Удивительная история о приходе в Ислам в 14 лет

Аллах привел меня к Исламу, когда мне было 14 лет.

Моя готовность принять Ислам и мое обращение в дин аль-фитра (религию, соответствующую человеческой природе) в таком возрасте была обусловлена тем, я изначально был практически мусульманином в душе. Но если рассмотреть причинно-следственные связи, то стоит вернуться к моменту обращения в Ислам моего друга Набиля летом 1992 г.

Набиль родился в Африке в семье шиитов-исмаилитов индийского происхождения, но детство провел в Канаде. Единственное, что связывало его с религией – редкие поездки в исмаилитскую «святыню» вместе с родителями. Естественно, он ничего не знал об Исламе.

Летом, до начала учебы в протестантской школе-интернате в Массачусетсе, Набиль посетил Индию вместе со своими кузенами. Большую часть поездки они провели в праздном шатании, однако за 3 дня до возвращения в Канаду Набиль отправился на рынок Дели за подарками родным.

В это время к нему подошли члены исламской миссионерской группы из ЮАР, приехавшие в Дели на 4 месяца, и спросили, как его зовут. Услышав в ответ очевидно мусульманское имя «Набиль», один из братьев поприветствовал его «ассаляму алейкум». Набиль даже не знал, как нужно правильно отвечать на такое приветствие, но заинтересовался этими людьми и принял их приглашение в центр исламского призыва в городке Низамуддин. Ему велели приехать туда к 5 часам утра.

Набиль приехал в центр до рассвета. Он увидел, как тысячи верующих совершают утреннюю молитву в унисон, а затем прослушал проповедь известного индийского шейха, Мауланы Умара Паланпурри в переводе членов группы из ЮАР. После этого его позвали на завтрак с иностранными группами исламского призыва. По воле Всевышнего Набиль сел рядом с египтянами, и руководитель их группы, пожилой мужчина, познакомился с ним и спросил, «Набиль, почему ты здесь?»

«Меня пригласила группа из ЮАР…»

«Нет, нет, я имел в виду другое. Почему ты здесь, на земле – дышишь, живешь, просыпаешься по утрам? С какой целью все это?»

За все 14 лет своей жизни Набиль никогда не задумывался об этом. Слова того человека были просты, но Всевышний открыл сердце Набиля для их смысла. Он пробыл в центре еще 2 дня и перед отъездом домой произнес шахаду, свидетельство веры.

Той осенью родители Набиля отправили его в школу-интернат св.Марка. Я тоже был новеньким в этой школе и встретил Набиля в первую же неделю учебы. Первое впечатление было такое – индиец с косматой бородой. Спустя месяц мы сидели рядом во время длинной автобусной поездки в школу противоборствующей спортивной команды. Мы проговорили всю дорогу. Вскоре он стал одним из моих самых близких друзей.

Однажды Набиль в порыве духовного рвения ворвался в мою комнату и выпалил: «Я скажу вам, парни, одну вещь, и если вы ее произнесете, то однажды вы будете очень счастливыми и пожалеете, что не говорили этого чаще».

Мы были заинтригованы, и он сказал: «Ля Иляха илля Ллах, Мухаммад — расулю-Ллах». Мы повторили слова за ним, он поправил наше произношение, а смысл пообещал объяснить позже. Я записал себе транслитерацию и в течение нескольких дней заучил наизусть.

Дэйв из Техаса был настоящим расистом. Каждый темнокожий ученик школы Св.Марка ненавидел его. Возможно, комментарии Дэйва были обусловлены не столько его глубокой ненавистью [к нацменьшинствам], сколько любовью к конфронтации. Набиль это уловил и начал бороться с предвзятостью Дэйва терпением и симпатией к этому проблемному мальчику. Наконец, ему удалось разъяснить техасцу смысл Ислама, и тот сразу его принял. Ко второму семестру первого года учебы Дэйв уже сам будил Набиля на утренний намаз.

Тем временем, Набиль вечерами интенсивно беседовал об Исламе с другим учеником по имени Хаммер, который недавно разочаровался в христианстве. По субботам Набиль отвечал на вопросы и возражения Хаммера до 2 часов ночи, после чего приходил ко мне. Он объяснил мне смысл тех слов, которые я ранее заучил. Мне это учение показалось логичным. Я знал, что Бог – один, и новость о том, что Иисус (мир ему) является пророком, а вовсе не сыном Бога, прояснила в моей голове противоречия, с которыми я столкнулся в христианстве.

Сейчас, вспоминая прошлое, я понимаю, что в силу своего возраста я был очень близок к природной склонности (фитре) к вере в единого Бога, в которой мы все рождаемся.

Однажды вечером после крайне утомительного обсуждения на тему религии я вдруг перебил своего приятеля и сказал, «Набиль, я готов».

«Готов к чему?»

«Я готов».

Я посмотрел ему в глаза со стоицизмом человека, который точно знает, какие громы и молнии навлечет на себя таким выбором.

В мае 1993 г. Набиль впервые отвел меня и Хаммера в мечеть. После вечерней молитвы и беседы с аудиторией в мечети технологического института Массачусетса шейх Абдул Бадия объяснил мне и Хаммеру основные моменты исламской религии и религиозной практики. Он говорил с такой уверенностью и мудростью, которую я никогда не встречал у религиозного деятеля. Он спросил, согласны ли мы с этими принципами, и мы ответили утвердительно. Мы произнесли шахаду перед мусульманами и сделали групповое дуа. Позже я узнал, что с помощью шейха Абдул Бадия Ислам приняло более 5000 человек.

На следующий день мы с Хаммером вернулись в школу новыми людьми. Мы сумели организовать с учениками-мусульманами коллективные намазы. Еще один ученик, Маршалл, присоединился к нашим молитвам, а на следующий учебный год он уже вернулся в школу мусульманином.

Вначале родители не придали всему этому значения, посчитав это временным явлением, но со временем они поняли, что я предан своим убеждениям. Однако они ни разу не сказали слова против, и долгие годы они изо всех сил старались помочь мне в выполнении предписаний религии – покупали халяльное мясо, оплачивали мои поездки для изучения Ислама, даже будили на предрассветную трапезу в Рамадан. Хвала Аллаху за релятивистский либерализм! Родители Маршалла отреагировали примерно так же, как мои, и только Хаммер столкнулся с враждебностью.

В следующем году наша компания мусульман пережила ряд испытаний. Женщина-настоятель нашей протестантской школы боролась за отчисление Набиля, но в итоге ее уволили за библейский фундаментализм.

Я молю Аллаха о том, чтобы моя история укрепила веру тех, кто ее прочитает.

Перевела с английского языка Зарина Саидова специально для Ансар.Ru



1 комментариев


  1. (05.08.2013 12:28) #
    1

    МАШАЛЛАХ! Тот кто искренен и разумен тот обязательно придет в Ислам! И будет счаслив, если даже это не нравится неверующим!