Фонд «Альтаир» и Максим Шевченко: Образование поможет дагестанцам

Надежды молодых дагестанцев на решение сложнейших проблем своей родной республики сподвигают их на то, чтобы самим активно участвовать в поиске наиболее действенных и эффективных методах стабилизации ситуации в Дагестане.

1
на фото: Максим Шевченко

Именно этой теме была посвящена встреча известного журналиста Максима Шевченко с дагестанскими студентами, состоявшаяся на прошлой неделе была организована на прошлой неделе Фондом поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир» и Ассоциацией дагестанской молодежи.

Встреча состоялась в зале заседаний Общественной палаты РФ. Она собрала почти полторы сотни участников, неравнодушных к судьбе Дагестана и Кавказа. Максим Шевченко о проблемах региона, как всегда говорил горячо и со страстью.


В принципе, он уже неоднократно заявлял, что его можно считать полноценным кавказцем и даже дагестанцем. И каждый житель региона знает о том, насколько он неравнодушен к проблемам и судьбам каждого народа, здесь проживающего.

Ситуация в Дагестане по-прежнему оставляет желать лучшего. Республику продолжают сотрясать резонансные убийства, взрывы, митинги. Напряжение в обществе растет. Тем временем, смена руководства, создание рабочей команды, новый курс развития не могли ускользнуть от пристального взгляда дагестанцев.

Изменения затронули сердца и умы молодых людей. Их боль за родной Дагестан, их надежды на улучшение ситуации к лучшему, их готовность в нести в это дело и свой вклад, и диктовали им вопросы, с которыми они обращались к известному журналисту.

Прежде всего, молодежь интересовалась перспективами развития региона, проблемами, с которыми может столкнуться руководство республики. Приведем наиболее актуальные вопросы.

- С чем связано отстранение от должности Магомедсалама Магомедова и назначение Рамазана Абдулатипова? Какова основная причина данного решения?

- Де-факто Магомедсалам Магомедов не понижен, а повышен в должности, фактически он поставлен руководить национальной политикой в стране. После Рамазана Абдулатипова это второй дагестанец, который попал на политическую позицию такого уровня. Он доктор экономических наук, интеллигент на фоне суровых ребят со сломанными ушами и носами.

Что за этим стоит? Ситуация, которая сложилась в Дагестане, совершенно нетерпима. В этой системе я наблюдаю много порядочных людей, которые в другой ситуации, изменись правила игры, приносили бы огромную пользу Дагестану.

Триаду в составе бюрократии, силовых структур, финансовых спекулянтов и откровенного криминала, терпеть было невозможно. Думаю, что федеральная власть это поняла.

Это не вина Магомедсалама Магомедова. Это ситуация, сложившаяся с девяностых годов, которая одних дагестанцев поставила над другими, позволяла делать что угодно с землей, водой, лесами.

Мне кажется, надо было что-то менять. Поэтому Магомедсалам Магомедов ушел в Администрацию президента на более широкий стратегический уровень. На мой взгляд, серьезные события будут в сентябре, когда будут выборы. Я не думаю, что они будут прямые, думаю, что парламенту Дагестана будут предложены кандидатуры.

- Как побороть сложившуюся ситуацию?

- Рамазан Абдулатипов очень умный человек. Его главной опорой являются не элиты, а народ Дагестана. Считаю, что должен быть создан съезд народов Дагестана, именно на нем должны быть предложены кандидатуры для выборов главы республики. Система может быть изменена демократическими усилиями.

- В чем сила нынешнего главы республики?

- С одной стороны, он имеет федеральный взгляд на ситуацию, не замешан до конца в эти тухумные разборки. С другой стороны, долгое отсутствие в Дагестане является его слабостью.

Это слабость для тактической политики, потому что с сильными людьми надо договариваться, но это сила для стратегической политики. Чем быстрее он создаст различные структуры для вовлечения дагестанского народа в институт обсуждения и принятия решения, тем сильнее будет его позиция, как руководителя Дагестана.

- Как Вы оцениваете кадровые перестановки новой команды?

- Я их оценивать не могу, он их делает под себя. Мы заметили назначение Абусупьяна Хархарова и другие назначения. Заметили уход керимовских людей. Я считаю, что присутствие Сулеймана Керимова стратегически важно для Дагестана.

Под его имя дают деньги, кредиты, он известен в международном бизнесе. Нельзя допустить, чтобы он ушел из Дагестана. Присутствие братьев Магомедовых тоже стратегически важно.
Я думаю, Дагестан заинтересован в консолидированной позиции вменяемых людей. Если бы меня спросили, я бы не рекомендовал делать резких движений в этом вопросе.


Отстранение видных дагестанских бизнесменов от дел не дает покоя молодым дагестанцам. Они видят в данной ситуации подвох, считают ее несправедливой. Это и дело Ахмеда Билалова, и снятие Зиявудина Магомедова с АТЭС. Что стоит за этими громкими делами?

- Я никакой коррупции в деле Ахмеда Билалова не видел, там было завышение стоимости. Он попал под раздачу. Он не хуже и не лучше многих. Я с ним много контактировал по работе, он образованный, вежливый человек.

Но бывают в жизни человека черные полосы. Он действовал в рамках общепринятой системы. Я надеюсь, что все сложные вопросы прояснятся, и он сможет принести пользу Дагестану и России. Такими опытными людьми, на мой взгляд, разбрасываться не стоит.

- Если предположить, что ряды боевиков подпитываются молодыми людьми, то возникает вопрос, это по причине неблагополучия или невежества? Если по причине невежества, то стоит ли повышать качество религиозного образования и делать его всеобщим?

- Образование – ключ от многих бед, как Кавказа, так и России. Но не стоит унифицировать Дагестан. Невежество зачастую исходит со стороны тех, кто других обвиняет в невежестве. Надо отличать проповедь радикализма от сложных вопросов ислама.

Во всем остальном, все направления ислама, которые присутствуют на территории Дагестана, смогут договориться. Российская Федерация не должна преследовать человека за его вероисповедание, только за дела и за проповедь злых дел.

* * *
2

Молодежь интересовалась тем, что удастся ли Рамазану Абдулатипову добиться подчинения силовиков себе, методами борьбы с терроризмом. Максиму Шевченко, как правозащитнику были заданы вопросы о правомерности запрета хиджаба, совершения намаза в учебных заведениях и другие вопросы подобного характера.

Темы, затронутые на встрече, свидетельствовали о том, что молодежь социально и политически активна, ей небезразлично будущее Дагестана. Многие выразили благодарность за проведенную встречу и возможность напрямую задавать вопросы Максиму Шевченко.

Некоторые вопросы может и звучали наивно, но это то доверие, которое молодежь оказывает журналисту, видя, насколько хорошо он владеет информацией и сопереживает своему «многострадальному Дагестану».



0 комментариев