий региональный дисбаланс, – который еще больше углубился при Мубараке, - недопустим с точки зрения арабского общественного мнения.

Со временем выполнение условий мирного договора с Египтом принесло «Израилю» свои выгоды: за время правления Мубарака мирный процесс окончательно укрепил оккупацию и сделал участие в нем арабов просто насмешкой.

После передачи власти Египет вряд ли будет продолжать эту игру. Без активной поддержки Мубарака этот процесс, вероятно, полностью развалится. Сложно представить, чтобы в это ввязались другие арабские страны, или палестинцы согласились еще на двадцать лет этих унижений, или хотя бы Сирия переняла бы пример Египта и единолично подписала соглашение с «Израилем».

Стратегическое окружение «Израиля» вот-вот изменится. И вариантов выбора для него становится все меньше и меньше. Поэтому израильский истэблишмент обсуждает различные возможности. Первая – устроить панику, убедить Запад, что «Израиль» остался последней цитаделью стабильности в кольце врагов, и надеяться, что военные останутся у власти, а демократия станет «ручной».

Другие варианты

Ответом можно считать слово, которое употребил Нетаньяху. Он сказал «не исключено». Второй вариант – добиваться срочного возобновления мирного процесса. Но оба не сработают. Первый еще больше ухудшит положение «Израиля», для второго уже слишком поздно.

У «Израиля» есть и третий выход, хотя тоже драматичный и не отвечающий духу времени. Возможно, он стал бы лучшим для него и последним шансом – для двухгосударственного решения. Он не только сократит потери «Израиля», но также даст ему возможность извлечь огромные выгоды – в плане экономики, безопасности и т.д., если он впишется в узор демократического Ближнего Востока.

В общем, этот вариант состоит из трех частей. Первая: «Израиль» отходит за пределы линии перемирия, действовавшей до 1967 года – без каких-либо существенных оговорок или условий. Не исключена возможность обмена территориями, когда речь идет о незначительных площадях, справедливых и предварительно согласованных условиях и международных гарантиях безопасности.

Вторая: «Израиль» должен совершить акт истинного признания фактов лишения собственности и изгнания палестинского народа, выплатить беженцам соответствующую компенсацию, и, таким образом, привести в движение механизм возможного примирения. Третья: «Израиль» должен недвусмысленно обязаться соблюдать полное равенство всех своих граждан, а именно, устранить препятствия для реализации гражданских прав палестино-арабского меньшинства.

По общему признанию, это наименее изведанный путь и, возможно, он останется таковым, но если альтернативные способы тоже могут обеспечить демократию в регионе, следует признать, что они могут и исключить всякую возможность дальнейшего существования государства «Израиль».

Очень многое зависит также от следующих шагов палестинских лидеров. Было бы колоссальной стратегической ошибкой возобновлять старые и не оправдавшие себя методы мирного процесса.

Пусть с запозданием и под давлением внешних обстоятельств, но все-таки пришло время для воссоединения палестинского национального движения и выработки новой стратегии достижения свободы.

Дэниел Леви (Daniel Levy) – глава Ближневосточной рабочей группы «Нового американского фонда» (New America Foundation) и редактор сайта foreignpolicy.com



0 комментариев