Какое будущее у Ислама в России?

Если грубо и коротко ответить на вопрос, существует ли будущее у Ислама в России, то скорее да, чем нет. Хотя бы по той простой причине, что мусульмане в нашей стране есть, их количество растет, и они отсюда никуда не денутся. Ислам в российском государстве за многие века своей истории переживал и куда более суровые времена, чем сейчас.

Другое дело, каким будет это будущее. Чтобы по сравнению с нынешней ситуацией произошли изменения к лучшему, мусульманскому сообществу необходимо в наступившем десятилетии решить ряд принципиальных вопросов. Без этого исторический шанс на то, чтобы Ислам на просторах Северной Евразии взял новую планку, может быть упущен. А это, с мусульманской точки зрения, уже будет безответственностью перед Самим Богом.

Перспективы


По данным фонда Карнеги, в результате миграционных и демографических процессов к 2030 году доля населения, так или иначе относящегося к Исламу, в России достигнет половины. Только подумать: всего лишь через каких-то двадцать лет каждый второй в нашей стране, как полагают некоторые серьезные эксперты, будет мусульманином.

Если исходить из того, что эти выводы преувеличены, то даже треть мусульманского населения через 15-20 лет - это очень серьезно. А если учесть идущий в мире последние 20-30 лет процесс исламского пробуждения, то ситуация выглядит еще более впечатляющей. Умма пробуждается от почти трехсотлетнего сна и стагнации, это касается российской ее части, как и любой другой.

Это устойчивые тренды. Все это в равной мере касается перспектив Ислама как в нынешнем российском государстве, так и - если на его месте возникнет какой-то иной политический порядок - в новом государственном образовании или образованиях. Как пишет исламовед Алексей Малашенко, расширение и углубление влияния Ислама отмечается на территории России последние два десятилетия, и нет оснований думать, что что-то кардинально поменяется. Объективно поезд истории везет мусульман и их религию в России к будущему, которое может их порадовать. Но вместе с тем, как говорится, радоваться рано – перспективами надо еще суметь воспользоваться.

Угрозы

На мусульманах России лежит огромнейшая ответственность как за развитие Ислама, так и за будущее страны в целом. Миграция и снижение численности коренного населения – колоссальный вызов, который может как способствовать повышению статуса Ислама в России, так и совсем наоборот.

Прогнозы типа того, что дает Карнеги, должны вызывать в нас не эйфорию, а трезвую ответственность. Проблема в том, что из себя будет представлять эта мусульманская половина или треть России, насколько мы действительно будем соответствовать тому типу личности, который превозносит Всевышний в Коране.

Если Россию наводнят десятки миллионов Ахмедов, Рустамов, Магомедов и прочих, которые, грубо говоря, будут вспоминать о своем мусульманстве только в редкие минуты похмелья и смотреть на окружающее население и его имущество как на объект добычи, нас ждут колоссальные проблемы на почве миграции, межнациональных и межрелигиозных отношений. Тогда много раз право ЦРУ, предрекающее России огромные сложности из-за мусульманских приезжих. И неизвестно, чем это все еще закончится.

У конвертации приведенных перспектив в реальные достижения есть еще два блока других угроз. Первые - изоляционизм и «джихадизм». Маловероятно, что они станут доминировать, но изрядно попортить нервы и отнять силы могут легко. Не думаю, что большинством российских мусульман вдруг овладеют изоляционистские настроения, выражающиеся в стремлении отгородиться от мира куфра (неверия) политической стеной в виде отдельного государства или квазигосударства-гетто.

В первую очередь, это невозможно, так как в современном мире отнюдь не гарантируется сохранность от внешнего вскрытия любого, даже самого закрытого режима. Во-вторых, мусульмане разбросаны по всей стране и не собираются стекаться в «отдельно взятое государство победившего Шариата». От современности не скроешься, и все равно, в конце концов, придется строить исламскую жизнь в мире, где спрятаться от чуждого влияния нельзя в принципе.

«Джихадизм» же - с его простыми ответами на самые сложные вопросы, с вульгарными рецептами борьбы «за все хорошее против всего плохого» - будет и дальше вызывать тревогу, соблазняя молодых романтиков-радикалов. Но со временем к здравому рассудку, который подсказывает обманчивость утопии, неизбежно превращающей все в подобие даже не Афганистана, а Сомали, прибавится и богословски четкая, обоснованная альтернатива «созидательного джихада».

Крайности самого разного толка дозировано, наверное, могут быть даже полезны, так как они мобилизуют, не дают застаиваться и скатиться в конформизм, подталкивают развитие. Но, упаси Аллах, они не должны доминировать.

Второе – это комплекс проблем, если можно так выразиться, технического характера, связанных с совершенствованием российского мусульманского сообщества и его способностей реагировать на новые вызовы.


Задачи

Под периодом чисто религиозно-духовного возрождения Ислама в России, думаю, в этом году можно поставить черту. Мечети более-менее функционируют, медресе и мектебы обучают. Проблемы научиться совершать намаз и толком узнать то, что нарушает пост, как это было еще лет 8-10 назад, сегодня нет. На новом этапе российские мусульмане должны решить ряд задач, без чего все вышеприведенные перспективы пройдут мимо них.

Уммастроительство. На мой взгляд, сейчас мы наблюдаем рождение из сырой и разрозненной массы верующих настоящей уммы - единого сообщества, связанного различными институтами жизнедеятельности (религиозными, образовательными, правовыми, политическими, медицинскими, экономическими и т.п.). Проблема только в том, насколько это затянется и закончится ли успехом. Без обретения мусульманами настоящей субъектности развития Ислам не получит.

Модернизация институтов. Не только духовные управления мусульман, но и вообще практически все институты мусульман России не отвечают запросам времени, если брать за критерий реальные стандарты. 20 лет религиозной свободы дали нам возможность сосредоточиться и заложить основы возрождения. Сегодня требуются новые подходы, которые диктуют задачи обновления и развития в XXI в.

Мусульманские организации должны развивать диалог с мусульманской, и не только, интеллигенцией, активнее привлекать к работе молодежь и активистов, задействовать свои ресурсы в области социального служения, общественной и научной деятельности, культуры и просвещения. Для улучшения качества работы мусульманских структур необходимо вести гражданское просвещение – осваивать соответствующие навыки и технологии, готовить квалифицированные кадры, способные, опираясь на российское законодательство и мусульманские моральные нормы, грамотно и эффективно налаживать работу на благо всего общества. Созидательный джихад, усердие на благо уммы в этом направлении – главная задача сегодня.

Наш джихад, наше созидательное усердие, усилия и самоотдача сегодня должны быть направлены на формирование современной, образованной, высококультурной российской общины мусульман, способной нести ответственность и приносить пользу окружающим и своей Родине, и являть собой пример нравственности и успеха в решении проблем, которые разъедают страну.

Миграция. Проблема в чем? Количество мусульман за счет миграции растет, а технологий, как это количество переводить в качество, нет. Духовные управления худо-бедно справляются с внутренними проблемами. А через 10 лет половину мусульман России будут составлять мигранты, то есть наваливается еще более крупный блок сложностей, чем все предыдущие. Сомневаюсь, что муфтияты в нынешнем виде смогут решить задачу адаптации приезжих в российскую умму, если даже внутри себя толком не в силах разобраться.

Спрашивать же в первую очередь будут с нас. Скажут: «Это ваши понаехали! Почему вы с ними не работаете? Почему они тут набедокурили? Почему они русского языка не знают?»

В исламской среде России распространено мнение, что миграцию надо обязательно поддерживать, т. к. в стране в результате нее становится больше мусульман. Это стало чуть ли не аксиомой. Между тем к данной позиции есть масса замечаний.

Во-первых, количество – далеко еще не качество.

Во-вторых, скажем прямо: российская умма переживает болезни роста. Она разобщена, не сформированы базовые институты, грамотность и исламская сознательность низки, собственное оригинальное мировоззрение только появляется. А тут еще перед нами возникает такая проблема, с которой не знает что делать все государство в целом. Это значительно усложняет процесс становления Ислама в России. Миграционный фактор уже дает о себе знать во многих общинах, причем зачастую не самым лучшим образом.

В-третьих. В конце концов, в Исламе нет принципа «он с нашего двора». Согласно Корану, надо поддерживать кого-либо или что-либо исходя из принципа справедливости, а не из каких-то личных или корпоративных интересов, защищая кого-то только потому, что он называется мусульманином, но ведет себя непотребно. Аллах прямо говорит, что мы должны быть поборниками справедливости, если придется даже свидетельствовать против самих себя.

В-четвертых, надо понимать, что окружающие уже судят об Исламе по мигрантам. Складывается стереотип, что это религия «приезжих» со всеми проблемами неграмотности, неустроенности, нищеты, криминала и проч. Не надо даже объяснять, что это мешает дава’ату (религиозному призыву) и исправлению ложных представлений об Исламе, порождает исламофобию.

Есть, конечно, шанс повысить статус Ислама в России в результате миграционных процессов. Для этого, как минимум, столь разным группам надо объединиться и сформировать эффективные институты работы на благо не только своей общины (в том числе по интеграции приезжающих), но и всех россиян, вне зависимости от их религиозных убеждений.

Легко сказать, всего несколько слов, - но крайне сложно претворить в жизнь. Будем честны: перед нами стоит задача колоссальной сложности, учитывая низкий уровень элементарной политической культуры, отсутствие какой-то общемусульманской идеологической платформы и массированное противодействие.


Дар ут-татар и дар уль-Кавказ. Помимо внутренних разделений внутри мусульман волго-уральского (дар ут-татар) и северокавказского (дар уль-Кавказ) пространства, существует колоссальный пробел между двумя этими сообществами. Зачастую они развиваются параллельно, и есть опасность, что они в итоге составят не одну умму, а две, значительно отличающиеся друг от друга, - особенно если события на Северном Кавказе пойдут по самому худшему сценарию.

Богословское обоснование. Сколько бы ни говорили и ни писали «светские» исламские мыслители с их в большей степени рациональными доводами, окончательное воздействие на массы верующих имеет слово улема (богослова). Поэтому без глубокого и детального шариатского обоснования возможности адаптации Ислама в современном российском государстве мусульмане будут постоянно наступать на одни и те же грабли в виде мешающих нормальному развитию доводов тех, кто не видит у Ислама будущего в России.

Политическое участие. В конце концов, думаю, в России появится в каких-то формах нечто вроде лобби, какого-то центра, выражающего согласованную мусульманскую позицию. Столь разные народы, группы, деятели могут сойтись только на платформе Ислама, общемусульманской культуры, общего исторического наследия и общего видения будущего, которое вытекает из общности их религиозного происхождения. Больше их - например, Северный Кавказ и Урало-Поволжье - по большому счету ничего не связывает.

Такую функцию должна выполнять структура вроде Конгресса российских мусульман, политического лоббистского представительства уммы на высшем уровне государства. Не обязательно это должны быть люди глубоко религиозные, но обязательно - если так можно не совсем корректно выразиться – «патриоты уммы», «патриоты Ислама в России».

Речь идет о главах и элитах мусульманских регионов Северного Кавказа и Поволжья, которые всегда по объективным причинам будут стремиться сдержать давление центра, некоторых федеральных и региональных группах влияния, среднем, мелком и крупном, даже очень крупном, бизнесе (в числе 100 самых богатых людей РФ немало мусульман), «официальном духовенстве», общественных объединениях, деятелях культуры, науки, искусства, спорта и т.д. – всех искренне, и пусть даже прагматично, связывающих свою судьбу с Исламом, с уммой.

Но такого Конгресса нет, и неизвестно когда появится. Поэтому консолидация в наших условиях уже пошла по линии духовных управлений мусульман, что, исходя из российских реалий, характера нашего государства, генезиса государственно-исламских отношений, вполне, кстати, закономерно.

Идеология общероссийского политического участия. Идеологией, с которой мусульмане могли бы выйти на общероссийский уровень, может стать сочетание социал-федерализма (социальная справедливость, социальное, демократическое государство плюс защита федерализма, развитие регионов, преодоление уродливой российской централизации всего и вся в Москве) и общемусульманских морально-культурных ценностей, которые в равной степени адресованы и открыты всем людям, вне зависимости от вероисповедания. Это нечто вроде российского идеологического аналога турецкой Партии справедливости и развития Тайипа Эрдогана.

Выстраивание отношений с российским государством и окружающим обществом. Это требует взаимного движения навстречу друг другу.

Мусульмане должны изжить психологию гетто. Ислам адресован всему населению России, и, соответственно, нужно вносить свой вклад в общее дело, улучшать жизнь, помогать решать проблемы всех окружающих. Ислам не должен пониматься как специфическая идеологическая надстройка над базисом – этноконфессиональными, имущественными, корпоративными интересами.

С другой стороны, необходимо признание со стороны государства и всего общества той роли Ислама и мусульман в нашей стране, которая в полной мере соответствует их вкладу в строительство общего дома. Сюда же следует отнести отказ от исламофобии и создание механизмов включения потенциала российских мусульман в решение основных проблем государства.

Реально это проблема государственной важности. Чем быстрее мы это поймем, тем лучше. Необходимо сегодня начать заниматься этим вопросом, иначе завтра он сам встанет ребром – любое развитие натолкнется на проблему идентичности России, на неизлеченные болезни многомиллионного, постоянно увеличивающегося сообщества страны. Для решения «исламского вопроса» требуется если не нацпроект, то нацпрограмма - точно. Одними приглашениями муфтиев и выделением средств на мечети тут не обойтись. Слишком глубоки раны и трещины. Проблемы копились, загонялись внутрь и замалчивались даже не десятки, а сотни лет.

Другими словами, развитие упирается в проблему исторического окончательного примирения «российского» и «исламского». Ни мусульманин в России не должен чувствовать себя чуждым, ни Россия не должна ощущать отторжения от Ислама и мусульман. Стихийно этот процесс идет, но, безусловно, особенно у нас этот вопрос и дальше будет оставаться подвешенным в воздухе без легитимизирующего участия государства.



0 комментариев