Примирение в Гудермесе

Не успели утихнуть дискуссии по поводу очередной инициативы Рамзана Кадырова о необходимости отказа от слова «президент» в именовании глав национально-территориальных образований в составе РФ, как из Чечни пришла другая новость. 22 августа 2010 года в Гудермесе Иса Ямадаев встретился с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым. Между тем, в отличие от предыдущей кадыровской инициативы, несущей на себе известный налет пиара, встреча пока еще президента Чечни с Исой Ямадаевым имеет для российского Северного Кавказа (и не только для него одного) намного более серьезное значение.

Иса Ямадаев - представитель семьи, которая в течение определенного времени рассматривалась, как в республике, так и за ее пределами в качестве оппонентов региональной власти. Притом, что с федеральной властью представители семьи не конфликтовали, начиная с ноября 1999 года (когда они перешли на сторону российской власти в ее противоборстве с чеченскими сепаратистами). Напротив, начиная с 1999 года, Ямадаевы были в почете у Москвы. Именно они и их сторонники составили костяк батальона «Восток» (подразделение в составе 291-го мотострелкового полка 42-й гвардейской дивизии Минобороны РФ).

До мая 2008 года брат Исы Ямадаева Сулим командовал им, а в ходе «пятидневной войны» с Грузией это подразделение неплохо зарекомендовало себя в Южной Осетии. Другой представитель семьи Руслан Ямадаев был депутатом от «партии власти» в Госдуме четвертого созыва (2003-2007). Однако в апреле 2008 года после того, как в центре Гудермеса произошло «политическое ДТП», копившиеся противоречия между президентом Чечни и братьями Ямадаевыми вышли на публичный уровень. Между тем, во время тогдашнего «дорожного конфликта» (когда два кортежа вступили в дискуссию о праве первого проезда) Рамзан Кадыров четко продемонстрировал «городу и миру», кто в доме хозяин. Напомню, что тогда силам, подконтрольным президенту Чечни удалось блокировать базу батальона «Восток» (то есть подразделения федеральной структуры) и фактически принудить своих оппонентов к сдаче позиций. После этого Кадыров обвинил Ямадаевых в причастности к целому ряду криминальных деяний (против некоторых представителей семьи были заведены уголовные дела).

Затем история Ямадаевых и вовсе приобретает отчетливый детективный оттенок. В результате огнестрельного ранения в центре Москвы 24 сентября 2008 года погиб Руслан Ямадаев, а 28 марта 2009 года покушение было совершено на Сулима Ямадаева, оказавшегося к тому времени в Объединенных Арабских Эмиратах. Впоследствии в СМИ появилось немало версий относительно возможных мотивов, заказчиков и исполнителей убийств. Сам герой последних дней Иса Ямадаев становился объектом для покушений 28 июня 2009 и 1 ноября 2009 года. В ноябре прошлого года он даже обратился с открытым письмом к президенту РФ Дмитрию Медведеву с просьбой защитить его жизнь. Похоже, что вопрос о гарантиях личной безопасности Исы Ямадаева решен другим президентом. Тем, который желает поскорее избавиться от этого звания.

До 23 августа 2010 года Иса Ямадаев поддерживал версию о том, что его брат Сулим жив. И лишь после встречи с президентом Чечни он озвучил информацию о смерти брата после продолжительного коматозного состояния и отключения его от аппарата жизнеобеспечения по решению близких родственников. В любом случае, кто бы ни вершил судьбы семьи Ямадаевых, можно согласиться с мнением известного эксперта по вопросам безопасности и терроризма Андрея Солдатова, написавшего, что российские власти не слишком эффективны в защите людей, которых когда-то открыто и с выгодой для себя использовали. В самом деле, вся история с Сулимом Ямадаевым приобретала дополнительную остроту из-за того, что российский офицер, герой боев в Южной Осетии оказался вынужденным отправиться на чужбину в далекие Эмираты. Вместо повышения по службе в своей стране. Но как бы то ни было, а старые страницы истории семьи Ямадаевых закрыты. Каковы же новые? И в чем их явный и скрытый смысл?

Иса Ямадаев (высказавший в свое время немало острых слов в адрес Рамзана Кадырова, включая и прямые обвинения) заявил, что не видит особых причин для продолжения противостояния с президентом Чечни. По его словам, долгое время некие «злые силы» искусственно вбивали клин между ним и Рамзаном Кадыровым. Теперь же наступило время для обретения долгожданного согласия и единения. Как это часто бывает на постсоветском Кавказе встрече и примирению попытались внешне придать традиционалистский налет. «Я благодарен Кадырову также за то, что он ранее навестил мою маму и с уважением отнесся к ее просьбам», - к месту вспомнил Иса Ямадаев. В итоге прозвучало следующее резюме: «Мы не позволим впредь никому манипулировать собой. Мы обо всем поговорили, поняли друг друга и простили. И я заявляю, что мы отныне являемся соратниками президента Чеченской Республики». Не обладая всей полнотой информации о закулисной стороне данной политической сделки, мы можем зафиксировать вывод, что называется, лежащий на поверхности. Еще один оппонент Рамзана Кадырова пошел с ним на «мировую». В понимании же президента (пока еще) Чечни «мировая» означает подчинение его власти (и формальной, и неформальной). Более того, сделана еще одна заявка на роль не президента Чечни (как субъекта РФ), а президента «всех чеченцев», что превращает Кадырова в фигуру совсем иного масштаба.

В своем блестящем биографическом исследовании «Рамзан Кадыров - российский политик кавказской национальности» известный российский востоковед Алексей Малашенко справедливо замечает, что лидера Чечни трудно отнести к какому-то определенному разряду или классу политических деятелей. Однако его важнейшей чертой является то, что Кадыров - есть «ярко выраженный этнонациональный лидер, его цель - сохранение и возвеличивание своего этноса любыми возможными средствами». Если мы примем этот тезис, то многие шаги Кадырова и его команды становятся более понятными и логичными. Это и борьба за отмену КТО (хотя таковая и не была тщательным образом подготовлена и реализована, свидетельством чему рост числа терактов в республике). И амнистия по своим собственным сценариям и правилам. И борьба с федеральными структурами власти и крупными российскими корпорациями. И все игры и заявления вокруг «лондонского сидельца» Ахмеда Закаева. Некоторые люди в Чечне в шутку начинают строить прогнозы относительно того, что в скором времени некоторые «умаровцы» начнут присягать Рамзану Кадырову. И в этом ничего удивительного нет. История Кавказа (как и любого фронтирного региона) знает немало примеров относительно легкой смены лояльностей. Разве отец нынешнего президента Чечни или некогда его оппоненты Ямадаевы не совершали такие политические развороты? И разве не сделал его Ахмед Закаев, публично признавший нынешние власти в Грозном сторонниками чеченского национального дела. Вчерашняя лояльность (и принципиальность вообще) не важна. Главное – лояльность сегодняшнего дня и готовность признавать право силы и сильного. Коль завтра такая сила утратит свое значение, можно будет совершить новый разворот. Это - всего лишь мудрое стратегическое предвидение. В любом случае, все прошлые и настоящие оппоненты Кадырова признают одну простую истину: если у тебя нет ресурсов и сил для противостояния президенту Чечни, с ним лучше помириться, признав его «царем горы». В этом случае можно принять участие в национальном проекте и получить свой небольшой «участок работы». Для этого не нужны какие-то особые заслуги перед Россией, достаточно внешней лояльности первому лицу в Чечне (официальные названия этого лица не имеют принципиального значения). Но проблема в том, что вся эта работа называется «национальное строительство» Чеченской Республики и осуществляется оно лишь под формальным контролем Кремля и федеральных структур. Точнее сказать эти последние вполне довольствуются изъявлениями признаков внешней покорности и почтения.

Тем временем в Грозном идет подготовка к Всемирному конгрессу чеченского народа (он намечен на октябрь нынешнего года). На этом форуме Рамзан Кадыров получит новую легитимацию, как лидер чеченцев всего мира. И примирение с представителем некогда оппозиционной семьи станет хорошим фоном для этого. Скорее всего, не за горами и новые оригинальные инициативы, и политические сенсации.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник (Visiting Fellow) Центра международных и стратегических исследований, Вашингтон, США



0 комментариев