Богословское эхо Дагестана и Чечни

В конце мая в Москве в роскошном отеле «Риц-Карлтон» прошла первая в истории России Международная богословская конференция мусульманских ученых, имевшая целью осуждение крайностей и радикализма в отношении таких понятий, как «джихад», «такфир» (обвинение окружающих в неверии и выходе из ислама) и «халифат».

Эта Конференция по ряду признаков обещает стать одним из самых уникальных событий в истории пост-советской России. А по воздействию на политические процессы на Северном Кавказе обещает стать одним из самых долгосрочных факторов. Это же касается и противоречивости оценок ее итогов. Причем в двух самых близких в географическом, историческом, культурном и религиозном плане регионах России – Дагестане и Чечне.

Масштаб мероприятия

По данным организаторов эта Конференция собрала несколько сотен гостей – крупнейших исламских ученых международного уровня, из 23 стран мусульманского мира, признанных исламоведов и экспертов. В работе конференции приняли участие ведущие исламские богословы из Королевства Саудовская Аравия, Кувейта, Катара, Марокко, Иордании, Туниса, Бахрейна, Ирака, Египта, Ливана, Мавритании, Судана, Афганистана, Турции, Ирана, Албании, Швейцарии, Киргизстана, Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, Азербайджана, а также российские муфтии, представляющие подавляющее большинство регионов страны.

Весьма знаковым явилось участие в данном мероприятии таких светил исламского богословия мирового масштаба, как Генеральный секретарь Международного союза исламских ученых, доктор Али аль-Карадаги и заместитель Председателя Международного союза исламских ученых, доктор Абдуллах бин Байя. Кроме них в мероприятии приняли участие муфтий Ливана, шейх Мухаммад Рашид аль-Кабани; муфтий Омана, шейх Ахмад бин Хамид аль-Халили; тунисский министр по делам религий, доктор Нуруддин аль-Хадими; первый заместитель кувейтского министра по делам ислама, доктор Адель аль-Фалях; генеральный секретарь Всемирной организации изучения Корана Всемирной исламской лиги Абдулла ибн Али Басфар; глава Суннитского аппарата по делам вакфов Ирака Ахмад Абд-аль-Гаффур ас-Самараий и другие.

Итогом двух дней работы Конференции стало принятие участниками встречи – ведущими мусульманскими учеными исламского мира и духовными лидерами российских мусульман Московской Богословской Декларации мусульманских ученых по вопросам джихада, применения норм шариата и халифата.

Как утверждают организаторы, по единодушному решению участников Конференции уровень итогового богословского заключения был поднят от уровня единичной фетвы, рассматривающей частные правовые вопросы жизни мусульман, до уровня Московской Богословской Декларации, объединяющей богословские решения по нескольким ключевым правовым вопросам. Со слов организаторов Конференции, этот факт ставит ее в один ряд c такими историческими документами, как Мекканская Декларация, Амманская Декларация, Каирская Декларация и др.

Организаторами же Конференции выступили Международный Центр «Аль-Васатыйя» (Кувейт), созданный для продвижения в мировом масштабе принципов умеренности в исламе, Научно-просветительский центр «Аль-Васатыйя – Умеренность» (Россия), являющийся своего рола филиалом кувейтского центра, и Международный Союз исламских ученых, объединяющий подавляющее большинство ученых исламского мира.

От восторгов до критики

Данная Конференция прошла при ощутимой поддержке со стороны властей – Администрации Президента России и руководства Чеченской Республики. При этом, ее итоги были оценены как самими организаторами, так и федеральными и региональными властями очень высоко.

От лица российских властей на открытии встречи выступал руководитель Департамента по взаимодействию с религиозными организациями Администрации Президента РФ Илья Баринов, который заявил, что это мероприятие еще раз подтверждает, что в российском обществе гармонично развиваются межконфессиональные отношения.

«Думаю, что ученые и религиозные деятели, собравшиеся в российской столице на столь представительную конференцию, в теологических спорах еще раз докажут всему миру, что Ислам – это религия добра и мира, – заявил он, – Принятые здесь научные заключения послужат продвижению принципов умеренности мусульманской религии».

Чеченский глава Рамзан Кадыров, который принимал у себя в Грозном участников Конференции после ее завершения, заявил: «Разработанная учеными исламского мира декларация по вопросам джихада, применения норм шариата и по халифату, чье слово авторитетно не только в России, на Кавказе, но и во всем мире, имеет огромное значение как для российских, так и для зарубежных мусульман. Я надеюсь, что радикально настроенная часть молодежи в России прислушается к мнению авторитетных ученых исламского мира».

Глава дагестанского Миннаца Бекмурза Бекмурзаев, также принимавший участие в мероприятии отметил: «Если говорить о международном значении этой конференции, она является ярким свидетельством того, что центр мусульманской духовной, научной мысли перемещается в Российскую Федерацию… Москва становится центром притяжения мировых богословов-интеллектуалов, озабоченных развитием мусульманского мира…»

Однако на общем фоне подобных оценок в сети звучала и критика данной Конференции. Причем звучала она с двух идеологически совершенно противоположных сторон – салафитской и анти-салафитской. Что касается анти-салафитской стороны, то в этот раз от лица этого идеологического лагеря выступил казанский эксперт Раис Сулейманов, которого сетевые СМИ упорно записывают в сторонники движения «Татары за Израиль».

Он обвинил организаторов Конференции в том, что они привезли в Москву исламских ученых из арабских стран, которые «финансируют ваххабитское подполье в России», и что итоговая Декларация Конференции сплошь состоит из цитат «отца-основателя идеологии салафизма ибн-Таймийи».

Неожиданным образом с осуждением этой Конференции выступила и салафитская община, оплотом которой стал за последние годы Дагестан. Постоянный автор и колумнист дагестанского еженедельника «Черновик» Абдулмуъмин Гаджиев назвал «вопиющим невежеством» утверждение организаторов Конференции о том, что в основе принятой Декларации лежат мнения, единогласно поддерживаемые всеми учеными исламского мира.

С его слов, на самой Конференции из всех приглашенных зарубежных гостей только несколько ученых обладали статусом, позволяющим давать богословские заключения по проблемным вопросам развития мусульманской общины.

Он также обвинил участников Конференции в том, что в итоговом документе нет «ни одного слова о признании в России экстремистскими исламских организаций, ни одного слова о запрещении настольной исламской литературы, ни одного слова о том, что прихожан мечетей на Кавказе могут скопом доставить в отдел, избить их и сбрить им наполовину бороды, ни одного слова об антиваххабистской истерии в Татарстане, ни одного слова о фактическом уничтожении общины мусульман Северной Осетии, ни одного слова о растоптанном в Южном Дагестане Коране…»

Примерно со схожих позиций выступил автор другого дагестанского еженедельника «Настоящее время» Зухум Зухумов, некоторое время являвшийся помощником известного дагестанского исламского общественного деятеля Аббаса Кебедова. С его слов, тот факт, что «на Северном Кавказе зверствуют какие-то неподконтрольные местным властям лица в масках, … случаи внесудебных казней…» «уже является обоснованием для ведения вооруженного джихада, так как священный Коран призывает к этому…»

Дагестанский фактор

Почему именно такая жесткая критика Конференция прозвучала именно из Дагестана – для экспертов очевидно. Дело в том, что именно здесь за последние годы сложилась наиболее многочисленная, сплоченная и идеологически подкованная салафитская община, выступающая с последовательной и жесткой критикой властей. И инициатива проведения подобной Конференции также была резко осуждена ими. Хотя, с первого взгляда, всё должно было быть наоборот.

А предыстория этого случая такова. Дело в том, что сама инициатива проведения подобной международной конференции исламских ученых родилась именно в Дагестане, а не в Москве. С этой инициативой выступал глава Дагестана Магомедсалам Магомедов ещё в июне 2011 года. Повестка международной конференции была заявлена примерно такая же, как и у московской конференции: «Роль религиозных лидеров в противодействии экстремизму и терроризму».

Изначальной датой проведения конференции был заявлен сентябрь 2011 года. Однако в назначенное время конференция не состоялась, официальные структуры утверждали, что она по ряду причин перенесена на ноябрь. Затем стало известно, что конференция может состояться лишь в начале следующего, 2012 года.

Однако, как только идея конференции была озвучена, она тут же начала будоражить умы многих дагестанских общественных деятелей. Для того, чтобы пояснить их тревоги, стоит осознать некоторые специфические проблемы этой самой крупной и религиозной северокавказской республики.

С одной стороны, Дагестан, несмотря на всю свою религиозность, долгое время был достаточно закрытым для зарубежных исламских учёных и проповедников краем. Связано это было с охранительной политикой, которую проводило местное Духовное управление мусульман, опасавшимся появления более убедительных проповедников из числа мировых учёных.

Именно поэтому, при огромном количестве дагестанцев, выезжающих за знаниями в мусульманские страны, приезд мусульманских учёных из зарубежных стран в Дагестан был долгое время исключён.

Во-вторых, на волне жёсткой борьбы с распространением так называемого «ваххабитского» ислама, властями было сделано много для того, чтобы сами понятия «арабский проповедник» или «исламский учёный из-за рубежа» превратились для дагестанского населения в некое пугало.

Тем не менее, стремительное распространение салафитского ислама это нисколько не остановило. Но зато при таком остром дефиците исламских учёных в республике понимание некоторой частью верующей молодёжи салафитской практики начало приобретать такие неожиданные формы, что обернулось для властей настоящим кошмаром.

В-третьих, подобные ограничения на приезд в республику представителей исламской духовной, политической и бизнес элит привели к тому, что Дагестан остался далеко позади от таких мусульманских республик как Чечня и Татарстан. А они за этот период начали созывать у себя международные исламские кинофестивали, исламские конференции, развивать исламские финансы и т. д.

Неудобные вопросы

Многие дагестанские эксперты и мусульманские активисты, с которыми мы беседовали по анонсированной властями конференции, озвучивали тревогу, что она готовится властями именно в спешке, без учёта всех реалий религиозной ситуации в республике, без учёта специфики сообщества исламских религиозных лидеров и т. д.

«Нет никакого сомнения, что в Дагестан пригласят только тех учёных, точка зрения которых устраивает нашу власть, но не являются авторитетами для радикально мыслящей молодёжи, боевиков», — объяснял известный общественный деятель и писатель Адалло.

«Они скажут, что терроризм — плохо, что террористы попадут в ад и так далее, — продолжал Адалло, — Но подобные религиозные вердикты вынесены давным-давно, а ситуация в республике только ухудшается. Получается, что конференция — напрасная трата денег налогоплательщика».

Сопредседатель организации «Дагестан — территория мира и развития», член Общественной палаты Дагестана и Всемирного союза исламских учёных Аббас Кебедов считает, что реализация положений конференции в жизнь сделает обстановку в республике ещё более взрывоопасной и непредсказуемой.

На его взгляд, это может произойти из-за того, что «в будущем лояльность проповедников и имамов будет оцениваться по отношению к итоговому документу Конференции». «Не знаю, кто написал эту концепцию, но такое мог придумать только враг России и Дагестана», — утверждал он еще до московской Конференции. С его слов, после проведения этого мероприятия любого мусульманина можно будет «объявить вне закона со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Однако участники Конференции достаточно развернуто ответили на все эти дагестанские страхи и опасения. Генеральный секретарь Международного совета мусульманских ученых, шейх Али аль-Карадаги заявил по итогам мероприятия в Москве: «Мы не столько упрекаем молодежь, сколько обращаемся к причинам радикализма и других крайностей. В частности, мы говорим, что большая роль в радикализации молодежи принадлежит деспотичным арабским режимам, агрессивной политике сионизма и США, которые подвергают молодых людей жестоким преследованиям и пыткам. Тирания и отсутствие свободы стали питательной средой для формирования радикальных убеждений и взглядов».

«Мы подвергли критике эти негативные проявления, заявив, что для настоящей борьбы с ними необходима атмосфера свободы», – заявил шейх, – «В своем выступлении на форуме я упомянул, что подавляющая часть официальных религиозных деятелей на самом деле очень далеки от молодежи, а их поведение не соответствует занимаемому положению. Удаленность от молодежи и издание фетв против нее не найдет поддержки у молодого поколения. Мы должны изменить ситуацию, достичь единения и взаимопонимания между учеными и молодежью».

А председатель Оргкомитета Конференции, руководитель кувейтского центра «Алья-Васатыйя», доктор Адель аль-Фалях заявил следующее: «Что же касается Декларации, которая была принята нами на Конференции, то она раскрывает верующим фундаментальные основы и принципы, изложенные в Коране и Сунне относительно того, как должны понимать мусульмане те вопросы, которые были вынесены на обсуждение».

«Это основы Шариата, это методология исламского фикха в вопросах джихада, такфира и халифата, а также в вопросах проявления дружелюбия, мирного сосуществования с представителями других религий. В этих фундаментальных принципах, которые изложены нами в Декларации нет никакого разногласия между исламскими учеными, по ним со стороны мусульманских правоведов существует единодушное согласие…»

Развитие инициативы

Таким образом, несмотря на сопротивление дагестанской салафитской общины, Конференция все же была проведена. Но проведена в Москве, и практически без всякого упоминания о том, что инициатива ее проведения изначально родилась в Дагестане. Хотя надо признать, что дагестанская делегация на самой Конференции была одной из самых представительных.

Республики здесь представляли депутат Государственной Думы, руководитель комиссии по адаптации к мирной жизни бывших боевиков Ризван Курбанов; глава дагестанского Миннаца Бекмурза Бекмуразвев; муфтий республики Ахмад-хаджи Абдуллаев. Имам махачкалинской Соборной мечети Мухаммадрасул Саадуев от российской стороны возглавил Редакционную комиссию, готовившую итоговый документ мероприятия.

Однако в ходе проведения самого мероприятия и его максимально яркого и эффектного позиционирования в информационном пространстве огромную роль сыграл Грозный. Во-первых, сама Конференция состоялась при одновременной поддержке Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования и Фонда имени Ахмада Кадырова.

Во-вторых, чеченская делегация также была одной из самых представительных на Конференции. Открытие мероприятия согласился взять на себя председатель Совета алимов Чеченской Республики и всего Северного Кавказа Хож-Ахмад-хаджи Кадыров. О чеченском опыте борьбы с радикализмом на встрече рассказал муфтий республики Султан-хаджи Мирзаев.

В-третьих, команда Рамзана Кадырова – с огромным удовольствием принимающего у себя арабских ученых и мыслителей – сделала все возможное, чтобы именно чеченский этап работы Конференции запомнился ее гостям. Зарубежным ученым был оказан пышный прием, их возили практически по всей республике, показывая цветущий Грозный, новые мечети и школы хафизов, небоскребы и гуляющих у грозненских фонтанов жителей.

В итоге, именно в этих двух республиках по итогам московского мероприятия были организованы представительные встречи, разъясняющие жителям значимость и смысл состоявшегося в российской столице мероприятия. В Дагестане это была пресс-конференция, организованная в Национальной библиотеке Общественной палатой республики и Духовным управлением мусульман.

Имам центральной мечети Махачкалы Мухаммадрасул Саадуев в своем выступлении на этой встрече отметил, что опыт, который они переняли у международных богословов в Москве, пригодится им в борьбе с радикализмом в Дагестане. «Мы не беремся утверждать, что эта конференция решит все проблемы в исламе на Кавказе и в Дагестане в частности. Но это большой шаг вперед», – заявил имам.

Кроме того, дагестанская делегация, побывавшая на Международной богословской конференции в Москве, изъявила желание провести подобное мероприятие в республике. Такое заявление сделал на пресс-конференции глава республиканского Миннаца Бекмурза Бекмурзаев.

Что касается Чечни, то глава республики Рамзан Кадыров на днях провел расширенное совещание по итогам московского мероприятия. На совещании присутствовали члены правительства, главы городов и районов, представители общественности, духовенства и правоохранительных органов республики.

Рамзан Кадыров в своем выступлении отметил, что каждый житель Чечни должен знать о решении участников конференции, что необходимо усилить работу по воспитанию молодежи в сельских районах. По его словам, это прерогатива представителей администраций, духовенства и общественности населенных пунктов.

«Главы населенных пунктов, имамы и участковые должны усилить просветительскую работу с молодежью на местах. Надо проводить встречи с молодыми людьми в школах, в мечетях, на улицах», – сказал он. А по словам муфтия Чечни Султана-хаджи Мирзаева, итоги конференции свидетельствуют о правильности выбранного руководством республики пути.

После Конференции прошло всего ничего, а идеологические дискуссии, порожденные ею в мусульманской и даже чиновничьей среде регионального и федерального уровня, уже впечатляют. Как бы то ни было, очевидно, что по-настоящему итоги Конференции еще не осознаны и не проанализированы. Однако ряд серьезных экспертов утверждает, что по своему долгосрочному влиянию на политическую жизнь Кавказа и всей российской мусульманской общины, эта Конференция не имела пока аналогов в новейшей истории России.



1 комментариев


  1. (08.06.2012 21:59) #
    0

    Муфтий дагестана сказал что он тоже салафит как и все мусульмане в Мире следуя праведным предкам - но дагестанские вахабиты считают что они такие сильные салафиты и что они салафитее чем сами салафиты праведные предки золотого века Ислама.