Сибирский Татарстан сегодня (фото)

Осенью прошлого года в составе съемочной группы телеканала "Русия аль-Яум" (российский государственный канала, вещающий на Ближний Восток и Северную Африку) мне удалось побывать в Тюменской области (в южной ее части, без ХМАО и ЯНАО, которая, собственно и является Тюменской областью) и достаточно подробно ознакомиться с мусульманской жизнью этого региона. Бегло хотелось бы поделиться своими сугубо субъективными (без претензий на что-либо) впечатлениями и соображениями по поводу увиденного.

Гетто

В целом, Ислам в Тюменской области остается религией маргинального меньшинства, религией гетто. На фоне богатого убранства православных церквей и огромного церковного комплекса в Тобольске, который объявлен чуть ли не центром Православия в Западной Сибири, ярко контрастирует отсутствие мечети в центре Тюмени.

Мечети в Тюмени есть. Но они все находятся в татарских селах, вошедших сегодня в черту города. Центральная мечеть (с. Парфеново) пребывает в перманентном долгострое и не производит впечатления символа присутствия Ислама в традиционно мусульманском регионе. Скорее, все это похоже на бедный район недавно обосновавшихся в стране иммигрантов, куда, особенно в вечернее время суток, не рискует сунуться посторонний.

Ислам, мечети, мусульманская культура вообще никак не присутствуют в официальных символах Тюмени и области, в отличие от Православия. Их нет на магнитиках, открытках, чашках. Никто всерьез не ассоциирует Тюменскую область с Исламом, мусульманской историей и культурой, за исключением самих местных мусульман и отдельных краеведов-патриотов.

Между тем, Ислам в Тюменской области старше Христианства. Эта земля когда-то была Сибирским и Тюменским ханством. Столица мусульманского татарского государства находилась недалеко от центральной части нынешнего Тобольска. Татары и сегодня компактно населяют целые районы области и составляют самое крупное в регионе меньшинство. Здесь мог бы сложиться своего рода внутренний сибирский Татарстан, но, как говорится, не пришлось.

Ислам – это как бы запрятанная история Западной Сибири. Эта изнанка, оборотная сторона сегодняшней жизни региона. Впрочем, такая ситуация характерна для всей страны в целом, Тюменская область здесь не исключение.

И винить в этом мусульмане должны, прежде всего, сами себя. Ведь никому, кроме нас самих, по большому счету, не интересно, где находился Искер и что было в Тюменской области до присоединения ее Ермаком к Московскому государству.

Тюменские мусульмане разрозненны, у них, несмотря на мощный ресурс и укоренение (само слово "Тюмень" имеет тюркские корни), не сложилось сколько-нибудь влиятельного лобби. В результате они не смогли не только вернуть себе историческое здание соборной мечети, находившейся в центре города, но даже сохранить его. Здание было снесено. Сейчас там платная стоянка и элитная недвижимость.

В свое время власти обещали одному из муфтиятов за отказ от претензий на здание мечети участок земли, но и того нет.

Во глубине мусульманских смут

В регионе сохраняется уникальная даже для России ситуация с мусульманской разрозненностью. Действуют аж три централизованные структуры: относящиеся к Совету муфтиев - Тюменский казыят ДУМАЧР и независимое Духовное управление (изначально они были вместе, но потом разошлись) - и отделение ЦДУМ. Если же брать ХМАО и ЯНАО, то уровень раскола возрастает в разы.

При этом их реальный контроль за мусульманской жизнью весьма посредственный. Принадлежность к тому или иному муфтияту или казыяту совсем не означает, что община будет обязательно следовать официальному курсу "материнской" структуры. Скорее, регистрация под чьей-либо крышей делается для удобства, из число прагматических соображений.

Так, в составе ЦДУМ в ХМАО, считающегося оплотом т.н. "традиционного Ислама", есть самые что ни на есть салафитские общины. А в считающемся салафитским ДУМ Тюменской области есть ярко выраженные суфийские общины мюридов дагестанского шейха Саида-афанди Ацаева. Последние, охватывающие порой целые села, при этом предпочли войти в ДУМТО, а не в структуру ЦДУМ.

На ЦДУМ вообще хотелось бы остановиться отдельно. Многие деятели и пропагандисты любят рассуждать о "традиционности" и "правильности" этой структуры и хвалят ее "антиваххабитские" инициативы. Однако как-то обходится стороной, что в управлении есть целые региональные муфтияты и общины, которые возглавляются выпускниками "ваххабитских" саудовских вузов и даже печально знаменитого челнинского "Юлдуз".

В СМР же, который обвиняется порой в "ваххабизме", есть вполне "традиционные" (вернее – реакционные) руководители, которые по какому-то стечению обстоятельств оказались в этой, а не в соперничающих структурах.

Так что, принадлежность к муфтияту – еще ни о чем не говорит. Надо зреть в корень.

Юго-западно-сибирская культура

Тюменцы любят шутить насчет выражения "Юг Западной Сибири". Во-первых, Сибирь как-то с Западом ассоциируется плохо, все-таки регион для обывателя - глухой Восток. Потом Юг – опять Сибирь, прежде всего, вызывает в памяти не южные, а северные мотивы.

Тем не менее, Тюменская область – это, действительно, Юг Западной Сибири. В этом регионе, как и во всей Азиатской России, сложилась своя модель российской культуры. Суровые условия, просторы, удаленность от центра, небольшое население накладывает свой отпечаток и на местных мусульман. Складывающийся в Западной Сибири некий культурный сепаратизм стимулируется отсутствием в России реального федерализма.

При этом регион остается буферной зоной. Это транзитная зона – с Запада на Восток и обратно. Мусульманская жизнь и культура в Тюменской области соответствующие. Через этот край дуют ветры из Европейской части в менее развитую в плане Ислама Азиатскую Россию. Кое-что не проходит дальше и, трансформируясь, оседает в буферной зоне.

В целом, мусульманская жизнь в регионе на общем российском фоне достаточно активна. Все-таки сказывается фактор глубокой истории Ислама, а также наличие большого числа активистов.

Тюменские мусульмане

При всех проблемах регион богат теми мусульманами, на ком все реально держится. Такие люди – соль земли. Я не говорю об официальных лидерах, а об энтузиастах и подвижниках Ислама и татарской культуры.

Нам встретилась женщина, которая в одиночку пытается спасти разваливающуюся мечеть в отделенном татарском селе. Сама она не соблюдает всех требований Ислама, но переживает за то наследие, которое достанется детям.

Познакомившись с семьей главы Казыята Фатыха Гарифуллина, его братом и сестрой – учеными и подвижниками, мой арабский коллега назвал их "лучшими людьми на Земле". Чуть помолчав, он уточнил: "Я имею в виду, что это настоящие люди, а не машины".

Хочется также вспомнить журналиста и историка Калиля Кабдульвахитова – человека неутомимой энергии. Роль этой, как говорится, личности в истории современной мусульманской общины Западной Сибири трудно переоценить. Он проводник новых идей, практик и идеолог.

Но, к сожалению, пока этого мало, чтобы мусульмане стали играть реальную роль в области. По сей день публичные воспоминания об их истории и государственности вызывают лишь упреки в сепаратизме и экстремизме. Правда, исламской общине пока удается противодействовать установке в центре Тюмени памятника Ермаку.

Чтобы усилиться западно-сибирским мусульманам, наверное, стоит искать союза с финно-угорскими народами региона. Они естественные союзники, которые вместе могли бы составить хоть какую-то силу.



2 комментариев


  1. тажиев ахмет
    (17.03.2011 15:29) #
    0

    кто этому писаке дал право до токой степени принижать религию АЛЛАХА жителей-МУСУЛЬМАН ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ.И СРАВНИВАТЬ НАС С ЖИТЕЛЯМИ ГЕТТО И ОБЗЫВАТЬ МАРГИНАЛАМИ?извинись!

  2. гость
    (27.03.2011 16:02) #
    0

    Такая же судьба ожидает и мусульман Татарстана, с его "традиционным исламом".