Лавров: Российское участие в ПРО возможно лишь на равноправной основе

«Вполне естественно, что имеется ряд международных проблем, по которым у нас с альянсом позиции не совпадают, - констатировал Лавров в авторской статье «В одной лодке», опубликованной сегодня журналом «Итоги» в преддверии саммита Россия-НАТО в Лиссабоне, - По каким-то вопросам имеются принципиальные разногласия, а где-то просто мешает непонимание ситуации и интересов друг друга, вызванное во многом отсутствием четкой и достоверной информации».

«Но мы не зацикливаемся на этом, не ставим наши разногласия впереди тех тем, где у нас совпадающие интересы, - подчеркивает руководитель российского дипведомства. - Работы впереди много».

«Возьмем предложение генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена о создании совместного противоракетного щита для Европы с участием России, - приводит пример министр. - Мы приветствуем само желание решать проблему коллективно, тем более что у нас есть свои соображения на сей счет, включая известную инициативу создания противоракетного «пула» заинтересованных государств. Так что готовы серьезно изучить идею Расмуссена».

В то же время, замечает Лавров, «хотим понять, как видятся архитектура и перспективы развития гипотетической системы ПРО, кем и как она может управляться, какие средства планируется задействовать».

«В любом случае речь об участии России в европейской системе ПРО может идти только на основе равноправного сотрудничества на всех этапах, - подчеркнул глава МИД России. - У нас должны быть гарантии того, что при любых обстоятельствах не будет нарушена стратегическая стабильность, не будет действий, которые могут негативно сказаться на законных интересах друг друга».

«Укрепление доверия и предсказуемости необходимо и в других областях, - убежден Лавров. - Требуется, в частности, последовательно работать над решением тех проблем, которые завели в тупик режим контроля над обычными вооруженными силами в Европе, наладить диалог по военным доктринам, обмен опытом реформирования вооруженных сил, вернуться к системному разговору о военной сдержанности».

«В основополагающем акте России и НАТО 1997 года альянс взял на себя обязательство о неразмещении на территории новых членов «существенных боевых сил», - напомнил министр. - Данный термин до сих пор не конкретизирован. В декабре 2009 года мы предложили членам СРН нашу расшифровку. Ждем предметной реакции».

«Североатлантический альянс завершает работу над своей новой стратегической концепцией, - продолжил Лавров. - Для нас небезразлично, каким будет этот документ. Главное, пожалуй, в том, что НАТО должно недвусмысленно определиться со своим отношением к России».

«До сих пор для натовской позиции была характерна двойственность, - констатировал глава российской дипломатии. - С одной стороны, утверждалось, что Россия - партнер, с другой - как бы намекалось, что РФ может представлять собой проблему в области безопасности». «Думаю, зрелость наших отношений говорит в пользу внесения полной ясности в этот вопрос», - уверен министр.



0 комментариев