Депортация в неизвестность

К 70-летию со дня депортации крымскотатарского народа

В эти дни в Крыму отмечается самая печальная и трагическая дата в истории крымских татар – 70-ая годовщина со дня депортации коренного народа полуострова. 18 мая 1944 года решением сталинского режима СССР крымскотатарский народ был подвергнут насильственному и тотальному выселению со своей родины.

Депортация была осуществлена через месяц после изгнания из Крыма немецких оккупантов. Крымские татары вместе с людьми других национальностей радовались приходу советских войск и активно налаживали мирную жизнь на полуострове. Несколько десятков тысяч крымскотатарских воинов, солдат и офицеров, в это время воевали в рядах Советской Армии, участвуя в освобождении остальной территории страны.

Однако у руководства советского государства в отношении будущего крымскотатарского народа были свои планы…

11 мая 1944 года за подписью И. Сталина было принято постановление Государственного Комитета Обороны СССР № 5859 сс «О крымских татарах», в котором выдвигалось чудовищное по своей надуманности и последствиям обвинение о массовом сотрудничестве крымских татар с немецкими оккупационными властями. На основании этого документа коммунистическим режимом в течение 3 дней, с 18 по 20 мая, была осуществлена спецоперация по выселению коренного населения Крыма.

Накануне этих страшных дней все мужчины призывного возраста, включая тех, кто подрос за годы фашистской оккупации, были собраны на призывных пунктах, откуда их отправили под конвоем в Трудовую Армию, на шахты Казахстана и России.

Спецоперация была проведена войсками НКВД и армии в условиях военного времени. Накануне все населенные пункты, в которых проживали крымские татары, были оцеплены военными подразделениями. 18 мая перед рассветом в дом каждой крымскотатарской семьи ворвались группы из 2-3 советских военнослужащих, объявили о приказе по принудительному выселению из Крыма, дали на сборы 15 минут и разрешили взять с собой минимум вещей и продуктов. Затем эти семьи были сопровождены под конвоем в места сбора, откуда вывозились на грузовых автомашинах на крымские железнодорожные станции. На этих станциях крымские татары – в основном женщины, старики и дети – были битком погружены в вагоны для перевозки скота и эшелоны потянулись в направлении Средней Азии, Урала и Сибири.

Из воспоминаний Зейтуллы Мамутова, 1926 г.р., уроженца с. Партенит Ялтинского района Крымской АССР:«17 мая 1944 года на окраину села Партенит подъехала колонна из 12 машин (американских). В каждой машине, кроме водителя, было по два солдата. Жители собрались на площади перед единственной в селе крымскотатарской школой и организовали угощение приехавшим. Гуляние продолжалось до 23.00, потом все мирно разошлись.

18 мая в 3.00 утра в дверь постучали. Эти же солдаты объявили, что крымские татары выселяются из Крыма, дали 15 минут на сборы. Родители начали плакать, не понимая, что случилось. Тогда я спросил: «Только нашу семью выселяете?». Мне ответили: «Всех крымских татар из Крыма». Мама кинулась к сундуку, но один солдат ее грубо оттолкнул. Тогда она взяла одно одеяло, дала мне ведро, наполовину наполненное мукой. И пошли на ту же площадь перед школой, уже оцепленную солдатами. Там все жители стояли до рассвета, а в 6.00 дали команду грузиться в машины. Солдаты вели себя грубо, оскорбляли ни в чем не повинных людей».

Айше Читак,1928 г.р.,уроженка с. Ай-Василь Ялтинского района Крымской АССР, так описывает выселение своей семьи:

«Отец мой – Читак Мустафа – умер в 1933 голодном году. Нас у матери Читак Бейе, 1895 г.р., осталось 9 человек детей […].

За день до депортации целая вереница пустых машин проехала по дороге в сторону Дёнюм. Мне это показалось очень странным, мы в то время сажали табак в поле. У нас были хорошие знакомые из «русского поселка», который находился в районе современного троллейбусного парка г. Ялты на речке Гува. Звали эту девушка Вера, фамилия ее была Корсак. Она училась в пединституте г. Ялты. Она предупреждала маму о выселении, сказав, что они получили секретное письмо. Но мама не поверила, сказав, что не может этого быть, мои сыновья служат в армии и воюют на фронте. 18 мая, часа в 4 утра мы были разбужены вооруженными солдатами, на сборы дали 15 минут […].»

Навсегда запечатлелся этот день в памяти Расима Юнусова,1938 г.р., уроженца с. Старые Шули Балаклавского района Крымской АССР: «18 мая 1944 года я помню как сегодняшний день, как будто перед глазами страшный сон. На рассвете с шумом и криками ворвались в дом три солдата в военной форме и с оружием в руках. Мне было 5 лет 10 месяцев. Я не понимаю, что происходит, мы, дети, сонные, плачем, мать с грудным ребенком на руках плачет. Эти трое военных что-то кричат и, подталкивая всех прикладами, выгоняют из дома во двор. В этой суматохе мать подает мне в руки торбу с орехами 1,5-3 кг и молитвенник (Къуран). Это заметил один из солдат, вырвал из моих рук торбу и молитвенник и выбросил в сторону, орехи рассыпались во все стороны. Когда солдаты, подгоняя всех во двор, вышибли у отца из-под руки костыль, он упал и не мог идти. Дядя Халиль, инвалид гражданской войны 1918-1920 годов, помог ему».

Эшелоны везли высланный народ за тысячи километров от Крыма, распыляя его на огромной территории СССР. В пути следования, продолжавшемся от 3 до 6 недель, высланные страдали от голода, жажды, отсутствия медицинской помощи и болезней, жестокого обращения. Тела умерших не разрешалось хоронить, конвой принуждал убитых горем людей оставлять их на остановках вдоль железнодорожной колеи, либо выбрасывал трупы из вагона во время движения поезда.

Крымские татары развозились эшелонами в 3 союзные республики: Узбекскую ССР — 37046 семей, что составляло 151424 человек, Казахскую ССР — 2426 семьи (1666 взрослых) и РСФСР – 38843 человека. В Российской Федерации высланных крымских татар распределили следующим образом: в Башкирию — 284 семьи, Якутию — 93 семьи, Горьковскую область — 679 семей (2376 человек), Молотовскую — 2342 семей (10002 человека), Свердловскую — 902 семьи (3591 человек), Ивановскую — 157 семей (548 человек), Костромскую — 1957 семей (6338 человек), Марийскую АССР — 2291 семей (9178 человек).

Всего по данным НКВД в результате депортации из Крыма было вывезено 193865 крымских татар. При этом не учитывались такие категории как воевавшие на фронтах Второй мировой войны солдаты и офицеры Советской Армии, ранее эвакуированные, трудармейцы. Эти довольно большие, многотысячные группы были отправлены в места спецпоселений основного контингента наказанного народа уже после окончания войны.

Согласно сведениям Национального движения крымских татар, которое силами активистов провело в середине 1960-х годов перепись крымскотатарского населения, всего из Крыма было выселено 238 500 человек.

Большая часть крымскотатарского народа была вывезена в Узбекистан, экономика которой получила огромную подпитку в трудовой силе.

Не понимающих, что происходит, больных и истощенных изнурительной, долгой дорогой, стрессом и голодом людей, в основном женщин, инвалидов, стариков и детей, высаживали на железнодорожных станциях, где их встречало местное население, заранее подготовленное и враждебно настроенное против едущих к ним «предателей социалистической родины».

На местах спецпоселений крымских татар был установлен жестокий комендантский режим, им не разрешалось покидать территорию спецпоселения, а их труд практически использовался в качестве рабской силы. Чтобы помочь выжить семьям, зачастую не имевшим своих мужчин-кормильцев, на тяжелые и изнурительные работы на полях, рудниках, стройках, лесоповалах ради мизерного пайка хлеба шли 12-15-летние подростки.

Отсутствие элементарных санитарно-бытовых условий, скученность и, как следствие, эпидемии различных болезней, непривычный жаркий климат в Средней Азии и холодный — на Урале, нехватка продуктов питания, анемия, тяжелый физический труд на полях и промышленных стройках, которым были заняты практически все, кто мог мало-мальски держать хотя бы лопату в руках, — все это усугубляло и без того тяжелое положение крымских татар и привело к большой смертности среди них.

Массовый голод и эпидемии (тиф, малярия, дизентерия) унесли десятки тысяч жизней. Вплоть до 1948 года смертность среди ссыльных превышала рождаемость. По данным НКВД общее количество умерших спецпереселенцев из Крыма в масштабе СССР, за первые годы депортации составило 44 125. Национальное движение крымских татар на основе результатов переписи крымскотатарского населения середины 1960-х годов называет число погибших в первые годы высылки в 110 200 человек, что составляет 46,2% от всех высланных.

Вернемся опять к воспоминаниям очевидцев, прошедших через ад депортации и спецпоселений.

Розиле Меметова,1936 г.р., уроженка г. Ялта Крымской АССР:«В Беговате наших людей поселили в землянки – это глубоко выкопанные в земле длинные сооружения (длиной 40-50 метров и шириной 10-15 метров) без окон, только крыша, покрытая землей, и вырытые ступеньки для спуска. Заселяли нас по 70-80 человек: стариков, мужчин, женщин, детей, больных – всех вместе. Я никогда не забуду беговатских землянок, они с детства перед моими глазами. Люди умирали семьями; а семьи у нашего народа обычно большие, много детей. От голода, малярии, кишечной инфекции (дизентерии, брюшного тифа), сыпного тифа, вызванного завшивленностью, умирали в первую очередь дети и старики. Хоронить умерших было некому, все были настолько обессилены, что еле шевелились, а мужчины еще не вернулись с фронта. Зимой положение наших людей стало еще хуже. Смерть косила их, попавшие в больницу больше не возвращались, землянки превратились в могилы, где вместе с еле живыми лежали и мертвые… Голод оставил сиротами очень много крымскотатарских детей. В 1945-1946 годах эти дети выглядели хуже, чем в концлагерях. Их собирали и сдавали в детские дома. В 1944-1945 годах умерло около половины высланных людей, хоронить было некому, поэтому умерших собирали в одну телегу и вывозили в общую могилу. Хоронить по обычаю не могло быть и речи».

Меметов Фарык, 1930 г.р., уроженец с. Орталан Карасубазарского районаКрымской АССР:«Нас привезли на Мирзачульский железнодорожный вокзал Ташкентской области, затем началось распределение. Наша семья попала в колхоз Кызыл Къахраман Мирзачульского района Ташкентской области Узбекистана. Нас поселили в маленькую постройку без окон, двери. В 1944-45 годах от голода и болезней в нашей семье умерли 9 человек из 10:

1. Меметов Фазыл – отец, 1898 г.р.,

2. Фазыл Салия – сестра, 1928 г.р.,

3. Фазыл Веджди – брат, 1932 г.р.,

4. Фазыл Сулия – сестра, 1934 г.р.,

5. Фазыл Бедрие – сестра, 1936 г.р.,

6. Фазыл Тензиле – сестра, 1938 г.р.,

7. Фазыл Асан – брат, 1940 г.р.,

8. Фазыл Союн – сестра, 1940 г.р.,

9. Фазыл Сенар – брат, 1944 г.р.

В живых остался я один, воспитывался в детском доме».

Комендантский режим стал одной из форм всеобъемлющего контроля и дискриминации крымскотатарского народа, оказавшегося по воле советского руководства вне закона. Крымские татары не имели права без разрешения покинуть территорию спецпоселения, а значит, проведать родственников, присутствовать на похоронах свадьбах, отправиться на учебу в другой город и т.д. За самовольный выезд или побег из мест обязательного поселения виновные подлежали привлечению к уголовной ответственности. Определялась и мера наказания за это преступление – 20 лет каторжных работ.

Огромные масштабы потерь численности, условия, при которых были понесены такие жертвы, десятилетия удерживания на местах высылки, ограничения прав, фактическое уничтожение национального образования, отрицание истории, богатой культуры и самого этнонима «крымские татары» привели к серьезнейшим последствиям в последующем развитии крымскотатарского народа. Однако они не смогли сломить его волю в стремлении вернуть родину и восстановить свои права.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1956 года крымские татары полностью снимались с учета спецкомендатур и освобождались из-под административного надзора органов МВД. В указе подчеркивалось, что снятие ограничений по спецпоселению не влечет за собой возвращение имущества, конфискованного при выселении, и право возвращаться на прежнее место жительства. Снятие с учета проводилось под расписку, которая приобщалась к личному учетному делу спецпереселенца.

Вернуться на свою землю они смогут лишь спустя полвека со дня потери родины после долгой и изнурительной общенародной борьбы за возвращение, развернутой Национальным движением крымских татар. Сейчас в Крыму проживают около 300 тысяч крымских татар, в то время как он остается далеким и недосягаемым для более чем 100 тысяч их соотечественников, оставшихся по воле судьбы до сих пор на чужбине…

Эльведин Чубаров, старший научный сотрудник Научно-исследовательского центра крымскотатарского языка, литературы, истории и культуры при Крымском инженерно-педагогическом университете (Симферополь)


4 комментариев


  1. (18.05.2014 08:30) #
    -3

    СубханАллах!Читаешь и по телу дрожь, вот так решение одного человека ломает судьбы целого народа и никто за это наказание не получил в этой жизни, но по воле Аллах он получит его в той жизни!

  2. (18.05.2014 23:36) #
    0

    Тяжело и больно читать эти строки. Конечно, крымским татарам трудно выкинуть из сердца эту боль. Но надо набраться терпения и жить. Лидерам в эти трудные времена - мудрости и сплоченности.

  3. (18.05.2014 23:52) #
    -4

    Депортация крымских татар. Сталинский фашизм
    http://www.muslim-info.com/
    Татары выселены для создания в Крыму израиля.

    • (20.05.2014 11:43) #
      3

      Не читайте муть,при дедушке Сталине,создание израиля или Крымской Калифорнии, в Крыму было невозможно,но попытки были.А потому была разработана операция "белый лебедь",подогнаны скотские вагоны для евреев,и отправки их туда,что мы сегодня называем ЕАО со столицей Беробиджан. Не вводите людей в заблуждение.