Северная Осетия: плацдарм или форпост?

Распространение влияния России на Кавказ начиналось не с восстания в Чечне и Дагестане, а с освоения территорий, на которых сегодня располагается Северная Осетия. С укрепления Кизлярско – Моздокской линии, с крепости Владикавказ. Это плацдарм для дальнейших действий на восточном и южном направлении Северо-Кавказского региона.

Но если раньше эти земли были новоприобретенной окраиной Российской империи, то теперь они являются фундаментом обороны южных рубежей России и более того, одним из факторов целостности самого Государства. Северная Осетия в этих исторических событиях занимала и занимает важное геополитическое значение.

Потому, этот регион исторически является ключевым во многих процессах. Часто его называют форпостом России на Кавказе. Таким же значимым этот регион является и для российского Ислама, потому как это единственная на Северном Кавказе республика с преобладающим православным населением, и оттого будет ли здесь гражданский мир и взаимопонимание между конфессиями, зависит стабильность всего региона, положение Ислама на Северном Кавказе и даже в России.

Несмотря на серьезные потрясения в религиозном поле этой республики последних лет, мусульманской общине удается сохранить баланс взаимоотношений с различными частями осетинского общества. Не участвуют жители этой республики и в гражданском противостоянии на Северном Кавказе, не принимают участия в незаконных вооруженных формированиях, а возникающие проблемы с представителями силового блока пытаются разрешить путем прямых коммуникаций.

Потому многие исследователи видят в установившихся здесь социально-конфессиональных отношениях пример интересный для изучения и применения практического опыта от этой работы в других регионах страны.

Недавняя он-лайн конференция с сопредседателем Совета Муфтиев России, муфтием РСО-Алания Хаджимуратом Гацаловым вызвала большой интерес у читателей и оживленную дискуссию. Потому Информационно-аналитический канал «Ансар» решил вернуться к наиболее острым вопросам в интервью с муфтием этой республики.

- Ассаламу алейкум, Хаджимурат Харумович! Как Вы опишите ситуацию с Исламом в Северной Осетии? СМИ и эксперты подают информацию настолько разнополярно, что близко не знакомому с положением дел, сложно во всем этом найти истину.

- Уа алейкум ассалам уа рахматуЛлахи уа баракату!

Община республики стабильна и не вызывает всплеска тех эмоции и инсинуаций, которые порой появляются в СМИ. На данный момент в общинах районов и в г. Владикавказе, благодаря работе имамов, председателей общин, сложилась доброжелательная и можно сказать рабочая обстановка.

Регулярные уроки, занятия по повышению уровня религиозных знаний, социально-общественные мероприятия, приносят свои плоды. Если человек занят повышением своего уровня знаний, занят делом приносящим пользу общине, обществу, то он сам получает позитивный заряд и удовлетворение от этого процесса.

Серьезный вопрос - преемственность поколений как фундамент стабильности общественных отношений. Ему мы уделяем соответственное, повышенное внимание. К сожалению, активность людей старшего поколения менее выражена в количественных пропорциях, и мы стараемся усилить их участие. Одно их присутствие на мероприятиях производит дополнительный эффект и влияние на общую атмосферу, что неоценимо.

Конечно не во всех общинах республики такая активность и отдача. Зависит от активности самих имамов и совета общины. Это и проблема нехватки кадров. Общую картину нивелировать не хотелось бы, поэтому представителей активных общин стараемся включить в работу более слабых общин. Это будни, ежедневная работа, а общие республиканские мероприятия проходят довольно ярко, с заданным перспективным импульсом на следующие дела.

Те моменты, о которых пишут, иногда и говорят – опасность ислама, радикализм и т.п., не имеют места. Мусульмане такие же люди, такие же патриоты и обвинять их, исходя из позиции что, «может быть» или «возможно», подозревать в каких–то скрытых намерениях глупо и провокационно. Обвинять, человека рядом живущего, в чем-то, только из-за своей личной нетерпимости, а затем говорить о толерантности, консолидации – лицемерие.

Подозревать соседа в несуществующих или возможных проблемах, из-за того, что он религиозен, из-за того, что он покланяется Всевышнему – Богоборчество. Беда нашего общества, что многие этого не понимают. Те деятели кто пишет о ситуации в Осетии, настолько далеки от истины, что невольно задумываешься о преднамеренности искажения информации. Чем хуже, тем лучше. А когда «писец» или информатор не удосуживается проверить информацию, конкретно касающуюся этих людей, то заданный вектор понятен. Кому-то очень не нравится стабильность ситуации в Осетии, и они капают ядом, капля за каплей. В надежде, что хоть кто-нибудь и отравится.

- Расскажите, как идет следствие убийства Вашего заместителя, Дударова Ибрагима?

-К большому сожалению, ничего нового. Эта информация должна исходить от следствия. Прошло более четырех месяцев, но информации нет. Мы сегодня знаем не более чем в день убийства. Вроде бы проверенны все мусульмане, в том числе и сотрудники ДУМ, обыскано жилье Ибрагима, квартира его матери, с приборами – газоанализаторами, что или кого искали непонятно. Но не за что зацепиться! Может быть, теперь стоит начать поиск настоящих убийц?

Но видно такое положение дел устраивает всех: тех, кто занимается розыском, тех, кто их курирует и тех, кто должен осуществлять надзор. Разве не многозначителен тот факт, что с первых минут трагедии никто не ставил вопрос, за что убили Имама? Нет, вопрос был в том, кто убил Имама? За что - было ясно всем, кроме следственной группы. Именно она уводила внимание в сторону бытовухи, разборок, хаджа и т.п. Уводила, лучше других, осознавая причину случившегося, но при этом всеми силами стараясь хоть как-то сделать погибшего соучастником трагедии.

Я вынужден заявить, впредь, если еще с кем-то случится подобное, в том числе и со мной, то организаторов этих действий надо искать среди тех, кто противодействует Исламу в Осетии, Исламу, а не радикализму. Я говорю не о безопасности, нам ее никто и не обещает, мы привыкли и полагаемся только на Наилучшего из Покровителей! Это информация к размышлению.

- Вы говорите о ком-то конкретно?

- К сожалению, конкретно сказать не можем. Только догадываемся и только предполагаем. Но эти догадки и предположения основаны не на эмоциях, а на анализе ситуаций, в которых регулярно оказывается мусульманская община республики. Я уже озвучивал наиболее резонансные, в том числе и угрозы в телеэфире, которые нельзя осуществить без, скажем так, страховки.«Расследование» убийства имама - наглядная иллюстрация наших предположений.

- После убийства Дударова ряд авторов рассматривали ситуацию возможного раскола в общине? Для подобных заявлений имелись основания?

- Откуда информация? От тех же, желающих отвлечь внимание от следствия. От желания дестабилизировать обстановку, раскачать общину и так далее. Я на это уже отвечал комментариями в он-лайн конференции, на сайте вашего портала и не хотелось бы повторяться. Тем более что община за это время только сплотилась.

- А каково отношение региональной власти, силовых структур, а также общественных организаций к мусульманским общинам Северной Осетии?

- Отношение государственного аппарата, республиканской власти, представителей Парламента, исполнительных органов, общественных организаций, нормальное и конструктивное. К Духовному Управлению и общинам в районах уделяется должное, и я бы сказал, уважительное внимание, не преувеличивая можно назвать отношения доброжелательными.

Представители министерства по делам национальностей, министерство юстиции, министерство социального обеспечения, министерство образования, начиная с министров доступныи мгновенно реагируют на наши обращения, предложения. Представители Духовного Управления Мусульман являются членами общественных советов этих ведомств.

С общественными организациями такая же картина: деловые, товарищеские отношения. Можете подумать, что я ретуширую, но у нас в республике именно такая обстановка. Есть, конечно, в человеческом ряду разные лица и другое отношение, но это скорее исключения.

- Как это можно соотнести с информационным негативом в медиа-пространстве, и в частности, с Вашим недавним обращением на Общественном Совете министерства по делам национальностей?

- Несоответствия и разночтений в том, что я говорил на Совете и в том, что говорю вам - нет. Ситуация с республиканской властью и с общественными организациями именно такая как я озвучиваю. Обратная сторона медали, отношения с правоохранительным блоком. Конкретно я кого-то выделить не могу, кто-то мешает, кто-то противодействует, кто-то, молча, взирает на нарушение законности.

Обвинения в «агрессивной миссионерской деятельности», само по себе очень интересное определение! В том, что мы пропагандируем здоровый образ жизни, они находят пропаганду Ислама. Так что в этом плохого? Надуманные подозрения в якобы возможных проявлениях экстремизма, радикализма. Поэтому и было обращение к представителям общества, среди которого мы живем и с кем трудимся. Надоело состояние постоянно подозреваемого и обвиняемого. Я думаю, общественность сможет правильно расставить акценты.

Проблема состоит из двух частей: первое - мы практикуем Ислам – и это для них уже сильное подозрение в неблагонадежности. Только не ясно к кому и кем? И второе - то, что у нас при этом относительно спокойно.

- В интернете регулярно появляется информация о работе ДУМ с мусульманской молодежью. Осуществляются ли иные направления и связи с молодежью, которая вне Ислама и вообще вне религии?

- Одна из главнейших наших задач – просвещение. Повышение уровня знаний мусульман и повышение религиозной культуры всего общества. Мы стараемся это делать в том объеме, который возможен, исходя из кадрового потенциала, на площадях наших мечетей и в здании ДУМ. Все остальные мероприятия мы проводим совместно с общественностью республики, людьми любых мировоззрений и без возрастных ограничений.

Кроме празднования Курбан-байрама и Ураза-байрама, которые являются религиозными мероприятиями, и куда мы тоже приглашаем все общественные организации, представителей властных структур, и они все отзываются, остальные мероприятия социально-общественной направленности. Этапы эстафеты мира и братства, спартакиады, «Своя игра», субботники, шефство, уборка кладбищ и многое другое, проводится молодыми людьми, в том числе студенчеством республики. У нас нет разделения молодежи ни в сотворении благого, ни в порицании недозволенного.

В такие минуты молодежь сближается, осознает свою ответственность за этот мир и понимает, что разность мировоззрений и взглядов не разделяют общество, а дополняют колоритом мыслей, идей, созиданием.

- В последнее время российские СМИ много пишут о Сирии. В некоторых публикациях Северная Осетия упоминалась, как поставщик «пушечного мяса», а Духовное Управление чуть ли не организатором транзита боевиков в эту арабскую республику. С чем Вы это увязываете и как прокомментируете?

- Эту ситуацию я уже анализировал, и она так же была размещена у вас на портале. Если коротко, то некие силы в Осетии, а именно отсюда идет выброс информации в СМИ, не хотят стабильного, существующего состояния общества и имитируют бурную деятельность борьбы с радикализмом. Отсутствие радикализма и базы для этого, их не смущает. Более того, они стараются своими действиями радикализировать среду, как в оправдание или для подтверждения необходимости таких действий.

Они запускают информацию, чтобы задать в умах общества нужный вектор и затем сами приводят эту же информацию, как доказательство. Причем сами упоминают лишь двоих уроженцев Осетии из 250-ти воюющих на стороне оппозиции российских граждан, но в «поставке пушечного мяса», то есть в организации трафика, обвиняют ДУМ РСО–А. Абсурд? Нет. Идет последовательная реализация программы по дискредитации Ислама в Осетии. Трудно убедить общество в том, чего нет. Но как говорят: «вода камень точит». Чем больше такого материала и слухов, тем больше возможности для появления сомнений.

- Количество обучающихся в исламских ВУЗах из Северной Осетии ничтожно мало, на фоне общероссийской статистики, но ведь в материалах, о которых идет речь, упоминаются конкретные имена студентов из Вашей общины? С чем связан такой адресный интерес?

-Только, как подтверждение моих слов. Идет направленная дискредитация Ислама, - то, что я называю Богоборчеством. Само подозрение людей в возможной идеологической диверсии, только на том основании, что они учатся за рубежом, показывают всю полноту несостоятельности этих домыслов. Да, и пропорции всего контингента учащихся по отношению к студентам из Осетии, говорит о четкой направленности информационной агрессии.

В Мекке учатся двое студентов, в Медине - шесть, в Египте не более пятнадцати. Где же те сотни, которыми пугают? Все это, и недостоверность многих фактов в этих публикациях не оставляет сомнений в серьезных прорехах моральной системы организаторов. Это и опасно, для таких людей категория понятий как совесть или просто принцип презумпции невиновности не являются барьером на пути реализации своих замыслов. Вероятно, и причины гибели имама и затягивание расследования дел кроются именно в этом.

- Исследователи часто спекулируют на статистике количества осетин-мусульман в республике, на их субэтническом составе. Скажите, так кого же больше, дигорцев или иронцев среди последователей Ислама и как они уживаются с другими субэтническими группами, например кударцами, являющимися православными?

- Это навязанный стереотип, или миф, как говорит наш уважаемый, авторитетный историк Руслан Бзаров. Возьмите документы из истории Осетии, будь-то 19-20 века, все военные истории России и СССР, там нет упоминаний осетин по ущельным признакам. Начало этого негативного процесса разделения нации и противопоставления одних другим было положено в 60-70-ые годы, а апофеозом этого явления было время распада Союза.

Как импульс всех темных явлений, что мы и видели в лихие 90-ые. Потом это сошло на «нет». Народ против, так что его раздражители, в купе с внутренней пятой колонной, не имели успеха. Конфессионального разделения тоже не было. Мусульмане были среди дигорцев и среди иронцев. Жителей Южной Осетии ислам коснулся в меньшей мере. Сегодня на этот факт указывают только отчества или имена дедов и прадедов. В Северной Осетии в 17, 18, 19 веках мусульман было больше среди иронцев. Всего же, в те времена мусульман в Осетии было достаточно для того, чтобы первые десять генералов осетин, царского времени, были указаны как магометане, и конечно без определения ущельной принадлежности.

Сегодня мусульмане есть среди дигорцев, среди иронцев и меньше среди кударцев, хотя последнее понятие не корректное, потому, что кударцами являются жители только одного - Кударского ущелья. Никакого противостояния в Осетии не было, и нет, и думаю, не будет. Как бы кому не хотелось.

- Спасибо за то, что в очередной раз уделили нам время. Благодарим за интервью.

- И Вы примите мои добрые пожелания к вашим намерениям, показать ситуацию как она есть – объективно, всесторонне и глубоко, в любом деле и любом регионе. Не очень верится в объективность и добрые помыслы автора, если он не знает ситуацию на месте, не выезжает или не связывается с субъектами происходящего. Такие и дают негативную перспективу любому процессу, банально путая географию и историю проживания народов. Один из таких провидцев поселил балкарцев в своем опусе, вдоль трассы Моздок-Владикавказ, видно считая себя серьезным аналитиком и непогрешимым специалистом.

Мне жаль всех этих людей, не знающих простой истины. «Мы все от Аллаха и к нему будем возвращены». Отвечать придется за каждое сказанное и написанное слово, и скверно будет место их пребывания.

Беседовали Ибрагим Бурханов и Мухаммад Туаев



6 комментариев


  1. (03.05.2013 21:25) #
    2

    Если бы силовикам было выгодно найти убийцу, они давно бы уже нашли. А так у них нет виноватого, поэтому можно обвинить кого угодно и когда угодно!

    • (03.05.2013 22:48) #
      3

      выгодно? Выгода у них измеряется количеством звезд и бабла в виде премий. А какую премию дадут за то, что они признаются в том, что это сделали они?

  2. (04.05.2013 19:41) #
    1

    "Сегодня мусульмане есть среди дигорцев, среди иронцев и меньше среди кударцев, хотя последнее понятие не корректное, потому, что кударцами являются жители только одного - Кударского ущелья."

    Очень даже корректное название. Для жителей Северной Осетии все южные осетины считаются кударцами, т.к их больше, чем все остальные южанцы(чсанцы и туальцы) вместе взятые. Раньше в научной среде и в быту их всех называли - туальцами, хотя среди них были кударцы и чсанцы. Количество играет определенную роль...
    Хорошо если бы и южане официально оформили свои два основных диалекта: кударский (западная часть южной осетии) и чсанский (восточная часть). Тогда бы всякая путаница прекратилась.
    Напомним, что в Северной Осетии осетинский язык официально представлен двумя диалектами: дигорским - западная часть Северной Осетии, и иронским - восточная часть.

  3. (04.05.2013 21:33) #
    2

    Что касается Ислама, это наша религия и религия наших отцов. В Исламе возрождение нашего народа. Быть мусульманином это наш долг перед Создателем, Который сотворил нас и тех кто был до нас, чтобы испытать, кто же из нас лучше по деяниям. Обо всем этом сказано в Священном Коране.
    Убийство Дударова, "Фиагдонский минарет" и многое другое показало, что борьба против Ислама и мусульман в Осетии не прекращается.
    Просим Аллаха о помощи и содействие в делах укрепления Его Религии в наших сердцах и на нашей земле. И чтобы мы успешно прошли все испытания.